Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
18 декабря 18:55Распечатать

Сергей Бурьянов. ОБРАТНАЯ СТОРОНА МАРСа. Что мешает Международной ассоциации религиозной свободы на практике защищать гонимых верующих?


Международная ассоциация религиозной свободы (МАРС) является едва ли ни самой известной организацией в области защиты прав человека на свободу вероисповедания, и имеет филиалы во многих странах мира (более чем в 60), в том числе и в России [1], где он в настоящее время называется "Евразийским отделением".

В представительности Евразийскому отделению (ЕАО) МАРС (до 2002 г. Российское отделение - РО) не откажешь. При создании в июле 1992 года в РО МАРС вошли: РПЦ МП (с 1997 г. – в статусе наблюдателя), Русская Православная Старообрядческая Церковь, Центральное духовное управление мусульман, Католическая Церковь в России, Церковь христиан адвентистов седьмого дня, Российский Союз евангельских христиан-баптистов, Евангелическая Лютеранская Церковь, Союз христиан веры евангельской-пятидесятников, Конгресс еврейских религиозных общин и организаций России (КЕРООР), Буддийская Сангха России. Позднее в РО МАРС вошли: Российский объединенный союз христиан веры евангельской, Ассоциация христианских церквей "Союз христиан", Федерация еврейских общин России (ФЕОР), некоторые другие религиозные организации. Помимо представителей религиозных организаций в состав руководящих органов ЕАО МАРС входят видные адвокаты и ученые-религиоведы.

ЕАО МАРС декларирует высокие цели: "Содействие распространению принципов свободы совести, религиозной свободы и защита всеми законными средствами права каждого человека на выбор и исповедание религии или отказ и того и другого в соответствии с личным выбором" [2].

Таким образом, условия для успешной борьбы за религиозную свободу у этой организации есть. Однако реалии современной России дают мало оснований для оптимизма. Более того, в последние годы появляется все больше оснований сравнивать ситуацию в области свободы совести с советскими репрессиями инакомыслящих и инаковерующих. Например, в письме служителей незарегистрированных церквей евангельских христиан-баптистов, направленном на имя президента России, сообщается, что "снова подняты дела на верующих ЕХБ, собранные и составленные в годы репрессий", а также о том, что "соответствующие органы государственной власти намерены приступить к физическому устранению христиан, оказывающих или потенциально способных оказывать влияние на своих единоверцев, чтобы они неуклонно держались учения Иисуса Христа и твердо стояли на позициях независимости Церкви от государства". "Из опыта прошлых лет мы знаем, что достаточно эффективно для достижения поставленной цели могут послужить технические средства, медицина, имитация самоубийств, автокатастроф, несчастных случаев и т.д.", – говорится в письме баптистов Путину.

Кроме того, беспокойство служителей незарегистрированных церквей евангельских христиан-баптистов вызывает то, что "уже не один год, вопреки Конституции России (ст. 71, п. "в" и ст. 72, п. "б"), в субъектах государства вырабатываются и внедряются нормативные документы в области прав человека, направленные на ограничение свободы проповеди Евангелия. Такие Законы уже приняты в Белгородской, Магаданской, Смоленской, Курской областях, а также в других субъектах РФ" [3].Отражено ли все это в итоговых документах конференций, круглых столов, а также в публичных высказываниях руководства ЕАО МАРС? Например, 26-27 ноября 2002 года в Москве прошла юбилейная конференция "Свобода совести – важное условие гражданского мира и межконфессионального согласия", на которой были подведены итоги 10-летней деятельности Российского отделения МАРС.

Показательно, что принятие итогового документа прошло тогда практически без обсуждения, и в нем не нашли достаточно полного отражения ухудшение ситуации с религиозной свободой и усиление антиконституционных тенденций в области свободы совести в России (особенно в связи идеей "специального" юридического выделения "традиционных религиозных организаций" с наделением их льготами и привилегиями в обмен на политическую поддержку власти), отмеченные некоторыми участниками.

В заявлении, распространенном Институтом свободы совести в связи с результатами той конференции говорится, что МАРС "ориентирован на решение корпоративных интересов, даже в ущерб свободе совести каждого человека и общества в целом, и вообще не способен иметь и выражать принципиальную позицию в связи с вышеупомянутыми антиконституционными тенденциями" [4].

В правильности своих выводов представители Института могли удостовериться 19 января 2003 г., когда тогдашний президент ЕАО МАРС А.А. Красиков встретился с членами американской Комиссии по международной религиозной свободе [5], посетившей Россию с 17 по 25 января 2003 г. Президент ЕАО МАРС дал высокую оценку состоянию религиозной свободы в России и с оптимизмом сообщил членам комиссии, что статьи ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" 1997 года, которые раньше вызывали неприятие многих верующих, получили корректную интерпретацию в четырех постановлениях Конституционного суда РФ. "Попытки провести массовую чистку религиозных объединений провалились, – сообщил Анатолий Красиков. – До принятия закона в России было 16 тысяч религиозных объединений, а в 2002 году их насчитывалось 20 тысяч" [6].

Любопытно, что 26 ноября 2003 г. на V российской конференции "Методология и методики преподавания религиоведческих дисциплин в высшей школе", прошедшей во Всероссийской государственной библиотеке имени М.И. Рудомино, А.А. Красиков вспомнил о своей работе корреспондентом ТАСС в Ватикане. В частности, почетный президент ЕАО МАРС рассказал о поставленной тогда задаче: "Показывать всем, что у нас есть свобода совести".

16 ноября 2004 г. в московской гостинице "Россия" состоялся круглый стол "Государственно-конфессиональные отношения", организованный ЕАО МАРС при участии кафедры религиоведения Российской академии государственной службы (РАГС) при президенте РФ.

Выступление представителя Института свободы совести прозвучало диссонансом в сервильном хоре борцов за религиозную свободу. Он рассказал о кризисе свободы совести, в значительной мере обусловленном продвигаемой кафедрой религиоведения РАГС религиозной политикой; коррупционном характере государственно-конфессиональных отношений; использовании фактора упомянутых отношений в избирательных технологиях [7]. В завершение заседания на обсуждение был вынесен проект обращения к президенту В.В. Путину. Замечаний оказалось слишком много, и до голосования дело не дошло. Тем не менее, обращение было доработано "в рабочем порядке" и отправлено адресату. В обращении выражается признательность В.В. Путину "за личный вклад в развитие сотрудничества с широким кругом религиозных организаций", поддерживается его решимость "и впредь гарантировать исполнение Конституции России". (Прошедшие три года показали, насколько искренней была эта решимость). Далее было написано, что за "последние 15 лет в Российской Федерации сложились правовые основы цивилизованных государственно-конфессиональных отношений", главные препятствия в данной области связаны с "периодом господства коммунистической идеологии", "активизацией международного терроризма на территории Российской Федерации, а также фундаменталистских и экстремистских течений, использующих религиозные лозунги для разжигания межнациональных и межрелигиозных противоречий", со злоупотреблениями региональных чиновников [8].

Не менее любопытно заявление ЕАО МАРС об "Обращении участников Международной конференции "Тоталитарные секты и демократическое государство" (Новосибирск, 9–11 ноября 2004 года)", адресованное президенту, депутатам Федерального Собрания, полномочным представителям президента РФ в федеральных округах и органам исполнительной власти Российской Федерации. Авторы документа выражают сожаление, что в упомянутом "Обращении" используются выражения, не имеющие юридического содержания. К таковым, по их мнению, относится понятие "тоталитарные секты". А вот иные неправовые термины - "деструктивные секты", "традиционные религиозные организации", - как можно заключить, принадлежит правовому полю.

ЕАО МАРС не идет на прямой конфликт с властью, когда та открыто нарушает принципы религиозной свободы, а считает более полезным, ценой известных компромиссов, встраиваться в сложившуюся систему государственно-конфессиональных отношений. Наглядной иллюстрацией этому служит позиция ЕАО в отношении закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", новейших тенденций религиозной политики и трансформации законодательства о свободе совести.

Однако, летом 2005 г. в деятельности ЕАО МАРС наметились здоровые тенденции. 23 июня 2005 г. в конференц-зале фонда Российского общественного политического центра состоялось заседание совета экспертов ЕАО МАРС на тему: "Договоры о социальном партнерстве между религиозными организациями и государством: практика, проблемы, перспективы". Большинство экспертов высказались против сложившейся практики договоров о социальном партнерстве между государством и религиозными объединениями. Было отмечено, что заключение договоров с узким кругом религиозных организаций оказывает негативное воздействие на реализацию принципов свободы совести, светскости государства, равенства религиозных объединений и противоречит российскому законодательству. Впервые за последние годы принципиальная позиция экспертов нашла свое отражение в итоговом документе [9], который был принят по результатам заседания [10]. Поначалу, правда, предлагалось принять очередное верноподданническое обращение В.В. Путину, содержащее один пункт: "В свое время мы приветствовали создание Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации и с большим удовлетворением встретили сделанное Вами на заседании Совета 29 сентября 2004 г. заявление о необходимости "и дальше развивать сотрудничество религиозных объединений и государства, сотрудничество в интересах решения общенациональных задач". В связи с этим просим Вас дополнить Положение о Совете по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации пунктом об участии Совета в разработке современной концепции взаимоотношений государства и религиозных объединений как об одной из основных функций Совета" [11].

Далее ситуация вокруг итогового документа и вовсе приняла скандальный характер, поскольку тогдашний президент ЕАО МАРС Ф.В. Шелов-Коведяев обнародовал окончательный вариант документа, в значительной мере расходившийся с принятым за основу. 4 июля редакция сайта "Религии и СМИ" получила от Ф.В. Шелова-Коведяеева текст итогового документа, который называется "Резолюция группы экспертов ЕАО МАРС". А вот как теперь уже бывший президент Ф.В. Шелов-Коведяев прокомментировал "Религии и СМИ" появление двух версий резолюции, которые существенно отличаются друг от друга по смыслу: "В той резолюции, которую я представил на суд общественности, содержатся только те формулировки, которые были одобрены консенсусом. В Интернете был вывешен текст, который вообще-то является личным мнением одного из экспертов, а именно Сергея Иваненко. Этот проект действительно обсуждался, и в итоге его решено было скорректировать, так как к нему были серьезные замечания, в частности, со стороны Андрея Себенцова, который указывал на излишнюю резкость формулировок этого документа". 26 октября 2005 г., на заседании совета ЕАО МАРС, Ф.В. Шелов-Коведяев был освобожден от должности президента.

Несколько иные тенденции продемонстрировала 21 декабря 2005 г. научно-практическая конференция ЕАО МАРС "Свобода религии, нравственность и ответственность в российском обществе". По ее результатам был принят достаточно аморфный итоговый документ [12]. В нем вновь звучат верноподданнические нотки в адрес г-на Путина: участники конференции приветствуют "высокую оценку Президентом Российской Федерации В.В. Путиным возможностей равноправного межконфессионального диалога в деятельности, направленной на преодоление идеологии цивилизационного раскола ["фирменное" выражение митрополита Кирилла (Гундяева) - ред.] и террористической агрессии". Далее говорится что, "в России необходим авторитетный межконфессиональный консультативный совет, в котором были бы представлены основные централизованные религиозные объединения. В интересах активизации равноправного межконфессионального диалога целесообразно расширение состава Межрелигиозного совета России, в первую очередь за счет включения в его состав представителей старообрядчества, протестантских и католической церквей". В качестве позитива предложено следовать резолюциям Парламентской ассамблеей Совета Европы (ПАСЕ).Когда автор этих строк обратился в ЕАО МАРС с просьбой предоставить данные о нарушениях в области религиозной свободы в России, выяснилось, что организация их вовсе не имеет! Иными словами, организация не занимается даже мониторингом нарушений, касающихся своих религиозных организаций-членов.

7 декабря 2006 года в Москве прошла еще одна научно-практическая конференция "Свобода религии и права человека", организованная ЕАО МАРС и Институтом Европы РАН. В качестве итоговых документов были предложены проекты Заявления участников конференции "Свобода религии и права человека" (внесен руководством ЕАО МАРС) и Резолюция "О религиозном образовании в государственной школе" (внесен Институтом свободы совести). За основу был принят внесенный руководством МАРСа проект, вновь воспевающий великого Путина: "Выражаем решительную поддержку курсу на укрепление межрелигиозного мира и согласия, воспитание толерантности к людям различных вероисповеданий, противодействие международному терроризму и экстремизму, проводимого Президентом Российской Федерации В.В. Путиным". (Правда, в окончательную редакцию Заявления [13] эти слова все-таки не вошли.) Далее дается высокая оценка президентских и правительственных органов, действующих в области государственно-религиозных отношений: "В современной России на федеральном уровне сформировался эффективный механизм, содействующий межконфессиональному миру, диалогу и конструктивному взаимодействию, включающий Совет по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ, Комиссию по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ и другие совещательные органы". В области СМИ делается намек на необходимость цензуры: "Мы считаем чрезвычайно важным исключить злоупотребление возможностями СМИ, в том числе конфессиональных, в качестве трибуны для пропаганды и проповеди воззрений экстремистских и радикальных групп и течений". О проблеме религиозного образования говорится, что необходимо преподавать основы мировых религий, а последним пунктом значится робкое "чувство тревоги в связи с участившимися актами насилия, терроризма, ксенофобии, агрессивного национализма и дискриминации по отношению к религиозным меньшинствам". В качестве решения проблемы предлагается популяризация отмечаемого 16 ноября "Международного дня толерантности".

Что касается проекта Резолюции "О религиозном образовании в государственной школе", то его руководители МАРСа даже не поставили на голосование. Проект Резолюции подвергает критике практику преподавания конфессионально ориентированных дисциплин в государственных и муниципальных образовательных учреждениях России и констатирует антиконституционность законодательных инициатив, направленных на введение конфессионально ориентированных дисциплин в рамках регионального и/или федерального компонентов образовательной программы государственных образовательных учреждений.

Те, кто отказались рассматривать эту резолюцию, дали понять, что выступают против принятия государственными лицами и структурами срочных действенных мер по приведению практики преподавания "Основ православной культуры" (и других конфессионально ориентированных дисциплин) в государственных образовательных учреждениях в соответствие с действующим законодательством и Конституцией России. Именно это требование содержится в проекте отвергнутой Резолюции.

Способны ли в принципе конфессионально ориентированные структуры защищать религиозную свободу для всех (не говоря уже о свободе совести для каждого), занимать объективную позицию и выступать с острой критикой властей, проводящих дискриминационную религиозную политику? Справедливо ли позиционирование таких структур как правозащитных? Едва ли, если замалчиваются системообразующие проблемы и постоянно выражается "решительная поддержка" антиконституционной религиозной политике власти.

Насколько соглашательская и/или молчаливая позиция в отношении такой политики является моральной и ответственной по отношению к жертвам гонений за веру, к верующим, к обществу в целом?

Примечания

[1] МАРС учреждена в США в 1893 году лидерами Церкви христиан адвентистов седьмого дня. Зарегистрирована в США как некоммерческая неправительственная общественная организация (International Religious Liberty Association). По традиции, генеральным секретарем ЕАО МАРС является адвентист.

Евразийское отделение (до 2002 г. Российское) было учреждено в июле 1992 года и зарегистрировано как автономная некоммерческая организация. Руководство отделением Ассоциации осуществляется Советом под председательством президента с участием генерального секретаря. Первым президентом российского отделения МАРС был избран правозащитник В.В. Борщев. Его в 1996 году сменил на этом посту нынешний руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН А.А. Красиков. В конце 2003 года президентом ЕАО МАРС был назначен экс-заместитель министра иностранных дел РФ Ф. Шелов-Коведяев, а А.А. Красиков стал почетным президентом ЕАО МАРС. В конце октября 2005 года Ф. Шелов-Коведяев покинул пост президента ЕАО МАРС по причине принципиального несогласия большинства членов Совета ЕАО МАРС с политикой руководства. До декабря 2006 года обязанности президента исполнял первый вице-президент ЕАО МАРС Абдул А. Нуруллаев. 7 декабря 2006 года президентом ЕАО МАРС был избран Ю.Г. Носков.

[2] Устав Евразийского отделения МАРС // Свобода совести – важное условие гражданского мира и межнационального согласия. К 10-летию Российского отделения МАРС. Материалы юбилейной международной конференции. (Москва, 27-28 ноября 2002 года). М. 2003.

[3] http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=48720&cf=.

[4] Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Проблема реализации свободы совести и тенденции в отношениях государства с религиозными объединениями в России. М. 2004. С. 150-151.

[5] Федеральная правительственная Комиссия США по международной религиозной свободе - создана в 1998 г. Осуществляет мониторинг в области свободы совести и религии во всем мире, а также предоставляет практические рекомендации президенту, госсекретарю и конгрессу США. В Россию Комиссия приезжает с 1999 г. и уже опубликовала несколько обзорных документов.

[6] По сообщению информационного агентства "Благовест-инфо".

[7] Государственно-конфессиональные отношения. Вид с МАРСа // Портал-Credo.Ru, 18 ноября 2004.

[8] Обращение к Президенту Российской Федерации В.В. Путину Евразийского отделения Международной ассоциации религиозной свободы // Информационный бюллетень Уральского филиала ЕАО МАРС. № 5. 2005. С.8.

[9] Итоговый документ заседания совета экспертов ЕО МАРС 23 июня 2005 г на тему: "Договоры о социальном партнерстве между религиозными организациями и государством: практика, проблемы, перспективы" (принят за основу) // Портал-Credo.Ru, 24 июня 2005.

[10] Эксперты МАРСа считают, что практика договоров о социальном партнерстве между государством и религиозными объединениями противоречит российскому законодательству // Портал-Credo.Ru, 24 июня 2005.

[11] Архив автора.

[12] Заявление участников научно-практической конференции "Свобода религии, нравственность и ответственность в российском обществе". Москва, 21 декабря 2005 года // Портал-Credo.Ru, 3 января 2006.

[13] Заявление участников научно-практической конференции "Свобода религии и права человека", организованной МАРС и Институтом Европы РАН. Москва, 7 декабря 2006 г. // Портал–Credo.Ru, 13 декабря 2006.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования