Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
03 октября 12:44Распечатать

Евгений Клячин. О ВЕРЕ, ВОДКЕ И ПОЛИТИКЕ. Живые уроки истории для думающих христиан


О ВЕРЕ

В апреле 2006 года исполняется 100-лет с основания "Пробуждения на Азуза Стрит" – особого духовного движения, имевшего место в Лос-Анджелесе, США. Руководил служениями в 1906 году сын бывших рабов Вильям Сеймур – чернокожий пастор Апостольской Миссии Веры из Лос-Анджелеса.

Это было началом быстрого распространения по всему миру пятидесятнического движения, которое зародилось во время проповедей учителя Сеймура Чарльза Ф. Пэрхема в 1990 году. Пятидесятники внесли большой вклад в проповедь Благой вести. Их труд позволил современному христианству обратить более пристальное внимание на эмоциональную сферу человеческой личности. Христианству бесстрастному, иконоподобному, лишённому эмоций, пришлось потесниться для того, чтобы дать место христианству эмоционально окрашенному, "харизматическому", христианству "с человеческим лицом".

Слово "харизма" происходит от греческого слова, означающего – буквально – "дар любви". У богословов это понятие означает особую способность, дарованную кому-либо Святым Духом не столько ради его личной выгоды, сколько ради пользы других. Мы должны рассматривать харизму не как случайное добавление, но как необходимую часть самой сущности Церкви, как сказано в Писании: "Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией". (1 Пет. 4:10)

Пробуждение на Азуза Стрит продолжалось три года. Для того чтобы разузнать, что же там происходит, люди приезжали не только из США, но и из Канады, и из Великобритании. Тут были белые и цветные, старые и молодые, образованные и неграмотные. Репортеры съезжались со всей страны, и их репортажи, независимо от того, были ли они сочувственными или же недоброжелательными, всегда были интересны и читаемы. Один из них писал: "Вряд ли за последние годы случалось что-либо, что так пробуждало бы интерес, вызывало бы толки и заинтересовывало людей этой местности, как это сделали необычные религиозные собрания… Люди, которые годами не могли ходить без костылей, поднимались с членами настолько выпрямленными, что могли отбросить в сторону свои костыли... Здесь приверженцы этой проповеди переживают нечто, что они именуют "Пятидесятницей", и делаются способными говорить иностранными языками, — языками, с которыми они, когда не находились под действием этой силы, были совершенно не знакомы. Это уже можно считать одной из замечательнейших особенностей этих собраний. На прошлой неделе посреди служения поднялась женщина и говорила в течение десяти минут, и никто из слушавших, очевидно, не понимал, о чем она говорит. Индеец, который в тот день приехал на служение из резервации Пони, заявил, что она говорила на языке его племени и что каждое слово в ее речи было обращено к нему".

О ВОДКЕ

Однако, вспоминая это выдающееся событие, давайте посмотрим на него под несколько неожиданным углом. В результате массового обращения к вере в Бога, среди американцев очень усилилось стремление к святой жизни. Желание освободиться от пороков, любовь к ближнему и богобоязненность стали внедряться в самые разные слои общества. Дошло до того, что стали предлагать внести изменения в законы страны, чтобы законодательно закрепить повышение нравственности и укрепление морали. В первую очередь взялись за алкоголь.

Пагубность для здоровья алкоголя, в том числе пива и шампанского, очевидна. Кроме того, подвыпившие люди теряют над собой контроль, учиняют скандалы, драки и даже совершают убийства; пьяные водители часто виновны в транспортных происшествиях; из-за пьяниц рушатся семьи; алкоголь является одной из причин рождения неполноценных детей. Поэтому, наверное, первой законодательной инициативой борцов за праведный образ жизни стал так называемый "сухой закон", т. е. закон, запрещающий ввоз, производство, продажу и употребление спиртных напитков на всей территории США. Вполне понятно благочестивое стремление искоренить "зелёного змия", как несомненное зло и "похитителя рассудка". Ещё древнегреческий философ Пифагор говорил: "Пьянство это упражнение в безумии". Однако первый запрос в законодательный орган Соединённых Штатов не принёс желаемого результата: законопроект был отвергнут Палатой представителей Конгресса США, как инициатива, способная нанести большой вред экономике и внутренней стабильности государства.

Однако этот отказ по американским законам можно было преодолеть, если только определённое большинство штатов примет на своей территории закон, отвергнутый Конгрессом. Губернаторы, выбираемые народом, не могли не учитывать в своих предвыборных программах мнение избирателей, настроенных всеми доступными средствами добиться полного запрета спиртного. Антиалкогольная компания, подталкиваемая религиозными лозунгами, набирала обороты. Один за другим штаты принимали на своей территории "сухой закон" и к 1919 году необходимое большинство для придания закону статуса федерального, было достигнуто.

Наконец-то осуществилась заветная мечта борцов за трезвость и блюстителей нравственности! Однако на американской земле вовсе не воцарились идиллия и спокойствие, не наступил рай в отдельно взятой стране. Вместо ожидаемого спокойствия и благополучия в быт американцев нагрянула никем не прошенная и нежданная беда, – организованная преступность.

Запрет на алкоголь породил гигантскую подпольную сеть бутлегеров – производителей, контрабандистов и торговцев спиртным. Тот, кто хотел выпить, находил себе заветную бутылку виски в заведениях, которые контролировались преступными группировками. Так в Америке зародилась мафия. Доходы от этого подпольного бизнеса были сказочными, банды постоянно устраивали кровавые разборки, деля территорию на сферы влияния. В некогда благополучных городах загремели выстрелы – это выясняли между собой отношения враждующие криминальные группировки. Заголовки газет пестрили сообщениями о бесконечных преступлениях и о жертвах мафиозных кланов. Впрочем, более подробно и красочно весь накал уголовно-питьевых страстей показан во множестве голливудских фильмов, описывающих те времена (например, широко известен нашему зрителю фильм "В джазе только девушки". В американском прокате – "Некоторые любят погорячее").

Ещё один эффект отмечали многие исследователи и социологи того времени: после принятия "сухого закона" запили даже те, кто раньше был совершенно равнодушен к спиртному. "Запретный плод" стал манить с необычайной силой. До сухого закона в США крепкие спиртные напитки (виски) пили только ирландцы, а после принятия закона оно стало пользоваться куда большим успехом и почти вытеснило пиво и вина. К тому же резко возросло количество подделок, что приводило к отравлениям. Но ничто не могло остановить вдруг неожиданно обострившуюся тягу к горячительным напиткам. Мафия процветала: спрос на спиртное значительно превышал предложение, деньги лились рекой.

Наконец, в декабре 1932 года американские законодатели, осознав всю бессмысленность борьбы с зеленым змием путём запретов, были вынуждены отменить "сухой закон". И тут произошло великое "чудо": вчерашние опасные преступники, как по мановению волшебной палочки, в одно мгновение превратились в виноделов, честных торговцев и владельцев баров. Преступная торговля алкоголем исчезла бесследно сама собой, как утренний туман на кладбище.

Опыт "сухого закона" интересен тем, что он наглядно показал, насколько пагубной может быть поступь консервативной добродетели, основанной на прямых запретах. Активное продвижение религии во власть, попытка перестроить земное общество "по образу и подобию" путём проведения "пробуждения сверху", изменения законов, смены правительства или другими подобными способами – характерная черта нетерпеливого христианина, который из самых лучших побуждений вторгается в дела земных правителей, но ведёт себя там не лучше, чем слон в посудной лавке.

Понятно желание быстрее добиться желаемых результатов: укрепления семьи, освобождения от пьянства, наркомании и других пагубных привычек, преодоления коррупции, да мало ли чего ещё! Понятно и искушение властью, которая, казалось бы, даёт такую большую возможность людям добродетельным для того, чтобы ввести эти благие начинания в жизнь всей страны. По человечески понятно. Но Господь ясно говорит о том, что Царство Его – "не от мира сего". Он пошёл по пути куда более сложному, но единственно правильному. Господь строит отношения не с обществом в целом, а с каждым человеком в отдельности. Проповеди перед большими толпами народа лишь сеют семя. Но лишь от сердца к сердцу лежит путь Евангелия, а не из формуляра в формуляр. Потому что "буква убивает", как пистолет гангстера, "а Дух животворит" (2 Кор. 3:6).

О ПОЛИТИКЕ

"Пробуждение начинается с меня" – кто не слышал этой простой истины? Начинать надо не с запретов или законов, а с возрождения и воспитания человека. Развитие личности, формирование гармоничного мировоззрения у людей – путь не простой и не лёгкий, требующий от христиан и других не равнодушных людей, активной жизненной позиции, большой работы над собой. До тех пор, пока не изменится образ жизни человека, большой процент людей в каждом поколении будет предаваться саморазрушению, потребляя наркотики, спиваясь, играя в "гусарскую рулетку", и всевозможными другими способами.

Для нас, евангельских христиан, совершенно очевиден выбор: Церковь от государства должна быть отделена не на словах, а на деле. Человек (верующий или нет) может идти во власть, но Церковь ни при каких обстоятельствах не может быть активной частью государственной внутренней и внешней политики. Предмет заботы государства – общество и граждане, предмет заботы Церкви – человек, как личность, душа человеческая. Понятно, что одно дополняет другое, но никак нельзя допустить, чтобы происходила подмена, в результате которой общественные интересы заменяют личный свободный выбор, а гражданский долг станет диктовать душе правила её развития.

Равно не приемлемо пытаться насаждать христианскую мораль и христианские законы "сверху", если это не подготовлено огромной работой Церкви, школы, институтов культуры "снизу". Пример такой попытки описан выше. Удивительное дело! Все же российским национальным видом спорта является хождение по одним и тем же граблям. В России Православная Церковь уже имела на протяжении многих веков тот статус, которого она сейчас так упорно и топорно добивается. И каков результат? Святая Русь самозабвенно нырнула в омут атеизма, причем воинствующего, с разрушением храмов, поруганием и уничтожением икон. Она бултыхалась в этом омерзительном омуте семьдесят с лишним лет!

Авось да пронесёт на сей раз! Авось да получится скрестить Церковь с государством и всем дружно вступить во времена благоденствия и духовного единства! Правда, придётся что-то делать с теми, кто "не понимает своего счастья" и никак не желает укладываться в прокрустово ложе "светлого будущего". Ну что же, для решения этих целей и у нас на Камчатке и по всей стране всё активнее привлекаются силовые структуры и административный ресурс: от местных властей до самой верховной власти, от местной милиции до структур ФСБ.

Все с большими трудностями сталкиваются иностранные религиозные лидеры и священники при получении въездных виз в Россию или при их продлении. В наибольшей степени в последнее время это стало случаться с католиками, которых РПЦ МП обвиняет в прозелитизме, ссылаясь на неканоническое понятие "канонической территории". Отец Кшиштаф Коваль – священник католического прихода на Камчатке –рассказал о том, как не просто обстоят дела в его приходе и с выделением земельного участка под строительство Храма. Уже после того, как участок был выделен, оказалось, что некая инициативная группа православных верующих, проявив недюжинное трудолюбие, обошла все окрестные дома и собрала более 700 подписей под воззванием о запрете строительства католического Храма. И хотя юридически запретить строить Храм никто не может, но городские власти, ссылаясь на "глас народа", всячески затягивает окончательное решение этого вопроса. Не понятно – чего боятся православные священнослужители? Неужели они думают, что народ, оставив "веру отцов", валом пойдёт в католический Храм, как только он будет построен? Такое недоверие своим прихожанам и попытка решать вопросы духовные запретами и распоряжениями – прямой путь к тоталитаризму.

Это не касается приходов РПЦ МП, которая с легкостью получает под строительство в любом регионе России практически любую площадку. Да и с деньгами на такое строительство чаще всего проблем не бывает. Или поборами обкладываются местные бизнесмены, или под тем или иным видом тратятся государственные средства. Так недавно президент в нарушение Конституции РФ выделил пять миллионов рублей на строительство кафедрального собора у нас в Петропавловске-Камчатском, а пару лет назад наш губернатор перечислил миллион рублей бюджетных денег и присовокупил к разовой выплате отдельную строку в расходной части областного бюджета на строительство храма. Объясняется это тем, что с приходом к власти коммунистов у Православной Церкви были отняты храмы и земли, и теперь настало время возвращать "долги". Тогда возникает вопрос: а как насчёт возвращения отнятой собственности или компенсации за неё другим вероисповеданиям, которых немало было и есть на территории России?

От религиозных организаций и объединений местные органы юстиции требуют предоставления списков прихожан. Все, кто жил в тоталитарные времена и исповедовал веру в Бога, хорошо помнят, что, в конечном счете, такие данные оказывались в КГБ. Причем, в первую очередь, таких списков требуют с неправославных религиозных объединений, как это было у нас, или от православных приходов, не подчинённых Московской патриархии.

Год назад майор ФСБ (некто Дмитрий Александрович, фамилию он никогда не сообщает) вёл себя в офисе нашей церкви во время визита с проверкой просто вызывающе. Стучал по столу кулаком, требуя предоставить в его распоряжение материалы, которые составляют тайну исповеди. После твёрдого отказа угрожал устроить нам трудную жизнь, добиться закрытия церкви. Но, слава Богу, у нас в стране действуют нормальные законы, которые трудно переступить. За год, прошедший после описанного неприятного случая, мы имели возможность убедиться в том, что после прямых "наездов", которые не принесли желаемых результатов, теперь сделан упор на политику "поливания грязью" с помощью средств массовой информации.

Мы, евангельские христиане, озабочены смешением понятий "православный" и "патриот", "вера" и "идеология". Государственные структуры всё больше эксплуатируют понятие "православие" не в богословско-религиозном смысле, а в политико-идеологическом. Защита православной веры становится защитой государственных интересов, а все "инаковерующие" становятся отщепенцами в своей стране, почти изменниками, которым ничто русское не дорого. Это, по нашему убеждению, вредит и самой Православной Церкви и обществу в целом, ведёт к разобщению и подозрительности.

В стране прогремели судебные процессы, на которых была запрещена деятельность в Москве "Армии Спасения" и "Свидетелей Иеговы". В России отныне богословские споры решаются в светском суде. В борьбе за людские души священники всё больше уповают суд светский. "Первые ласточки" клерикального устроения государства.

Россия понемногу сползает к клерикализму, что, в первую очередь, будет губительно для самой РПЦ МП, претендующей, если не де-юре, так де-факто, на роль государственной Церкви. Уже пора задуматься над тем, что в обозримом будущем она может быть окончательно дискредитирована в глазах не только неверующих и "инославных", но и глазах собственных думающих и искренне верующих прихожан. А там – новый русский атеистический бунт, бессмысленный и беспощадный.

Группы населения, отличающиеся по своим убеждениям или верованиям от большинства граждан страны, в первую очередь встречаются с проявлениями незаконного ущемления своих прав. Диктатура пролетариата вошла в подсознание большинства россиян в виде позволительности подавления одних ради "светлого будущего" других. Для нас, как людей верующих, не диво иметь трудности и претерпевать гонения. Но мы поднимаем свой голос потому, что ясно понимаем: если сегодня притесняют нас, то завтра это может коснуться кого-то другого, кто не будет соответствовать стандартам "нового политического подхода".

Вот мы и коснулись всех трёх тем, заявленных в заголовке: вера, водка и политика (сокращение ВВП в последние годы стало таким популярным!). На сколько это было сделано удачно – судить вам. Со своей же стороны отметим, что любое смешение этих понятий даёт адскую смесь, способную взорвать любое государство изнутри. Америка экспериментировала с верой и водкой, мы пробуем свои силы в смешении как веры с водкой, так и веры с политикой. Однако прогнозы не утешительны. Читающий да разумеет!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования