Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
23 марта 13:34Распечатать

Михаил Ситников. ПЕРИОД ВЕЛИКОГО БДЕНИЯ. Великий Пост: в мечтах и в реальности


По прошествии Первой недели Великого Поста, когда верующим более подобало прилагать усилия ко вхождению в его особый ритм, а не к лукавому умствованию на эту тему, можно вспомнить и о том, что знаем мы об этом известном ежегодном периоде церковной и жизни. О том, что это, ‑ по распространенным представлениям и на самом деле.

Как существенная часть религиозной практики посты известны с древнейших времен. Общеизвестно, что основным признаком любого поста считается воздержание, которое касается вообще-то многого. Тем не менее, сегодня наиболее распространено мнение о посте, как о периоде, связанном с ограничением себя в определенной пище. В определенном смысле, это вполне справедливо. Во всяком случае, таково большинство постов, сведения о которых мы находим в свидетельствах древних.

Историк Геродот (V век до н.э.) замечал, что жители Египта - "самые здоровые из смертных, ибо, каждый месяц, в продолжение трёх дней, проводят очищение с помощью рвотного и клистиров, считая, что все болезни человек получает через пищу". Периоды голодания входили в религиозный регламент в странах Индокитая, свидетельством чего можно считать обширные комментарии этой темы, например, в тибетском трактате Чжуд-Ши, где "лечение упитыванием и голодом" предписывалось не столько недомогающим, сколько здоровым с целью содержать в гармонии их физическое и духовное состояние. Интересны и "постные" подробности, связанные с именем Пифагора (VI век до н.э.), который, будучи вегетарианцем, регулярно прибегал еще и к 40-дневному голоданию, а от своих учеников требовал, как минимум, жизни на хлебе и воде. Подобных правил придерживались антики Платон, Геродот, Асклепий (Асклепиад) и Плутарх. Традиция воздержания от пищи продолжалась в средневековье, а с расцветом культуры знания в эпоху Возрождения приобрела еще большее распространение. При этом показательно, что с древнейших времен традиции всех постов складывались не стихийно, а как бы вводились и регламентировались "сверху". В Древнем Египте основой для них были жреческие предписания, в Греции посты становились составляющими философских школ, а в раннем средневековье начали приобретать отчетливые признаки культовой и церковной практики.

В разных религиях периоды воздержания (именно так вернее определять посты) имеют различия не только по срокам и степени строгости. В частности, религиозные запреты на определенные продукты, которые есть в отдельных религиях, по сути, тоже представляют собой бессрочные посты. Это хорошо иллюстрируют ислам с его непозволительностью вкушения свинины или иудаизм, где присутствует культура кошерного питания. В ином же посты всех трех авраамических религий – иудаизма, христианства и ислама ‑ имеют между собой большое сходство: во всех случаях они определены календарными сроками и связаны, кроме диеты, с другими не менее определенными ограничениями, а заканчиваются значимыми празднествами.

В христианстве, в частности, в его российской православной традиции, основной религиозный пост называется Великим сразу по нескольким причинам. Это и из-за его длительности – сорока дней, и из-за особой строгости в ассортименте дозволенных ко вкушению продуктов, и по причине особого религиозно-нравственного смысла, которым исполнен весь его период.

В первые дни Великого Поста церковные правила предписывают полное воздержание от пищи. В продолжение последующего периода есть позволяется только единожды в день, желательно вечером и без какого-то ни было "постного" масла. Лишь по субботам и воскресеньям, да в дни совершения памяти особо почитаемых святых, употребление вареной пищи с растительным маслом дозволяется два раза в день. В праздник Благовещения и в Вербное воскресенье в пищу разрешена рыба, а в Лазареву субботу – рыбная икра. В последнюю, Страстную неделю Великого Поста есть вареную пищу не разрешается вообще. А на два дня, предваряющие Пасху, предписывается полное воздержание от трапезы.

Иными словами, с пищей все достаточно ясно и определенно: есть строгий, "постовой" регламент, которого в более или менее жесткой мере должны бы придерживаться все православные. По благословению священника разного рода послабления возможны только в отношении больных и особо немощных в силу возраста. Младенцев, то есть детей в среднем до 3-5-летнего возраста, ограничивать в молочной пище, например, церковный обычай не позволяет вообще. Все эти условия в наши дни можно считать неким эталоном, идеалом в плане воздержания от пищи в великопостный период. Но строгое исполнение таких предписаний можно встретить сегодня крайне редко, буквально в единичных случаях. Даже монастырское питание в наши дни сводится лишь к исключению из меню мясных, рыбных и молочных блюд, тогда как все остальное, включая "нескоромные" лакомства и сладости – халву, орехи, сахар, печенья, варенья и проч., - не возбраняется. В мирском же быту, даже в среде весьма ортодоксально настроенных православных, имеются и прочие легитимные послабления, которые верующие воспринимают вполне допустимыми, было бы только благословение на то батюшки.

Понятие "бытового православия", которое появилось и укоренилось в отношении православного вероисповедания в России и ряде других стран, где в той или иной степени принудительно насаждалась в ХХ веке идеология безбожия, следует считать вполне корректным. В результате утраты традиции религиозно-приходской жизни, а, следовательно, и соответствующего религиозно-культурного воспитания, обычаи отмечать значимые религиозные даты и соблюдать посты сохранялись и при атеистических порядках. Но, как и во всех иных аспектах обучения религии, с уходом старших поколений здесь тоже начинал преобладать формализм. Посты – со дня начала по день окончания, ‑ разумеется, никуда не девались, и поститься в силу своих представлений о том, как это "полагается", верующие так или иначе продолжали. Но главное – то, ради чего определялись Церковью периоды постов, в том числе Великого, какую роль призвана была играть в процессе постижения смысла поста "постная диета", ‑ это главное, разумеется, превращалось во все более и более абстрактное представление о посте как о всего лишь благочестивом обычае. Результат этого переосмысления мы и наблюдаем теперь на примере нашего, как принято считать, "в подавляющем большинстве православного" общества.

Впрочем, современное восприятие поста нашими соотечественниками нагляднее всего иллюстрируют итоги социологических исследований. Вот, например, результаты опроса фонда "Общественное Мнение" (ФОМ) за 1998 год: "Соблюдали ли вы Великий Пост в этом году?

Да – 9 %

Нет – 88 %

Затруднились ответить – 3 %"

А вот более подробные результаты ROMIRза 2003 год: "В какой степени Вы согласны или не согласны с утверждением, что соблюдение постов способствует нравственному развитию человека?

Полностью согласен – 18 %

Скорее согласен, чем нет – 35 %

Скорее не согласен – 27 %

Полностью не согласен – 13 %

Затрудняюсь ответить – 6 %

Как Вы считаете, в чем основной смысл поста?

В духовном и физическом очищении – 49 %

В воздержании от пищи – 21 %

В посте не вижу смысла – 20 %

Другое – 7 %

Затрудняюсь ответить – 3 %

Планируете ли Вы соблюдать Великий Пост (пасхальный)?

Да – 22 %

Нет – 76 %

Затрудняюсь ответить – 2 %"

(В 2004 году аналогичное исследование ROMIRдало такие результаты: 54 % россиянсчитают период поста полезным "для нравственного развития"; 22 % намерены соблюдать пост; 49 % видят смысл поста в духовном и физическом очищении; 21 % – в воздержании от пищи; 20 % никакого смысла в посте не видят).

То есть около половины респондентов считают пост вещью полезной "для нравственного развития" и около половины – нет. Менее чем по четверти населения видят в посте диету, а менее четверти – не видят в нем вообще никакого смысла. Намерены соблюдать пост менее четверти россиян, и не намерены – более трех четвертей. Правда, к 2004 году количество сторонников мнения, что пост полезен для нравственного развития, увеличилось на 1 %, но это ничего не меняет. Потому что главным результатом можно счесть то, что, не говоря об уровне религиозности, пост никак не соблюдают от 76 до 88 % населения, а постоянства во мнении, что пост это диета, неизменно придерживается 21 % россиян. Однако самого поста придерживается, выходит, всего 12 %.

Любой пост, а тем более Великий Пост в христианстве, это далеко не "диета", а выражаясь современным языком тренинг и профилактика здравого внутреннего состояния личности. Смысл поста прежде всего в том, чтобы сподвигнуть верующего человека на всестороннюю ревизию своего образа жизни, помочь ему заглянуть внутрь себя, своей совести. Отстраниться от излишней суеты прочих будней и суметь наиболее глубоко прочувствовать и осознать значение величайшего События, какое только имело место в истории человечества, – Воскресения Христа.

В наши дни отовсюду раздаются всевозможные "проповеди" о важности духовного пробуждения для всех и каждого. Не только священнослужители, но партийные и политические деятели все чаще предлагают в качестве вожделенной, но не слишком конкретной духовности самые разные вещи. Это и национальный либо "конфессиональный" патриотизм, и "духовная государственность", и религиозный фундаментализм с его главным козырем – исключительным и единоличным обладанием всей полнотой истины. При этом, если и упоминается о такой важной составляющей духовного пробуждения, как воспитание в себе управляемости желаний, то только в плане призывов к "смиренному" восприятию якобы неизбежной социальной несправедливости и необходимости ненавидеть мифического "внешнего врага". Но стоили бы чего-то подобные спекуляции для верующих, если хотя бы одно только представление о посте у них было религиозным?

Установленный Церковью ежегодный Великий Пост в этом отношении одна из самых широких возможностей, предоставляющих христианину реальную перспективу разумного корректирования глубинных свойств собственной личности. Перспективу не просто "поговорить о духовном", а совершить свой личный, самостоятельный шаг навстречу Источнику, от прикосновения к Которому зависит в жизни все остальное.

В светской среде советских времен, а особенно после упразднения большевистского режима, постоянно муссировалась идея о том, что "пост полезен для здоровья", что в этом можно усмотреть некий "признак многовековой мудрости" Церкви, которая облекала свои позитивные рекомендации в культовую форму. В этом посыле можно отметить сразу две определенные неверности: во-первых, пост не имеет ничего общего с вегетарианством – тем стилем жизни, который мотивируется и в самом деле стремлением к физическому оздоровлению организма и принципиальным воздержанием от животной пищи. Во-вторых, рационализация одной из существенных сторон религиозной практики, сводящая пост к "голой диете", есть не что иное, как нездоровое стремление примитивного мышления к десакрализации религии вообще. Пост же направлен не на физическое, а на "внутреннее" здоровье – на достижение особого состояния духовного тонуса и очищение от "интеллектуального мусора". Грамотные в религиозном отношении и сведущие в науках люди прекрасно осознают, что пост не составляет пользы для физического тела, что он, напротив, предназначен для ослабления или, как минимум, приглушения здоровых физических функций. С точки зрения физического состояния человека пост, по известному определению многих христианских подвижников, есть "удручение плоти", и цель его хорошо понятна христианину в словах св. Игнатия Брянчанинова: "Ты сама, плоть моя, утесненная постом, бдением и стоянием церковным, ходатайствуй себе и душе обильное прощение".

Великий Пост совершается верующими не спонтанно, а в ознаменование сорокадневного пребывания Иисуса в пустыне. Поэтому, нетрудно догадаться, что между Его постом и тем, который предпринимают нынешние христиане, обязана существовать достаточно конкретная связь. То есть, Великий Пост - не просто отдание дани памяти отдельному эпизоду из земной жизни Христа, а нечто более серьезное по смыслу.

Давайте вспомним о том посте.

…Иисус ушел из Бетании (Вифании) в пустыню за Иордан сразу после Крещения. Местность, где Он провел в одиночестве больше месяца, была не просто пустой в том смысле, что там не жили люди, но и голой – холмы, камень, да дикие собаки с вороньем. Весь этот внешний антураж указывает на то, что Иисус был Один, не просто без возможных собеседников, но и без привычной окружающей действительности, наедине с Собой-человеком. И с Богом…

Известно, что в условиях полной в широком смысле тишины любой человек начинает ощущать себя и все, что в нем происходит, особенно чутко. Он слышит биение своего сердца и шуршание тока крови, он ощущает скрип сокращающихся мышц и вращения суставов. В той же степени обостряются возможности элементарного человеческого мышления – его скорость, эффективность обращения к памяти и т.д. Но, в нашем случае, самое главное то, что происходит с человеческим сознанием, пользующимся всеми этими возможностями, – мышлением, чувствованием, действием. А происходит следующее: сознание, освобождающееся от "шума" (беспорядочных мыслей и забот, множества сторонних раздражителей, от осмысления не имеющих никакого отношения к самому человеку проблем), вдруг становится зрячим и начинает видеть само себя. Человек обретает способность взглянуть на себя – свои побуждения и идеи, интересы и дела - как бы со стороны. Для него становится возможным увидеть истинную цену вещей и свое место среди них. Иисус, как ясно становится из евангельских текстов, уходил в пустыню вовсе не для того, чтобы выдержать диету, а ради того, чтобы окончательно расставить по местам все внутренние ценности. Чтобы взвесить и преодолеть искушения сатаны, чтобы осознать в сравнении с ценностями мира – властью в нем, могуществом, славой ‑ Ценность истинную. Которая и есть – Божественная духовность.

Разумеется, о подобном уровне прозрения в суть вещей и мироздания последователям учения Христа грезить не стоит. Но идя по пути, проложенному Иисусом, только тогда по праву называющий себя христианином человек имеет реальную перспективу воспитания в себе духовной потенции, а не мишуры из желаний, гордыни и самомнения, которую предлагает ему всероссийское пропагандистское шоу под названием "возрождение духовности".

Иными словами, чтобы "настроиться на волну", предназначенную для привнесения в человека душевной и духовной ясности, нужно избавиться от "шума" – физического, эмоционального, информационного. Начиная с того, чтобы освободить от лишней нагрузки собственный организм (облегчить пищеварение), отвлечься от суетного пережевывания в мыслях одних и тех же переживаний (освободиться от призрачных "проблем"), избавиться от всех "нежизневажных" занятий, пожирающих время ("бежать суеты"). Условия соблюдения Великого Поста, собственно, и регламентируют все это - от ограничений в пище до отказа от всевозможных "страстей".

Но что такое пресловутые "страсти", которые христиане неизменно отождествляют с более или менее тяжкими грехами? Психологи довольно точно определяют это явление: "Страсть, это автономные психические комплексы, включающие в себя коммунитивные, эмоциональные, мотивационные, волевые и предметные структуры, способные доминировать в поведении человека и детерминировать другие структуры душевной жизни" (Д. Новиков, А. Лоргус. "Психологическое и богословское содержание понятия "страсти"). В "переводе" на простой человеческий язык это малоутешительное определение значит, что абсолютно все, чем наполнена наша жизнь, может стать предметом страсти, а следовательно, греха.

Страсть к алкоголю, разврату и воровству по своим последствиям для целостности человека мало отличается от страсти к стяжательству, самолюбованию или посещению увеселительных заведений. Социальная же оценка таких страстей может быть при этом, порой, прямо противоположной. Вора наказывают, алкоголика лечат, но стяжателя уважают за богатство, а завсегдатая ночных баров и клубов - за коммуникабельность. При этом мы давно перестали хоть как-то связывать состояние психологического здоровья людей с состоянием общественной нравственности. Ведь сама принадлежность к какому-либо бомонду (неважно, артистическому или религиозному) предполагает втянутость в него, привязанность к определенному ритуалу соучастия в нем, а значит – страсть. Таким образом, страстью и грехом может оказаться любая неудержимая привычка, которая согласно особенности, подмеченной народом, неуклонно превращается во "вторую натуру". От этой нашей "второй" натуры, ради первой – истинной, и помогает освободиться хотя бы на время Великий Пост.

Вспомнив о сравнительной бесполезности "поста-диеты", стоит упомянуть и о том, что существует несомненная связь между страстями и психическим здоровьем человека, от которого, в свою очередь, и зависят в основном все остальные стороны жизни. Жадность, завистливость, подозрительность, похотливость – все это и многое другое, будучи с религиозной точки зрения грехами, становится еще и источником вполне "материальных" в клиническом смысле болезней. Разве могут люди, одержимые страстями скопления богатства, одержания любовных "побед" или преследования конкурентов, считаться даже относительно здоровыми? Если вспомнить, как со словами "прощаю тебе грехи твои" исцелял от болезней Христос, то необходимость расшифровки связи между грехом и недугом для религиозного человека окажется излишней. Обращение преимущественно внутрь себя и к Богу во время поста, ограничение или отказ от множества бесполезных устойчивых привычек-страстей, таким образом, посредством оздоровления внутреннего, душевного мира человека, ведет и к выстраиванию его здоровья.

Укоренившееся в нашем обществе на генном уровне представление "в здоровом теле – здоровый дух", таким образом, представляется бесспорным только в том случае, если воспринимать здравость духа тождественной уютному самодовольству. Но в таком случае синонимами смирения и религиозной веры потребуется считать равнодушие и фанатизм. Для того, чтобы не впасть окончательно в откровенную прелесть, и существует в жизни христиан период, именуемый Великим Постом.

Период великого и осмысленного бдения.

Михаил Ситников,

Для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования