Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
16 июля 16:08Распечатать

Протодиакон Андрей Шамов. ЦЕРКОВНЫЕ ДЕТЕКТИВЫ ПИШУТ В ОВЦС? Роль РПЦ МП во «внутристаро-обрядческих конфликтах», особенно – в курском


С каждым днем в России усиливается доминирующее положение Русской Православной Церкви Московского патриархата (РПЦ МП), которая, с точки зрения государства, является наиболее традиционной конфессией. Отчасти это понятно – большинство населения России, и в том числе представители высшего руководства РФ, формально принадлежит именно к этой конфессии. Но настолько ли "традиционна" РПЦ МП? Это, на самом деле, большой вопрос. Можно ли назвать традиционной конфессию, созданную всего лишь около 350 лет тому назад, причем всецело руками самого государства в лице его тогдашнего руководителя – "тишайшего" царя Алексея Михайловича Романова? Можно подумать, что до этого на Руси не существовало христианства…

Как быть с пресловутым критерием "традиционности", если говорить о старообрядческих конфессиях? Справедливости ради, стоит отметить, что сам термин "старообрядчество" не совсем соответствует сути нашей конфессии – мы как были православными, или древлеправославными (православными издревле, т.е. искони, изначала), так ими и остались. Однако оставим в стороне проблематику Закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", впервые в истории современной России разделившего конфессии на "овец и козлищ", и перейдем к обзору внутренней обстановки, сложившейся в самих старообрядческих конфессиях.

Начиная с конца 80-х, стали открываться старообрядческие храмы, возрождаться приходы, но как-то уж очень вяло. Обычно исследователи списывают это на недостаточный потенциал в самом старообрядчестве. Отчасти это правда. Если к 1905 году, когда в России была объявлена свобода вероисповедания, старообрядчество было представлено религиозно активной и самой богатой частью населения России, то в конце 80-х – начале 90-х годов ХХ века, да и по сей день, это, к сожалению, не так.

Годы советской власти во многом смогли сделать то, что не смогло сделать царское правительство за предыдущие 250 лет гонений. Надо отметить, большинство населения РФ, даже формально идентифицирующее себя в качестве последователей той или иной конфессии, на самом деле далеко от того, чтобы считаться религиозно активным. Исповедание той или иной религии является для них не определяющим фактором социальной позиции, а всего лишь данью памяти предков или стремлением не отличаться от окружающих, "быть как все".

Основная проблема современного старообрядчества, на наш взгляд, все-таки кроется в его руководстве. Да, именно в руководстве, потому что в условиях свободы вероисповедания (хотя и относительной) оно совершенно утратило свою ведущую функцию, а инициатива церковного возрождения сосредоточилась в руках паствы и рядового духовенства. Постараемся прояснить этот крайне неприятный для нас самих факт.

В советский период, когда государство и соответствующие его структуры старались всецело контролировать деятельность религиозных конфессий, руководители этих конфессий, естественно, не назначались без согласования с государством. Как показала практика, руководителями становились наиболее покладистые и пассивные, хотя иногда и очень достойные с моральной точки зрения люди.

И вот ситуация как бы изменилась. Государство, по крайней мере, формально, отказалось от прямого вмешательство в выборы предстоятелей Церквей. Прежние предстоятели, избранные еще по советским "принципам", какое-то время оставались на своих местах, но … в руководимой ими пастве наметились "расколы". Во всех наиболее крупных старообрядческих конфессиях – Русской Православной Старообрядческой Церкви (РПСЦ), Русской Древлеправославной Церкви – Архиепископии Новозыбковской, Московской и всея Руси (РДЦ), Древлеправославной Поморской Церкви (ДПЦ) – произошло деление на партии: "консервативную" и "прогрессивную", "либеральную".

Конечно, наименования партий до некоторой степени условны, т.к. активистов обеих течений не устраивал существующий порядок вещей – состояние застоя, гетто, гниения, неизменно ведущее к постепенному вымиранию. Но, в то же время, обе сложившиеся партии видели и видят будущее своих конфессий совершенно по-разному. Первые, консерваторы, – в самостоятельном, обособленном развитии, вторые же, либералы, – в тесных контактах и сближении с "господствующей" РПЦ МП…

16 декабря 1999 года ряд крепких и больших по численности приходов (а не один "мятежный Аполлинарий с двадцатью клевретами", как пытаются подать это "новозыбковцы") вышли из-под юрисдикции РДЦ. Основной причиной "приостановления молитвенного общения" было официальное признание руководством РДЦ в лице Архиепископа Аристарха отсутствия канонических и догматических различий своей Церкви с РПЦ МП. Автором свидетельствующего об этом документа (наверное, правильнее будет сказать – руководителем группы авторов), а именно устава РДЦ и двух к нему приложений, был московский епископ Александр (теперь Патриарх РДЦ).

Отделившимися от архиепископии высказывался еще ряд претензий, как то: повсеместное распространение в приходах РДЦ практики венчания в запрещенных степенях родства, крещения нескольких человек "в одной воде", бесконечные переводы священников из прихода в приход без согласия паствы, упрощенный чиноприем от других, в том числе и старообрядческих, конфессий (как известно, в приходах РПЦ МП старообрядцев принимают совсем без какого-либо чиноприема). Руководство РДЦ в жесткой форме высказало свое нежелание отступиться от "прониконианской" политики и устранить сложившиеся "недоразумения". В результате чего, как уже было сказано, ряд приходов вышел из-под юрисдикции РДЦ. С приходом к власти нового Архиепископа – ныне правящего Патриарха Александра – руководство РДЦ пошло еще дальше.

Второй крупный конфликт в старообрядчестве начался примерно в то же время. В июне 1999 года председателем ОВЦС МП митрополитом Кириллом и представителем Рижской Гребенщиковской общины ДПЦ Иоанном Миролюбовым был подписан некий "Меморандум", в котором, наряду с обменом любезностями и заверениями в дружбе и сотрудничестве, говорилось о "равноспасительности содержащихся в обеих Церквах богослужебных обычаев и обрядов".

В июле 2002 года Иоанн Миролюбов и его сторонники провели собрание, на котором высказали свое желание о присоединении Рижской Гребенщиковской общины ДПЦ к РПЦ МП на правах "единоверия". Не поддержавшая Миролюбова часть общины, выразив свое несогласие, изгнала из рижского храма его сторонников, на что он, в свою очередь, ответил обращением в суд с требованием восстановить свое право оставаться руководителем Гребенщиковсой общины. 16 января 2004 года Сенат Верховного суда Латвии его иск отклонил.

Не осталась в стороне от подобных "баталий" и РПСЦ. В октябре 2003 года епископ Кишиневский и всея Молдовы Зосима (Еремеев) и несколько поддержавших его священнослужителей в результате трений с руководством РПСЦ вышли из-под юрисдикции последней и обратились к главе старообрядческой митрополии в Румынии Митрополиту Леонтию с просьбой принять их под свой омофор, что последним и было сделано. В результате и без того не очень дружелюбная обстановка между двумя старообрядческими митрополиями в Москве и Браиле еще более накалилась.

31 декабря 2003 года вследствие продолжительной болезни почил старообрядческий Митрополит Московский и всея Руси Алимпий (Гусев), занимавший первосвятительскую кафедру с 1986 года. На состоявшемся 9 – 11 февраля 2004 года Соборе РПСЦ абсолютным большинством голосов Митрополитом был избран епископ Казанско-Вятский Андриан (Четвергов). Поддержавшая его партия сама называет себя "прогрессивной". В ходе того же Собора с "отшедших" клириков были сняты прещения, и они благополучно вернулись в лоно РПСЦ.

Оппоненты ставят под сомнение результаты тайного голосования, в результате которого и был избран владыка Андриан, и обвиняют самого владыку Андриана в контактах с ОВЦС МП, хотя, надо сказать, что пока сам Митрополит Андриан никаких официальных заявлений не делал. Но тут стоит отметить один факт, благодаря которому указанные внутристарообрядческие конфликты "вдруг" приобретают неожиданную церковно-политическую окраску.

Все три яркие фигуры вышеозначенных конфликтов, а именно Патриарх Александр (Авдей Диомидович Калинин), Иоанн Иоаннович Миролюбов и епископ Зосима (Еремеев), будучи "коренными" старообрядцами, еще молодыми людьми были направлены своими кланами на обучение, и успешно закончили духовные семинарии и академии Московской патриархии. На протяжении всей своей последующей деятельности они поддерживали и поддерживают близкие отношения, что, впрочем, общеизвестно, с руководителем ОВЦС МП митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом (Гундяевым).

Чтобы еще ярче проиллюстрировать картину, мы, как непосредственные очевидцы и участники событий, углубимся в подробности "курского конфликта". Что же случилось дальше? Руководство РДЦ засыпало милицию, прокуратуру и судебные инстанции Курска претензиями в адрес курского прихода, в котором руководство вышеупомянутой РДЦ небезосновательно видело "альтернативный" духовный центр. Быстрого успеха это не принесло. Тогда был предпринят другой шаг. Все прекрасно знали, что священноинок, а тогда уже епископ, Аполлинарий ежегодно в Великий пост ездит к своим духовным чадам в Кременчуг Полтавской области на Украине с целью исполнения духовных треб (исповедь, причащение, крещение), но до поры до времени это никого особо не интересовало. И вдруг, во время его очередной поездки, на брянской таможне его арестовывают, предъявляют обвинение в контрабанде (с ним были Чин крещения, Чин исповеди, Евангелие и прочие издания 1910-15 гг.). Брянское управление ФСБ возбудило уголовное дело, поводом для которого послужило заявление Архиепископа Александра (оно имеется в деле). Суд приговорил "контрабандиста" к трем годам тюрьмы, но выпустил по амнистии.

В июне 2001 года РДЦ предприняла первую попытку захвата Успенской древлеправославной церкви в г. Курске. Попытка удалась. Власти сделали вид, что ничего не произошло. Через 10 дней прихожане сами выдворили захватчиков. Вот это местным властям и Курской епархии РПЦ МП не понравилось. В Московской патриархии вдруг отчего-то заволновались.

Когда курские староверы попытались открыть несколько новых приходов и зарегистрировать свою епархию, местные чиновники, не стесняясь, открыто заговорили, что Курское епархиальное управление Московской патриархии против – мол, тогда тут старообрядцев еще больше разведется. Однако и приходы, и епархию с большим трудом, но зарегистрировали.

Власти Курска предприняли оригинальный шаг – они решили передать здание Успенской церкви Курскому епархиальному управлению Московской патриархии. Решили и сделали. Уж бумаги все оформили, а староверы-то уходить никуда не собираются. Вроде бы все и затихло. Естественно, до поры до времени.

Тем временем, Архиепископ Новозыбковский, Московский и всея Руси Александр объявил себя Патриархом Московским и всея Руси, чем изрядно насмешил многих: 35 приходов и вдруг – Патриарх. Но "если звезды зажигаются, значит это кому-нибудь нужно". Во всех своих выступлениях он открыто стал заявлять о своих сношениях с РПЦ МП, а на внутренней стороне обложки церковного календаря он, смущая церковный народ, прощеголял в "никонианском" облачении.

Курские староверы пытались обжаловать незаконное решение мэра. Но тщетно. Настал 2003 год. В ноябре состоялся Собор Древлеправославной Церкви в Курске. В присутствии Собора представитель новозыбковской РДЦ выступила от имени своего руководства (даже показала Собору мандат). Она заявила, что не видит с "никонианами" никакой разницы в догматах, а только в обрядах и, сложив на обеих руках перстосложения – на одной троеперстное, на другой двоеперстное, – риторически вопросила: "А какая, собственно, разница?". Надо сказать, что чуть раньше, приезжая в Румынию, один из священников РДЦ уже демонстрировал тот же самый жест. Собор решил утвердить решение предыдущего Собора и принимать от "новозыбковцев" как от "никониан".

И вот настало 15 мая 2004 года. В 16 часов начали службу. На малой Вечерни пропели стихеры на "Господи воззвах", пропели "Славу", левый клирос должен был запеть "И ныне". И в это время в храм вошли Патриарх, священнослужители и миряне. Всего 10 человек. Предложили "полюбовно" покинуть храм, но храм никто покидать не спешил. Тогда "захватчики" решили войти в алтарь силой. Меня, протодиакона Андрея Шамова, волокли вчетвером, заломив руки. Отца Тимофея Харнаныкина запихнули в алтарь, и там один из захватчиков прямо у престола, на дорожке дал ему в лоб. Потом его так же вывели вон из храма. Пономаря Ивана Конорева волочили прямо за бороду, а клирошанку Агафью Саломатину выпихнул из церкви "сам святейший". Остальным пришлось уйти "добровольно".

Тем временем, прихожане вызвали милицию и представителя администрации Курской области. Милиция приехала, но состава преступления не обнаружила. Приехали и представители областной администрации. Настроены они были весьма решительно и предложили опечатать здание Успенской церкви, а выяснение отношений продолжить в администрации. В ответ им показали некую бумагу за подписью митрополита Курского и Рыльского Иувеналия (РПЦ МП) о том, что он, как "исторический собственник", дарует своим собратьям из РДЦ здание Успенской церкви.

И тут позвонил сам владыка Иувеналий. После этого все попытки "миротворчества" закончились, представители власти уехали восвояси. Представители РДЦ остались в храме, а древлеправославные христиане, находящиеся под окормлением епископа Курского Аполлинария, стали молиться в находящемся по соседству ветхом домике, принадлежащем теперь о. Тимофею Харнаныкину. На храме и на сторожке все старые замки спилили предусмотрительно привезенной с собой "болгаркой", а через пару дней на воротах у входа в церковный двор была поставлена до зубов вооруженная охрана из частного охранного агентства "Медведь +".

На праздник Святой Троицы в ветхом домике о. Тимофея всем молящимся просто не хватило места, и люди были вынуждены стоять на улице, в то время как вход в пустующий храм заслоняли своей грудью аж шестеро охранников с пистолетами.

Теперь из всего сказанного следует сделать выводы.

Первое. Мы имеем дело не с междоусобными конфликтами старообрядцев, а с очень давно и тщательно продуманным планом РПЦ МП, имеющим своей целью подмять под себя старообрядческие конфессии и задавить их.

Второе. Развязка "курского конфликта" приурочена местными властями и Курским епархиальным управлением РПЦ МП к празднованию 250-летия Серафима Саровского и напоминает, скорее, зачистку местности от чуждых элементов, несмотря на то, что эти самые чуждые элементы, т.е. старообрядцы, составляют значительную часть населения Курска и Курской области.

Третье. Свобода вероисповедания в нынешнем государстве российском, похоже, к древлеправославному вероисповеданию никак не относится, т.к. именно в нем РПЦ МП и ее партнер – государство - видят конкурента. Ну что ж, это так у нас водится – свобода прошла где-то рядом, и к нам опять не заглянула.

Протодиакон Андрей Шамов,
для "Портала–Credo.
Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования