Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
04 мая 12:28Распечатать

Сергей Бурьянов. РОССИЙСКИЙ ОМБУДСМЕН И СВОБОДА СОВЕСТИ. От имитации защиты до содействия воссозданию системы государственного контроля мировоззренческой сферы


Весной 2006 г. был обнародован очередной Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 2005 году, в котором российский омбудсмен Владимир Лукин отчитался о своей работе.

В соответствии с частью 1 статьи 33 Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" доклад был представлен Президенту Российской Федерации, в Совет Федерации и Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, в Правительство Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации и Генеральному прокурору Российской Федерации.

Среди целей доклада значатся: оценка положения дел с правами человека в России, анализ состояния и динамики наиболее важных правозащитных проблем 2005 года (в том числе в сравнении с предыдущим годом), информирование о действиях, предпринятых Уполномоченным для защиты прав и свобод человека и гражданина и реакции на эти действия государственных органов и должностных лиц.

В докладе нашлось место для раздела "Защита прав граждан на свободу совести", которого в докладе за 2004 г. не было. Тогда все проблемы свободы совести уместились в одном абзаце в разделе "Проблема преодоления этнической и религиозной розни": "В настоящее время в России наблюдаются разногласия между представителями различных конфессий и религиозных организаций. Имеются случаи необъективного, избирательного, не соответствующего Конституции Российской Федерации отношения властей (особенно на региональном уровне) к различным вероучениям и к практикующим их объединениям граждан".

Кроме того, омбудсмен призвал власть бороться с "религиозным экстремизмом": "Принципиально важно также, чтобы борьба с этим злом велась не в рамках периодических кампаний, а на постоянной основе". При этом В. Лукина не смутил неправовой характер термина "религиозный экстремизм", чреватый неправомерными ограничениями деятельности религиозных организаций в России.

В интервью СМИ Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин, приступивший к работе 13 февраля 2004 г., неоднократно заявлял, что проблемы, связанные со свободой вероисповедания, не являются приоритетными в деятельности его структуры, аргументируя свою позицию низким процентом жалоб по проблематике свободы совести относительно общего числа обращений (См.: Сергей Бурьянов. Уполномоченный уполномочен заявить. Защитит ли новый российский омбудсмен свободу совести?).

Однако первые строки раздела доклада-2005, посвященного защите свободы совести, вселяли некоторый оптимизм: "К числу базовых личных прав и свобод, которым гражданское общество уделяет приоритетное внимание, относится право человека на свободу совести, религии, мысли и убеждений".

Впрочем, уже в следующем абзаце докладчик сетует на разноголосицу мнений о ситуации в области свободы совести и приводит свою оптимистическую оценку: "Однако при всех разногласиях и несовпадениях в оценках следует признать очевидное: в деле обеспечения религиозных свобод и законной деятельности религиозных объединений российское государство продвинулось самым существенным образом, преодолевая наследие тоталитаризма, господства моноидеологии и партийного диктата в мировоззренческих вопросах. Реформировано законодательство о свободе совести и религиозных объединениях; развивается диалог и сотрудничество между государством и церквами; укрепляется авторитет и позиции религии в гражданском обществе; постоянно возрастает количество действующих религиозных организаций, расширяется присутствие религиозных объединений в социокультурной и благотворительной сферах, углубляется межконфессиональный диалог".

Далее автор доклада все же признает некоторые проблемы в области религиозной свободы: "Ежегодно аппарат Уполномоченного получает от 200 до 250 обращений по фактам нарушения права на свободу совести. Почти все они коллективные, и, таким образом, в них отражена позиция тысяч граждан, воспринимающих как ущемление их прав некоторые действия органов государственной власти и местного самоуправления, чиновников, представителей правоохранительных и судебных органов, журналистов и отдельных общественных деятелей. В 2005 году стало известно о десятках подобных случаев в субъектах Российской Федерации, в частности в г. Москве, в Республике Татарстан, Удмуртской Республике, в Московской, Свердловской, Тюменской, Челябинской областях. В числе заявителей представители различных конфессий: православных (не относящихся к Московской патриархии), старообрядческих, мусульманских, протестантских и других".

В устойчивом перечне проблем отказы в регистрации религиозных объединений; непредоставление земельных участков под строительство культовых зданий и иных объектов религиозного назначения; волокита или отказ в передаче (или возвращении) ранее изъятых в административном порядке культовых зданий и церковного имущества; отторжение у общин вновь построенных или приобретенных ими строений; превышение полномочий сотрудниками правоохранительных органов; недопущение служителей культа к посещению учреждений системы исполнения наказаний; проведение публичных мероприятий, организуемых некоторыми религиозными (или общественными) объединениями, с требованием запретить законную деятельность других религиозных (общественных) объединений; публикации в СМИ материалов, содержащих заведомо ложную или непроверенную информацию, ведущую к разжиганию религиозной розни и нетерпимости.

Что касаемо свободы совести, как личного права, гарантируемого статьей 28 Конституции РФ, то "как свидетельствует практика, российские граждане в нынешние времена почти не сталкиваются с ущемлением этого их права".

Это высказывание заведомо не соответствует действительности, так как в современной России имеют место грубейшие нарушения конституционного принципа светскости государства, выражающиеся в клерикальной идеологизации органов власти, силовых структур государства, государственной системы образования, государственных СМИ. А ведь именно светскость государства является одной из важнейших гарантий реализации свободы совести каждому.

Ничего не говорится в докладе о подмене конституционных принципов свободы совести, приоритетом религиозной политики, реализуемой посредством коррумпированных государственно-конфессиональных отношений в интересах власть предержащих.

Таким образом, наличие системного кризиса реализации свободы совести в современной России, следствием чего являются наступление на демократию, значительное ухудшение ситуации в области религиозной свободы, рост ксенофобии, нетерпимости и насилия на их почве, в докладе Уполномоченного по правам человека замалчивается.

Более того, в резюмирующей части доклада для преодоления недостатков в сфере свободы совести предлагается воссоздание органа по делам религий. "Как убедительно показывают события последних лет, России с ее национальным, культурным и религиозным многообразием, возможно, как никогда прежде, требуется специализированная государственная структура по вопросам государственно-церковных отношений, которая отвечала бы за разработку и реализацию общефедеральной государственной политики в области свободы совести. Эту идею в целом положительно воспринимает большая часть российских церквей, конфессий, религиозных центров и организаций. Аналогичные специализированные структуры по делам религий существуют практически во всех европейских странах и повсеместно воссоздаются в постсоветских государствах".

Совершенно очевидно, что упомянутый специальный орган, в случае его воссоздания станет послушным инструментом контроля и подавления мировоззренческой сферы в руках власти. Именно таким органом был Совет по делам религий при СМ СССР, в котором начинал свою карьеру руководитель отдела Аппарата Уполномоченного по религиозным вопросам и культурным правам Михаил Одинцов. Он же является питомцем кафедры религиоведения Российской академии государственной службы (РАГС) при Президенте РФ иавтором профильных разделов докладов Уполномоченного по правам человека в РФ.

В указанном контексте "эволюция" докладов от имитации и замалчивания системообразующих проблем в области свободы совести к содействию воссоздания системы государственного контроля мировоззренческой сферы является закономерной.

Но все же самым вопиющим местом доклада (раздел "Межнациональные проблемы") является оценка и рекомендации по обстановке в Северо-Кавказском регионе. "Трагические события в Нальчике в октябре 2005 года свидетельствуют о том, что в Кабардино-Балкарии в течение продолжительного времени действовало мощное вооруженное подполье, опиравшееся на постулаты радикального исламизма и ориентировавшееся на насильственные, экстремистские действия. В сложившихся условиях, наряду с чисто полицейскими мерами по поддержанию закона и порядка, следует подумать о разработке специальной программы развития традиционного ислама на Кавказе в противовес получившему в последнее время распространение радикальному исламизму".

На самом деле глубинная причина напряженности между государственной властью и исламом кроется в антиконституционной религиозной политике "кнута и пряника", в результате которой мусульмане ощущают себя дискриминированными, а то и вовсе чужими в России. Попытки манипулировать исламскими лидерами (в том числе на основе разделения на "традиционные"-"нетрадиционные") лишь вносят раскол в мусульманскую среду и способствуют усилению позиций ее радикальной части.

В указанном контексте, случившееся накануне трагических событий в Нальчике обращение 400 мусульман Кабардино-Балкарии к В.В. Путину с просьбой о содействии в выезде за пределы России "в связи с массовыми нарушениями в КБР конституциональных, гражданских и религиозных прав", является беспрецедентным.

В обращении говорится о закрытых мечетях, что лишает верующих права на коллективную молитву, дается жесткая оценка силовым структурам. Одной из причин происходящего названо то, что, часть верующих находится в оппозиции к Духовному управлению мусульман КБР: "Оппозиция образовалась из-за справедливой критики методов ДУМ, бездействия в строительстве мечети, в работе с верующими и некоторых расхождений, связанных с религиозными положениями и обрядами. А ведь ДУМ для мусульман, а не для правительства, если на самом деле религия отделена от государства. Из нас сделали врагов. Мы все здесь не угодны и не удобны - говорится в обращении. В начале зарождения исламской религии, пророк Мухаммад и его сподвижники ради спасения своей жизни и религии совершили хиджру (переселение). Мы согласны на хиджру в любую мусульманскую страну. Мы готовы на переезд в любое европейское государство, где соблюдаются элементарные права человека". Как известно адекватных выводов властью не было сделано.

Не делаются адекватные выводы и сегодня, после Нальчика. Об этом можно судить из обращения 59 мусульман от 1 марта 2006 г. в адрес международных правозащитных организаций, в котором они просят правозащитников обратиться в международный суд по правам человека в связи с массовыми нарушениям прав верующих мусульман в КБР.

В обращении говорится: "все наши заявления и жалобы перенаправлены в ГУ Генпрокуратуры РФ в ЮФО и прокуратуру КБР, откуда пришли ответы: "доводы о незаконности действий правоохранительных органов в отношении лиц, исповедующих ислам в КБР, неоднократно проверялись прокуратурой КБР. Вам направлялись обоснованные письменные ответы","в этих заявлениях мы указали о массовых нарушениях прав верующих мусульман, пытках, убийствах, незаконных задержаниях, которые имели место как до событий 13 октября, так и после и требовали привлечь виновных должностных лиц к уголовной ответственности".

Кроме того, мусульмане заявляют, что "выступление 13 октября является вооруженным восстанием исключительно против силовых структур КБР, а не терроризмом против мирного населения" и просят правозащитников ходатайствовать и помочь в коллективном выезде из России: "Многие из нас уже не могут и боятся здесь жить. Никакой защиты, никаких гражданских прав. Наши дети не имеют возможности работать, учиться".

Нежелание привести государственную политику в соответствие с Конституцией РФ и силовое рефлексирование власти влечет массовые нарушения прав человека и лишь усугубляет ситуацию. Непродуманная и опасная политика конфессиональных предпочтений федерального центра является основной причиной поддержки сепаратистов, рядящихся в "религиозные одежды", в "неправославных" регионах значительной частью населения. Все это чревато не только затяжными вооруженными конфликтами, всплеском терроризма, но и сопряженным с насилием распадом федеративной системы РФ.

Но об этом в Докладе о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 2005 году ничего не говорится, а рекомендации фактически направлены на нарушения прав человека, углубление кризиса реализации свободы совести и развал страны.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования