Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
10 октября 18:52Распечатать

Михаил Ситников. «СЕАНС МАГИИ» С ПОСЛЕДУЮЩИМ ЕЕ «РАЗВЕНЧАНИЕМ». Аферист Грабовой успешно использовал возможности Первого канала телевидения для своей рекламы


Попасть в офис Грабового, в отличие от счастливого корреспондента одной из столичных газет, удается не всем. Охрана там беспощадно аккуратна в исполнении своих обязанностей. А знакомые батюшки, готовые выделить на благое дело официального свидания с самым популярным в последние недели "мессией" аж 39 100 рублей, есть не у всех. Именно такая сумма требуется для того, чтобы только взглянуть на Григория Петровича, хотя за погляд, как известно, в России денег не берут. Наверное, об этом обстоятельстве каким-то образом догадалось руководство ОРТ и провело на первом канале для неимущих эфирное рандеву с "воскресителем мертвых" под названием "Пусть говорят", рассчитанное, надо думать, на его немедленное развенчание и общенародное порицание.

Судя по составу оппонентов афериста, ставшего в одночасье известным едва ли не всему миру, было задумано нечто, вроде описанного Михаилом Булгаковым в "Мастере и Маргарите" "сеанса магии с ее последующим развенчанием". Тем более, что "волшебник" обещал представить присутствующим воскресших из мертвых по его "благодати". Результат телесеанса оказался почти аналогичным финалу булгаковского циркового представления с участием Воланда. С тем же эффектом, но со знаком "строго наоборот" ‑ Воланд из Грабового получился никакой, и всю инициативу взяли на себя разнообразные и многочисленные оппоненты.

Активные попытки найти однозначный ответ на вопрос, что такое Грабовой, как ему это удается и почему все сходит с рук, предпринимаются множеством российских СМИ и разного рода экспертами ‑ от психиатров и сотрудников всевозможных "органов" до депутатов Государственной думы и старух на скамейках перед подъездами. Ответов дается, как известно, множество, но к единому мнению до сих пор придти не удается. Это, кстати, тоже непонятно и наводит на определенные мысли, не слишком комплиментарного порядка в адрес специалистов, представителей власти и всей общественности скопом.

Трудно сказать, как корреспондент "Портал–Credo.Ru" реагировал бы на Григория Грабового при личной встрече. Но после наблюдения со стороны, да еще после разговоров с его уверовавшими клиентами, или жертвами, что в принципе одно и то же, мнение о природе явления, в результате которого этот называющий себя Христом "чудотворец", имеет столь поразительный успех, вполне сформировалось. Тем более, что с подобного рода, несомненно талантливыми от рождения, но патологическими личностями сталкиваться приходилось не раз. Равно, как консультироваться по поводу природы подобных феноменов у очень крупных и серьезных специалистов в области феноменологии, психологии и психиатрии.

Науке довольно давно известно такое явление, как невербальная суггестия. Научный термин "суггестия" происходит от латинского [suggestio], и означает "внушение", которое может носить самый разнообразный характер, с достижением успеха при помощи разного рода суггестивных техник. Это могут быть и сторонняя гипнотизация, и аутогипноз (самовнушение). Может быть суггестия вербальная (при помощи произнесения или прослушивания специальных текстов с соблюдением определенных ритмов и эмоциональной окраски), может быть визуальной (с участием зрительных образов) или тактильной (посредством прикосновений) и т. д.

Понятие невербальной суггестии, используемое в феноменологии, не совсем точно отражает суть явления, о котором идет речь, но смысл ее в том, что субъект внушает объекту уверенность в истинности чего-либо или в необходимости произведения неких действий, не вступая с ним в какой-либо контакт вообще. Из наиболее широко известных наших соотечественников таким даром владел Вольф Мессинг, о практике которого в наши дни стало известно немало благодаря публикациям свидетельств и воспоминаний об этом уникальном человеке. Того же рода талантом обладает психотерапевт Анатолий Кашпировский, сеансы которого проводились по телевидению и транслировались на всю страну. Поэтому телеэфир с Григорием Грабовым можно считать подведением черты под предварительным изучением деятельности этого суггестора, и почти с полной уверенностью считать, что и он "того же поля ягода".

Надо сказать, что людей, обладающих паранормальными способностями в наши дни обнаруживается все больше и больше. Не считая уместным обсуждать в данном комментарии причину роста их "популяции", можно лишь констатировать, что необычные свойства и способности обнаруживаются как от рождения, так и возникают спонтанно, будучи благоприобретенными в результате не всегда ясных причин. Люди с подобными способностями и ранее, хотя значительно реже, встречались. Но они очень редко афишировали свой дар, так как это приводило их в лучшем случае в закрытые лаборатории КГБ, а в худшем – в психиатрические клиники. Но использование подобного дара во зло, так же, как с целью наживы или обмана, было явлением настолько редким, что им можно пренебречь. С подобными злодеями, как квалифицировали их в народе, довольно быстро разбирались те, кто воспринимал такие способности, как Божий Дар, сами обладая таковыми. В результате, аферисты былых времен, употребившие свой необычный талант во зло, своих способностей зачастую лишались и становились изгоями в среде порядочных людей.

Здесь имеет смысл снова вернуться к телевизионному шоу с участием Грабового, потому что оно и оказалось для многих тем, заменяющим личное знакомство недостающим звеном, которое было необходимо, чтобы догадаться, в чем тут дело.

Исходя из цели, с которой собрались в телестудии врачи, священники, юристы, журналисты и известные представители общественности, выглядела передача достаточно странно. Грабовой сидел в кресле, как бы выставленный на всеобщее обозрение. Рядом с ним, тоже в кресле и в продолжение всей передачи ‑ Максим Шевченко, представленный главным специалистом по религии в России. В третье кресло периодически подсаживались вызываемые ведущим эфир Андреем Малаховым разного рода свидетели, как верящие, так и не верящие в новоявленного "мессию". Сам же он, в процессе передачи заявил лишь, что "я считаю, что меня благословляет любой истинно верующий христианин, ибо Церковь и вера построены на воскресении Иисуса Христа". Что он видит свою миссию и задачу в том, чтобы преодолеть смерть посредством личной инициативы: "Мы верим, что воскрешение будет, мы истинные христиане. Более того, мы верим технологически. Я только добавил технологию". После чего практически ничего не сказал, но выглядело это так, будто ему высказываться не давали.

Дело в том, что все остальное время звучала преимущественно оппонирующая сторона, обвиняющая Грабового в жульничестве и сумасшествии. Если рассматривать каждый вопрос или реплику участников этой телевизионной экспертизы в отдельности, то все они были основаны на бесспорных и очевидных фактах, требуя ответов и самого серьезного отношения. Однако, никакой реакции со стороны самого "воскресителя" на них не воспоследовало. Нельзя упрекнуть его в том, что он не пытался отвечать на многочисленные обращения к нему и ведущего, и остальных участников программы, но все они сами же немедленно перебивали его. В результате почтенная аудитория, сама того не замечая, оказалась в крайне невыгодном положении. Это выражалось в том, что почти все вопрошающие и обвиняющие, буквально через две-три минуты после начала передачи перешли на крик, перебивали не только Грабового, но и друг друга, беспорядочно задавая абсолютно не связанные между собой вопросы, и не дожидаясь ответа, снова задавали уже новые. За исключением разве что архиепископа Ставропольского и Влдикавказского Феофана (Ашуркова), на которого общая истерика каким-то чудесным образом не распространилась. Ведущий, похоже, и вообще не слишком отдавал себе отчет в том, что цельпередачи – прояснение с помощью обсуждения специалистов отношения к явлению Грабового и определение некоего вывода. Затвердив несколько вопросов, он задавал их иной раз без всякой связи с контекстом, Грабовому, не слушая ответа перебивал "мессию" и снова спрашивал о том же, бегал по аудитории, смешивая попытки выступлений между собой. Словом, мешал всем.

Сам предмет внимания тем временем совершенно спокойно восседал в своем кресле и являл собой образец достойного постороннего, оказавшегося каким-то образом в одном вагоне с группой распоясавшихся подростков. Единственный уловленный оператором момент, когда на лице Грабового едва заметно мелькнуло беспокойство, так это после предложения архиепископа Феофана принести прямо сейчас в студию покойника и понаблюдать за тем, как "господин Грабовой будет его воскрешать".

Главный борец со всякого рода неправославными явлениями Александр Дворкин внезапно предложил "магу", заявляющему о себе, как о "Христе во втором пришествии", повторить положения Нагорной проповеди и назвать двух первых последователей Иисуса. Но, не дав Грабовому, которому все это явно неизвестно, даже растеряться, и сам же, в компании с другими участниками передачи, перевел разговор в иное русло. Ветеран НИИ психиатрии им. Сербского профессор Юрий Полищук высказал очень уместную при данных обстоятельствах мысль о возможной психической неадекватности "воскрешателя" и заключил, что "в этом случае необходимо проведение психолого-психиатрической экспертизы в процессе судебного разбирательства". Однако исполненный справедливого возмущения психиатр столь заметно нервничал во время своей реплики, что основа ее так и осталась туманной, а смысл превратился просто в обвинение Грабового в том, что он сумасшедший. Тогда как сам врач во время выступления красноречиво являл собой человека, явно находящегося не в себе.

То же впечатление производил и бывший психиатр, а ныне священник о. Анатолий Берестов, не разделить возмущение которого кощунством Грабового было невозможно. Но на фоне прекрасно владеющего собой афериста, о. Анатолий, обвинявший его во всех грехах, и сам выглядел крайне болезненным и неубедительным. Кроме того, единственный его разумный аргумент о том, что "на земле сегодня три тысячи "христов", а Грабовой – три тысячи первый", был немедленно затушеван ведущим Андреем Малаховым, внезапно извлекшим из публики довольно-таки мрачного вида три тысячи второго "мессию". А справедливое, но бесцветное выступление одного из лидеров пятидесятников епископа Сергея Ряховского, заявившего, что занятия Грабового, это "сатанизм, помноженный на паранойю", вообще не вызвало никакой реакции.

Адепты "мессии" в лице пожилого журналиста, писателя и пары дам средних лет, излучали спокойную уверенность, полностью копируя позу Грабового. Единственное, что выдавало их зомбированность безумными идеями "учителя", это неколебимая вера в то, что он "Бог и творит чудеса, контролируя все процессы в мире", с помощью "управления событиями, управления погодой" и "наблюдения за полетами самолетов". Да периодические извлечения из своих закромов прекрасно изданных трудов своего манипулятора, которые они вежливо предлагали подарить ведущему и другим участникам программы. Точно так же вел себя и приглашенный в студию самим Грабовым некий "воскрешенный" – Борис Пилипчук, скончавшийся, якобы, девять лет назад.

Зал, тем временем, будучи заведомо разделенным на сторонников и противников Грабового, время от времени взрывался аплодисментами, либо возмущенным улюлюканьем, которое на фоне непрекращающегося ора самих участников, выглядело неубедительным и лишним.

По мере наблюдения со стороны за развитием событий в передаче, подозрение о том, что дирижирует ею … сам Грабовой, только крепло, превращаясь в полную уверенность. Во всяком случае, "мессия", сидящий в кресле, оставался единственным, кто вел себя достойно и уверенно, не ответив, по сути, ни на одну реплику. Талантливый суггестор, в процессе съемки передачи "Пусть говорят", похоже, сумел взять ситуацию в свои руки, в результате чего его оппоненты вели себя именно так, как ему было выгодней всего. Выглядели не представителями научной и иной общественности, а просто сорвавшейся "с катушек" толпой, которая и сама не понимает, чего хочет.

Похожие ситуации и на телевидении, и непосредственно в присутствии людей, обладающих даром, идентичным способностям Грабового, наблюдать приходилось не раз. Взять хотя бы наиболее всем известный пример с сеансами психотерапевта Анатолия Кашпировского, о которых знают не понаслышке не только в России, но и за рубежом. В процессе встреч с "чудо-доктором" и телетрансляции их по телевидению, громадное количество наших соотечественников, в том числе настроенных весьма скептически, вынуждены были признавать, что, не желая того, все же повинуются воле проводящего сеансы. Действенность бесконтактного и невербального внушения Анатолия Кашпировского в смысле технологии ничем не отличается от преподачи "учения о воскрешении" Григория Грабового. Единственная условная разница между ними в том, что если врачом, в меру уровня его интеллектуального развития руководило, вероятно, честолюбие и стремление к массовому признанию, то нашим математиком по образованию и несомненно более высокоразвитым Грабовым ‑ страсть к наживе, допускающая даже такой бесчеловечный цинизм, как обман потерявших в одночасье своих детей женщин из Беслана.

Возвращаясь к передаче, нельзя не заметить, что подобного рода спорные обсуждения и разбирательства с сомнительными личностями в телевизионных программах в эфире периодически появляются. Как правило, подготовившиеся к ним стороны ведут себя достаточно профессионально и адекватно, что дает возможность в результате получать основания для формулирования вполне конкретной позиции в отношении обсуждаемой проблемы. В данном случае все происходило с точностью до наоборот, и возможность вынудить Грабового объясниться в присутствии многомиллионной телевизионной аудитории, была бездарно упущена. Хотя, казалось бы, "выстроить" этот эфир было проще некуда. Достаточно было просто установить регламент и очередность задавания Грабовому вопросов, дожидаться ахинеи, которой он на них ответит, и предоставлять слово специалистам для спокойного и объективного заключения. Благо, квалифицированных и авторитетных экспертов по всем направлениям в студии вполне хватало.

Таким образом, ожидаемый всеми эфир обернулся для имеющих справедливые и обоснованные претензии к даровитому мошеннику, некрасивым балаганом. А для него самого – отлично выдержанной рекламной акцией, в результате которой количество жертв Грабового скорее всего заметно увеличится.

Михаил Ситников,
для "Портала–
Credo.Ru".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования