Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
24 декабря 13:20Распечатать

Михаил Ситников. ДЕЙСТВИЕ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ. Активность противников свободы совести становится залогом их краха. Некоторые выводы по итогам 2006 года


Общепринятая склонность к подведению итогов чего-либо по истечении определенных отрезков времени - результат свойственного людям стремления как-то разобраться в постоянно усложняющейся действительности. Что только не подвергается инвентаризации накануне Нового года, и кто только не подводит итог сделанному или случившемуся в самых разных областях человеческого общежития! Однако если попробовать сделать то же самое в отношении одной из категорий, находящихся на стыке права и этики, то разложить все, что очень важно и имеет к этим категориям непосредственное отношение, будет еще затруднительнее. Речь идет о свободе совести (точнее, сознания), представление о которой чаще всего облекается в сухие факты, свидетельствующие о её нарушениях в более или менее грубой форме. А также в описание спекуляций, которые возникают вокруг этого неуловимого для многих понятия.

Казалось бы, что может быть проще свободы совести, входящей в ряд "естественных прав" личности, которыми она обладает от рождения? Таких же прав, как право на жизнь, на любовь, или на то, чтобы именоваться человеком, а не ящерицей. Но действительность самым парадоксальным образом демонстрирует нам, что соблюдение этого простого принципа часто оказывается для человеческого сообщества задачей достаточно трудной, а иногда и откровенно непосильной. К великому сожалению, к "залам для демонстраций" такого парадокса, наряду с откровенно уродливыми тоталитарными режимами современности, можно отнести и нашу страну. Хотя за высказывание нестандартных идей или исповедание "неположенной" религии официально в России не подвергают казни через повешение. Это было бы для наполовину европейской страны чересчур. С очень неудобной для любителей попирать человеческое достоинство свободой у нас обходятся иначе – ее последовательно и упорно девальвируют, не давая гражданам дорасти не только до того состояния, когда придерживаться ее станет обычным делом, а даже до того, чтобы уразуметь, наконец, что это вообще за "диковина".

Европе для такого уяснения потребовалось, как известно, немало времени – несколько веков. Так же, как ей потребовалось не меньшее время и для формирования национальных идей, которые в каждом государстве становились результатом эволюции общественного сознания и культуры, а не вводились директивно, как "чучхе" в Северной Корее, "маоизм" в Китае или "марксизм-ленинизм" в Советском Союзе. Однако опыта крушения большевицкого режима со всеми последующими пертурбациями россиянам оказалось все же недостаточно, чтобы придти к тем же выводам, к каким пришли их соседи-европейцы. Поэтому и продолжается до сих пор в России безуспешный поиск какой-то сакральной "национальной идеи", которая а приори почему-то противопоставляется конкретному человеку с его правами, который, не дай Бог, догадается, что отсутствие реальных гарантий свободы совести для него – это залог беспомощности.

Подобные тенденции особо обостряются в определенные периоды, например, перед выборами, когда от социума требуется пусть одномоментная, но слаженная и, более-менее, осознанная активность. Уходящий 2006 год в этом смысле справедливо считать если и не переломным, то, в соответствии с принятой в былые пятилетки градацией, "определяющим". Потому что именно в этом году понятие и состояние свободы совести в России были травмированы особо ощутимо, что повлекло за собой зарождение некоторых новых общественных тенденций.

Представления об основополагающей свободе, как очень точно определяют свободу совести специалисты, не успев даже оформиться, были поколеблены в 2006 году инициативой наиболее влиятельной религиозной организации страны, приступившей к исполнению "госзаказа" светской власти на срочное оформление "национальной идеи". То обстоятельство, что это наименование по самой сути своей и условиям его декларирования не может употребляться без добавления словечка "эрзац", никого не смущало. Хотя на то она и "национальная идея", чтобы рождаться непосредственно у нации, а не прививаться каждый раз текущими режимами, сменяющимися в последнее время в странах постсоветского пространства все чаще.

Предваряя предложение альтернативной "церковной концепции прав человека" на Всемирном русском народном соборе (ВРНС), председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата (ОВЦС МП) митрополит Кирилл (Гундяев) определил ценностные ориентиры современной цивилизации следующими словами: "Мы становимся свидетелями того, как концепцией прав человека прикрываются ложь, неправда, оскорбление религиозных и национальных ценностей. Кроме того, в комплекс прав и свобод человека постепенно интегрируются идеи, противоречащие не только христианским, но и вообще традиционным моральным представлениям о человеке". Несведущий человек мог вынести из такого обвинения лишь то, что общемировая концепция прав и свобод человека представляет собой декларацию аморализма и антихристианства. В то время как обещанная митрополитом Кириллом "концепция от РПЦ МП" способна исправить столь плачевное состояние дел, если не во всем мире, то в России-то наверняка. А далее появилась и сама "православная концепция", в которой стилизованное под "православно-державное" (с ударением на втором слове) представление о правах личности было поставлено вне существующего в России и мире правового поля, права человека оказались подменены неопределенной "соборностью" (по сути - фарисейским призывом жертвовать своими интересами и правами ради "интересов государства", под которыми, на самом деле, понимаются корпоративные интересы власть предержащих). Интересно, что, по мнению околоцерковных идеологов, права и свободы человека могут быть ограничены ради защиты таких ценностей, как вера, нравственность, святыни и Отечество, что предполагает, как бы, внутреннее, органическое несоответствие прав человека (и свободы совести в частности) сохранению самих перечисленных ценностей. Однако на деле все обстоит строго наоборот, и посыл клерикалов оказался заведомо лживым. Ведь только сознательные и свободные человек и общество по природе своей не способны посягнуть на нравственность или религиозные ценности, а защита Отечества является для них естественным актом, не требующим раздумий или обсуждений.

Народ, опирающийся на общепринятые принципы прав человека и осознанно охраняющий свободу совести, оказался бы непригодным для манипуляций со стороны сравнительно малочисленного клана власть имущих. Ведь в таком случае власть оказалась бы вынужденной следовать своему прямому предназначению – охране оптимальных условий для развития общества и служению, таким образом, общественному благу. В нынешней ситуации "клан" представлен в России государственной и властной бюрократией, в которую незаконно, но фактически входит и немалая часть религиозной номенклатуры, обеспечивающей сакрализацию противоправного произвола. А заодно, выражаясь языком околорелигиозных идеологов, "зомбирующей" общественное сознание ложными представлениями о моральных и правовых целях современной христианской цивилизации. В результате общество оказывается искусственно дезориентированным, как бы разрывающимся между двумя концепциями, одна из которых реальна, а вторая – надуманна и спекулятивна.

Спекулятивность предложенной на ВРНС "православной концепции прав человека", прежде всего, в том, что искажая донельзя представление об общечеловеческих ценностях, авторы этой идеологии противопоставляют им, ни много ни мало, как якобы "истинные религиозные убеждения" и саму веру. Поэтому вполне понятно, что мнимое "посягательство" той же свободы совести на "истинные религиозные убеждения" станет вызывать у тех верующих, которые не знакомы со Всемирной Декларацией прав человека, искреннее возмущение. В результате процесс осознания обществом своих прав и свобод окажется серьезно осложнен или сорван. А естественное формирование национальной идеи станет невозможным, не умаляя ее востребованности в обществе. Зато, пользуясь такой растерянностью, правящему "клану" будет гораздо легче навязать народу под видом национальной идеи все, что угодно. Именно этим процессом перехода от "смущения" к активному "навязыванию" и отличается уходящий 2006 год от нескольких предыдущих.

В такой обстановке положение со свободой совести в стране, всегда напрямую зависящее от ясности восприятия этой правовой категории, конечно же, не может быть удовлетворительным. Когда в обществе не существует единых этических критериев для определения достоинства человека, под свободой совести может подразумеваться все, что угодно, в том числе и исключительное право на свободы только для "правильных православных". Подмена понятий с апелляцией к религиозным чувствам, заставляет людей выбирать между религиозными ценностями и естественным правом, что само по себе противоестественно. При этом нарушения принципа свободы совести удаются узурпаторам права сравнительно легко и становятся массовыми, что и было продемонстрировано в ушедшем году. Это, например, активное наступление церковных и светских клерикалов на систему образования, увенчавшееся известными актами введения обязательного обучения религии по версии РПЦ МП в светской школе в отдельных регионах Российской Федерации. Тотальное наступление клерикальной идеологии в 2006 году по всем направлениям пережило всплеск особенной активности, что нетрудно связать с началом политической предвыборной суматохи. Будучи основным идеологическим "подрядчиком" на выполнение заказа власти, РПЦ МП мобилизует в этом году все свои структуры и подразделения, которые по разным направлениям проталкивают в жизнь адаптированные к обстоятельствам внутриконфессиональные нормы. Разумеется, это не касается действительно верующих православных, в силу нравственных принципов не способных использовать религиозные ценности в политических целях, а относится к чиновничеству церковно-административного аппарата. Под видом осуществления некоей "спасительной миссии" отдельные представители религиозной бюрократии и околоцерковных кругов проводят организованные акции по дискредитации инаковерующих, по вытеснению из системы образования научных дисциплин с заменой их теологией (вернее - "эрзацтеологией"), выступают с заявлениями, призванными подчеркнуть примат права религиозной организации определять светские общественные процессы и манипулировать ими. В азарте клерикалы доводят дело до откровенно комичных форма. Вот, например, в Санкт-Петербурге организуется новый "обезьяний" процесс против преподавания в средней школе теории эволюции, включающей в себя и исследования Чарльза Дарвина. В качестве альтернативы клерикалы предлагают преподавание детям вульгарной формы креационистской теории происхождения человека.

На фоне роста клерикальной активности на идеологическом уровне, в стране продолжаются и учащаются провокации "низового звена" псевдоправославных против конкретных религиозных общин и организаций. Совершаются налеты на так называемый "Богородичный центр", продолжаются преследования протестантских религиозных организаций, вайшнавов (кришнаитов) и представителей прочих вероисповеданий, существующих на территории страны. Массовому остракизму и прямым преследованиям подвергались в уходящем году даже мусульмане, что особенно ярко проявляется в северо-кавказском регионе, в Татарстане, Башкортостане, Астраханской области. Таким образом, "тезисы" Х ВРНС, закрепленные в принятой на нем "православной декларации", становятся теоретической основой и, в определенной мере, политической программой клерикальной узурпации светских общественных институтов России.

Однако, несмотря на явные признаки массированного наступления на свободу совести и права человека в целом, в последние месяцы уходящего 2006 года нельзя было не заметить адекватного этому процессу общественного оживления. Вероятно, это можно объяснить "издержками" самой клерикальной узурпации, зашедшей слишком далеко. Бесчинства, творимые в этой сфере, с каждым днем становятся все заметнее широким массам населения, которые совсем недавно не обращали на них особого внимания. Родители детей, которых понуждают изучать ОПК, осаждают органы местной власти и прокуратуры, что в регионах приобретает уже организованные формы. Представители самых разных политических партий, движений и общественных организаций в своих документах обращают внимание на массовость нарушений в стране принципа свободы совести, конституционного принципа светскости государства и неприглядную роль в этом церковных и светских чиновников. Противоправность и циничность происходящего вызывает у всё большего числа людей устойчивую неприязнь и отторжение. Но самое главное заключается в том, что общество начинает быстро постигать глубокое различие между подлинными ценностями религиозной культуры и тем, что выдают за них религиозные чиновники. Поэтому и организации, которые еще недавно воспринималось чем-то сакральным, не вызывают уже сомнений в том, что они являются лишь одной из функций всеобщей бюрократической системы подавления народного сознания. Во многом способствовала этому и продемонстрированная в ходе ВРНС тяга церковной иерархии к тем самым реакционным ценностям, которые сформулированы в "православной концепции прав человека" и стали руководством для современных православных клерикалов. Уже сегодня можно сказать, что упомянутая "декларация" заведомо представляла собой "мертворожденное дитя", которое начинает приносить обратный эффект.

Вот это обстоятельство, вероятно, и следует считать тем самым признаком, в соответствии с которым уходящий 2006 год в плане состояния свободы совести (сознания), вернее называть не переломным, а определяющим. Перелом же в сознании россиян, вероятнее всего, наступит достаточно скоро. Ведь в предвыборные периоды все процессы, связанные с ними, кардинально ускоряются. Поэтому растущая активность всевозможных клерикалов в их наступлении на светские нормы и станет залогом роста тотального сопротивления этой губительной для России тенденции.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования