Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
27 сентября 18:45Распечатать

Иннокентий Павлов. К ИСТОРИИ «СОБОРНОЙ» ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ. Заметки церковного историка. Часть первая


2. Узаконивая беззаконие.

Хотя до 1943 г. ни о каких соборах Московская патриархия не смела и думать, тем не менее, м. Сергий не отказывал себе в конце 20-х и в 30-е гг. в некоторой имитации соборной деятельности. Так его "Синод" направо и налево сыпал "запрещениями в священнослужении" и преданиями "суду собора епископов" всех не согласных с его линией архиереев, будь то в СССР или за рубежом.

Так бесчинно были "запрещены" в 1930 г. митрополит Евлогий (Георгиевский) и епископы Западно-Европейской епархии, в 1933 г. митрополит Северо-Американский Платон (Рождественский) со своим епископатом и, наконец, в 1934 г. епископы РПЦЗ.

Другое дело, что впоследствии никаких "судов" никогда не было, да и "воссоединение с матерью-церковью" в лице МП тех же карловчан, оказывавшихся на территории, "освобожденной" Красной Армией, происходило без каких-либо "покаяний".Все это свидетельствует о том, что голая политическая конъюнктура всегда главенствовала в МП над церковной дисциплиной.

Еще об одном лже-соборном акте, имевшим место в пасхальные дни апреля 1934 г. мне три десятилетия назад с отвращением рассказывали старые церковные москвичи, вспоминая как в Богоявленском соборе в Дорогомилове (вскоре, кстати, снесенном) "Сергию давали блаженство". Речь идет о безобразной выходке сергианского "Синода", поддержанного еще группой епископов, присвоивших м. Сергию титул "Блаженнейшего", т.е. канонического предстоятеля поместной церкви, при живых Патриаршем Местоблюстителе (м. Петре) и другом законном обладатели местоблюстительских прав (м. Кирилле).

Ясно, что без согласования с компетентными органами такого бесчиния просто не могло быть. Впрочем, на следующий год религиозную жизнь в стране было решено значительно свернуть, следствием чего стала, в частности, ликвидация двух лже-синодов – обновленческого и сергианского. А вскоре большинство епископов и священников конформистов, возжелавших "тихого и безмолвного жития" под омофором м. Сергия, попало под каток ежовских репрессий, когда было ликвидировано в качестве отработанного шлака и немало тех, кто совмещал службу у престола Божия с осведомительством в органах. Теперь МП объявляет эту публику "новомученниками", хотя речь должна идти о жертвах репрессий, вызванных большой чисткой, когда означенный элемент был сочтен излишним на новом этапе коммунистического строительства.

Звездный час м. Сергия настал, как известно, после нападения Гитлера на СССР. Тогда то в силу сложившейся конъюнктуры он вновь оказался востребованным сталинским режимом. Отсюда и берет начало уже собственно "соборная" деятельность МП, как раз и скроенная по известным лекалам, опробованным советскими кураторами церковных дел еще в 1923 г. на обновленческом лже-соборе.

Первые опыты такого рода приходятся на 1942 г., когда подобно тому, как обновленцы тогда "осудили" российских иерархов, оказавшихся за рубежом, от Сергия потребовалось сделать то же самое в отношении епископов, оказавшихся на оккупированных немцами и их союзниками территориях. Правда, надо отдать ему должное, действовал он здесь не столь топорно.

Обновленцы, как известно, всех "лишили" сана, даже без проведения формальной судебной процедуры. Сергий же, напротив, процедуру соблюл, по своему обычаю "придав собору епископов", тех на кого ему было указано кураторами из ведомства Л. П. Берии. Так в марте 1942 г. с прилучившимися в его временной резиденции в Ульяновске епископами он довольно резко выступил против епископа Владимиро-Волынского Поликарпа (Сикорского), ставшего тогда одним из устроителей Украинской Автокефальной Православной Церкви.

В сентябре того же года "суду собора епископов" был предан недавняя "правая рука" м. Сергия, имевший репутацию главного стукача МП, митрополит Сергий (Воскресенский). В 1940 г. по личной рекомендации Берии, как его доверенный агент, он с экзотическим титулом экзарха Прибалтики был отправлен на оккупированную СССР территорию прибалтийских стран, дабы присоединить находившиеся там православные церкви к МП, а заодно стать проводником нужной Кремлю политики в церковном вопросе. Однако в 1941 г. с началом наступления немецких войск он, в отличие от остальных агентов Берии, не стал спешно возвращаться в Москву, очевидно в надежде, что Советы падут, а остался в Риге, которую он преимуществу использовал в качестве своей резиденции, хотя носил титул "Литовского и Виленского", вполне подыгрывая теперь уже религиозной политике нацистов. Понятно, что за свое "предательство" он был наказан, будучи ликвидированным в 1944 г. отрядом бериевского спецназа.

Ну а дальше все поехало по налаженной колее. Сначала с кураторами из ГБ, а с 1943 г. еще и из ее фактического подразделения, называвшегося сначала Советом по делам русской православной церкви при СНК СССР (так в оригинале), а с 1965 г. преобразованного в Совет по делам религий при СМ СССР, согласовывалась цель и формат очередного "собора", до последней запятой утверждалась программа и тексты выступлений, а затем проводилось, вызванное той или иной надобностью, мероприятие.

Так в течение пары дней в сентябре 1943 г. был проведен Архиерейский Собор из 19 епископов, бывших тогда в наличии у МП, "дружно, по-братски" по заранее согласованной схеме провозгласивших м. Сергия "Патриархом", да принявшей еще несколько хлестких резолюций, носивших ярко выраженный политическо-конъюнктурный характер.

Впрочем, самое интересное из той "соборной" затеи пережило не только Сергия, но и сам СССР, продолжая оставаться главным столпом МП до сих пор и, очевидно, до окончания ее исторического бытия. Речь идет об институте постоянных членов Священного Синода, больше известным в церковном народе как "митрополитбюро".

Спросите у любого высокопоставленного деятеля МП, в чем смысл этого невиданного с точки зрения традиции православной соборности института. Внятного ответа не получите. В свое время митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим (Ротов) бормотал что-то вроде того, что так м. Сергий хотел оградить своих ближайших сподвижников от возможных репрессий со стороны тогдашней власти. Но такой ответ, понятно, мог быть рассчитан разве что на наивных ленинградских семинаристов, имея в виду, что он не объяснял постоянного членства в Синоде самого Никодима.

На самом деле все было гораздо проще. Сразу же после встречи со Сталиным в сентябрьскую ночь 1943 г. была согласована схема, по которой теперь должна действовать МП. При "Патриархе" должен быть образован "Священный Синод", где особо доверенные у тов. Берии (а следовательно и у Сталина) иерархи, занимающие кафедры Ленинградскую и Киевскую становятся теми постоянными членами, что полностью гарантирует проведение данным органом церковной власти нужной уже "компетентным" органам линии.

В 1944 г. к этим двум постоянным членам прибавился еще митрополит Крутицкий и Коломенский, на кафедру которого плавно переместился Николай (Ярушевич), титуловавшийся до того (с июля 1941 г.) Киевским. Учитывая, что прочих епископов на сессии новоявленного "Синода" вызывали по очереди в количестве не более троих, да и то людей, как правило, вполне сервильных, принятие заранее согласованных решений было гарантировано. Так наличие фактических спецагентов в виде постоянных членов Священного Синода заложило основу нынешнего олигархического строя в РПЦ МП, который теперь воплощает указанный институт.

"Патриарх" Сергий умер 15 мая 1944 года. Казалось бы, нужно поспешать с избранием нового предстоятеля РПЦ МП. Согласно определению Собора 1917-1918 гг. избрание Патриарха должно проводиться не позднее, чем через три месяца. Однако теперь уже "Поместный Собор" для этого был созван МП лишь в январе 1945 г., т.е. по прошествии семи с половиной месяцев. Задержка эта не была случайной и диктовалась она отнюдь не внутрипатриархийными причинами. Понятно, что выборы, хоть и патриаршии, теперь могли проводиться по отработанной советской схеме – один кандидат и при том единодушно избираемый. Сам этот кандидат был известен, это вступивший в должность

Патриаршего Местоблюстителя согласно завещанию м. Сергия еще от 1941 г. митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Симанский).

Однако Сталину надо было к нему присмотреться, а это требовало некоторого времени. Вторая не менее важная причина состояла в том, что из "Собора" хотели устроить этакое пропагандистское шоу с участием восточных патриархов, а это тоже требовало тщательной подготовки. Кроме того, нужно было позаботиться об устроении епархий и, прежде всего, на освобожденных от оккупации территориях, дабы и епископат на "Соборе" был более многочисленный, чем в 1943 г.. Понятно, этого тоже нельзя было сделать сразу.

К ноябрю 1944 г. все эти задачи были практически решены, а посему тогда был созван Архиерейский Собор, где епископату, подведомственному МП, четко объяснили, что и как надо будет делать через два месяца, когда произойдет уже "Поместный Собор".

Последнее же мероприятие было проведено 31 января-2 февраля 1945 г., включая интронизацию "Патриарха" Алексия, которого от имени своих епархий епископы избирали единогласно, причем открытым голосованием. Также в этом "Поместном Соборе" участвовали заранее подобранные представители клира и мирян (по одному клирику и по одному мирянину от каждой епархии), некоторым из которых надлежало произнести заранее согласованные речи. Нам не дано знать, но можно догадываться, что переживал тогда старейший клирик г. Москвы протоиерей Алексий Станиславский, бывший активным членом Священного Собора 1917-1918 гг, а затем едва ли не самым деятельным членом Высшего Церковного Совета при Патриархе Тихоне, когда в своем выступлении заявлял, что нынешний "Поместный Собор" имеет то же каноническое достоинство, что предыдущий.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования