Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
06 апреля 12:37Распечатать

Евгений Ихлов. СВЯЩЕННЫЙ СОЮЗ ЗА НРАВСТВЕННОСТЬ. О, дайте, дайте мне машину времени, я хочу вернуться в родной XXI век!


X Всемирный русский народный собор четко и аргументировано напал на современную доктрину индивидуальных прав и свобод. Более того, он поставил перед собой задачу осудить и завершить эпоху Просвещения, пришедшую на смену Средним векам, в целом. К этому делу - составлению клерикальной декларации прав и обязанностей человека будут подключать и другие "традиционные" конфессии, чтобы создать священный союз против безбожного либерализма.

Давайте скажем честно о двух "упрямых вещах". Во-первых, современная доктрина прав и основных свобод человека имеет не просто исключительно западный, но исключительно гуманистический (иными словами, антропроцентрический) характер. Она – порождение эпохи Просвещения, с которой идеологи нашей новой правой (иначе – консервативной) революции, включая теоретиков из ОВЦС, повели "последний и решительный бой". У истоков современного гуманизма и демократии стоят энциклопедисты (Анри Вольтер, Дени Дидро, Шарль Монтескье), а также их ярый оппонент Жан Жак Руссо, которого владыка Кирилл избрал в качестве своей главной мишени.

"Священные тексты" правозащиты – Декларация независимости Соединенных Штатов и французская Декларация прав человека и гражданина – писались масонами, ярыми врагами господствующей Церкви ("Раздавить гадину!"). Так исторически случилось, что именно масонско-рационалистическая идеология прав человека легла в основу всех современных международно-правовых норм, а также соответствующего раздела нашей – почти бездействующей – Конституции РФ. Ни православная, ни арабская, ни индийская, ни китайская, ни японская цивилизации своих концепций индивидуальных прав не имели.

Права человека – это защита не только от деспотизма государства, власти, но и от деспотизма общества, коллектива. Право выступить против власть имущих, вооружившись не только острым словом, но и острым мечом, кинжалом или шпагой, вполне легитимировано, по меньшей мере, трехтысячелетней традицией.

Первой фундаментальной либеральной свободой является свобода совести. Впрочем, у Церкви (у многих "мировых" Церквей) есть богатый опыт борьбы с "греховным помрачением ума": Инквизиция (на Западе), резня иконоборцев в Константинополе, монастырские тюрьмы и сжигание в срубах (на православном Востоке); преследование Уриэля да Косты и изгнание Баруха Спинозы (надо же бросить камень в иудаизм!), смертный приговор Салману Рушди и террор талибов…

Кроме того, ни одна религиозная традиция не знает доктринального закрепления индивидуальных прав. Ни Десять заповедей Ветхого Завета, ни евангельские Заповеди Блаженств не являются, строго говоря, источником прав человека. Это – кодификация "Божественного права". Библия и Коран признают только "коллективные права" единоверцев. Даже античные Греция и Рим, открывшие политическое право и создавшие свои модели демократии, не знали личных свобод (горестная судьба Сократа общеизвестна). Современные гражданские права имеют в своей основе совершенно языческие представления о правах древних германцев, впоследствии облагороженные в форме "исконных" феодальных вольностей ("Великая Хартия Вольностей" и т.п.). Христианство, особенно его протестантская форма, внесло в духовную традицию Запада персонализм — доведенное до предела представление о личной ответственности верующего. "Гуманистические" права человека — это диалектический синтез ранее конфликтовавших доктрин западных языческих (античных и варварских) прав и тех понятий о свободе, которые выработало западное христианство, — католического приоритета народа над монархией и евангелической свободы теологического и духовного поиска.

Нападать на права человека за то, что они не запрещают безнравственные поступки (точнее, некоторые такие поступки, как то убийство или воровство, они все-таки запрещают) так же нелепо, как ругать уголовный кодекс за то, что он не воспитывает доброту и честность. Нравственность, особенно в ее религиозных проявлениях, - дело личного выбора, это самоограничение человека, дело его личной свободной совести. Права человека - это самоограничение власти (государства, "господствующих" конфессий, воли большинства населения).


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования