Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
09 мая 18:08Распечатать

Иеромонах Иероним. КАТАЛОГ ОТСТУПЛЕНИЙ. О неправославии Совместного заявления, подписанного Папой Франциском и Патриархом Кириллом (Гундяевым). Часть вторая


Начало - ЗДЕСЬ...

В пп. 8-10 "Гаванской декларации" сказано, что главным объектом сегодняшней заботы Папы Франциска и Патриарха Кирилла являются, «прежде всего», христиане Ближнего Востока, подвергаемые различным гонениям и притеснениям. Нельзя не отметить, что христиане сегодня истребляются повсеместно, не только на Ближнем Востоке. Почему-то главы Церквей не делали громких совместных заявлений о том, что происходило, например, в Косово. Только защитительная речь сербского президента на Гаагском суде, никем пока официально не опровергнутая, явилась свидетельством о геноциде православных сербов. В России сегодня повсеместно вымирают целые деревни. Там, где раньше была жизнь, где были налажены сельскохозяйственные производства, теперь можно видеть безнадежное обнищание, страшное запустение, разруху, вымирание. Населению России тоже, как и христианам Ближнего Востока, сегодня необходима «широкомасштабная гуманитарная помощь» (п. 10 Заявления). В это самое время внимание российского Патриарха, печальника за свою паству, прежде всего, направлено на христиан Ближнего Востока. Почему?

Терроризм и гражданские войны названы в тех же пунктах Заявления главными причинами того насилия, которое претерпевают сегодня христиане Ближнего Востока. Но и гражданские войны, и террористические акты, и прочие «нестроения», происходящие в современном мире, нетрудно спровоцировать, чтобы спрятать за эту ширму главных виновников происходящих беззаконий. И где правда, а где ложь во всем этом хорошо организованном «хаосе», разобраться сложно. Причины не лежат на поверхности. Зачем же без объективных международных расследований объявлять терроризм виновником всех бед и тем самым выгораживать тех истинных творцов насилия, которые за этим терроризмом могут укрываться? Призывы Заявления «сплотиться» для того, чтобы «покончить с насилием и с терроризмом» (п. 10), вряд ли можно назвать перспективным занятием. Необходимо сначала выявить и назвать подлинных инициаторов совершающегося насилия, а уж потом приступить к выработке программы по достижению мира. В противном случае все действия в этом направлении будут напрасны.  

В п. 11 Заявление призывает всех христиан к сугубой молитве, дабы Бог «не допустил новой мировой войны». Молитва за мир во всем мире издревле является необходимой частью православного богослужения. Такую просьбу к Богу Церковь всегда считала Своей святой обязанностью. Великая ектенья, которой начинается любое церковное чинопоследование, содержит в себе прошение о мире: «О мире всего мира /…/ Господу помолимся». Вот уже два тысячелетия Православная Церковь воссылает Богу непрестанные молитвы о мире, и в этом отношении Ее не в чем упрекнуть. Но никогда за всю Свою историю Она не делала этой молитвы поводом для единения с теми, кто отпал от духовного единства с Ней. Церковь всегда тщательно оберегала Свой духовный суверенитет, считая его Своей наивысшей ценностью. Почему же Декларация объявляет такой ценностью мир во всем мире? Создается впечатление, что подписавшие Заявление лица никогда не читали в Евангелии слов, в которых Христос предупреждал Своих учеников о неизбежности мировых столкновений и глобальных кровопролитий, о том, что мирное сосуществование народов никогда не будет достигнуто: «Тогда услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь: ибо надлежит всему тому быть. /…/ Ибо восстанет народ на народ, и царство на царство, и будут глады, моры, и землетрясения по местам» (Мф. 24, 6-7). А апостол Павел тщетные попытки человечества обрести мир называл результатом духовного заблуждения и связывал активизацию всеобщего поиска мира с концом человеческой истории: «Ибо, когда будут говорить «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба» (1 Фес. 5, 3), которой помраченное и удалившееся от Бога человечество не избегнет.

Далее в этом же пункте Кирилл и Франциск указывают на фактор, стабилизирующий, по их мнению, ситуацию в мире: «Для того, чтобы мир был прочным и надежным, необходимы усилия, направленные на возвращение к общим, объединяющим нас ценностям, основанным на Евангелии Господа нашего Иисуса Христа». Однако заповеди Евангелия важны вовсе не потому, что их соблюдение обеспечивает мирную жизнь народам. Они ценны в силу того, что в них выражена воля Божия о человеке. Их соблюдение вменяется в обязанность человеку и при отсутствии мира, и при его наличии, поскольку они выражают собой ценность наивысшего порядка. Нельзя второстепенное подчинять тому, что поставлено Богом превыше всего. Нельзя возводить в самоцель мирное существование народов и делать орудием построения мира то, что по своей сути и значимости неизмеримо выше этого мира. Нельзя евангельские заповеди «пристегивать» к выполнению той или иной политической задачи, как нельзя превращать Церковь – богочеловеческий организм – в ту или иную политическую силу и усаживать Ее за стол переговоров всех людей «доброй воли». Царство Христа не от мира сего, Христос нигде в Евангелии не гарантировал миру безопасности.

В п. 12 Заявление опять повторяет ту мысль, которая была высказана ранее (см. п. 4). В нем говорится, что «мученики нашего времени, происходящие из разных Церквей, но объединенные общим страданием, являются залогом единства христиан». Эти слова противоречат ясному учению апостола Павла о том, что «никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1 Кор. 3, 11). Иисус Христос - вот единственное и незыблемое основание всей церковной жизни. Он есть краеугольный камень, «на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святый храм в Господе, на котором и вы (христиане – авт.) устрояетесь в жилище Божиим Духом» (Еф. 2, 20-22). Как же можно после этих слов вселенского учителя Церкви пытаться выстраивать единство христиан на каком-либо ином основании? Мучения страдальцев различных конфессий сами по себе никак не могут образовать собой общности христиан. У каждого из них было свое вероисповедание, свое специфическое понимание веры, свое «credo», свой катехизис. Пролитие крови никак не стирает фундаментальных различий между ними, а, пожалуй, их только утверждает и закрепляет. Попытки создания христианской общности на общности мученических страданий равносильны стремлению создания нового культа в Церкви, превосходящего собой почитание Ее Божественного Основателя.

В п. 13 поднимается тема межрелигиозного диалога, якобы необходимого для погашения конфликтов, происходящих между верующими людьми на религиозной почве. В Заявлении говорится, что люди разных вер должны «жить в мире и согласии». С этим никто и никогда не спорил, и несколько странно, что Папа и Патриарх встретились друг с другом впервые в истории для того, чтобы сообщить о том, что всем давно известно. Никакой здравомыслящий верующий человек не возьмет в руки автомат и не станет проливать кровь и убивать себе подобных. А вот что действительно хотелось бы услышать, так это правду о том, кто финансирует различные экстремистские группировки, кто стоит за разжиганием религиозной розни, кто ввергает мировое сообщество в пучину терроризма, кто и с какой целью во всем мире нагнетает обстановку и создает опасность религиозной угрозы. Религиозность в ряде случаев сегодня превратилась в очень удобное средство для искусственного создания очагов нестабильности. Весьма сомнительно, чтобы главная ответственность за все происходящее лежала только на совести верующих.

В п. 14 идея единства католиков и православных, пропагандируемая Папой и Патриархом, рассматривается с другой точки зрения. В нем отмечается, что сегодня православные и католики, трудясь «бок о бок», «отстаивают общие духовные основы человеческого общежития». В этих словах Заявления содержится мысль о том, что в «отстаивании основ человеческого общежития» заключается одна из задач христианской жизни. Но такое понимание цели христианской деятельности противоречит Священному Писанию. В Библии мы нигде не видим, чтобы святые апостолы заботились об устроении «человеческого общежития». Они повсюду созидали духовные основы жизни только христианских общин, той малой закваски, которая со временем сама по себе должна была улучшить жизнь человечества. Вот на что были направлены их главные усилия, а отнюдь не на укрепление «основ человеческого общежития» вообще. Такую широкомасштабную задачу как улучшение социального устройства христианство перед собой никогда не ставило. Оно никогда не дерзало изменить весь существующий мир. Христос называл Своих последователей малым стадом. А апостолов предупреждал особо: «Вот, Я посылаю вас как овец среди волков» (Мф.10, 16). Он говорил ученикам о том, что их проповедь вызовет волну злобы и жестокости, иначе говоря, в известной мере не укрепит, а поколеблет «общие основы человеческого общежития». Апостол Павел чуть позже, отталкиваясь от мученического опыта своего служения, сделает немаловажное обобщение. «Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы», – напишет он в послании к Тимофею (2 Тим. 10, 13). Если таков непреложный закон подлинной духовной жизни, то о каком созидании «общих основ человеческого общежития» может идти речь?

В п. 15 Заявление высказывает тревогу о том, что сегодня «некоторые политические силы» стараются вытеснить христиан «на обочину общественной жизни». Чуть выше, в п. 12, в документе восхвалялись те христиане, которые приняли мученическую кончину за свое свидетельство «об истине Евангелия». Действительно, живые носители евангельской истины всегда подвергались изгнанию из общественной жизни, замешанной на лжи, всегда вступали в конфликт с той неправдой, которой насквозь пропитана «общественная жизнь». При сопоставлении этих двух пунктов Заявления возникает невольный вопрос: так что же важнее лицам, подписавшим его текст? Мученики, которые не только были вытеснены силами зла на «обочину общественной жизни», но и лишены самой жизни, или же «достойное» место христиан в той действительности, которая захвачена процессами глобального отступления от евангельской истины? Христианство – это постоянный выбор и умение жертвовать земными интересами ради соблюдения верности избранному пути, ради сохранения любви ко Христу. Но об этом не говорится в Заявлении.

Улучшению ситуации в Европе посвящен и следующий, 16-й п. документа. В нем Франциск и Кирилл выражают свое желание, чтобы интегрированная Европа «сохранила свою душу, сформированную двухтысячелетней христианской традицией». Создается впечатление, что о судьбах мира сего Папа и Патриарх проявляют гораздо больше заботы, нежели о христианских общинах, о поддержании в душах христиан огня евангельской веры, о сохранении в них духа святоотеческого благочестия. На место души христианской, заботиться о которой Христос велел св. апостолу Петру троекратным повторением «паси овцы Моя», поставлена коллективная «душа Европы». Это какой-то новый объект архиерейского попечения, о котором нигде не говорится в Новом Завете. Туда ли направляют свои взоры высокопоставленные участники встречи, ответственные в первую очередь за духовное состояние своей паствы? Возникает вопрос и другого порядка: нынешняя Европа не по причине ли католицизма оттеснила Христа на «обочину» своей жизни? Не умножающиеся ли пороки папства, не политика ли Ватикана, руководимого слишком приземленными интересами, привели Европу к глубокому религиозному кризису, к полному упадку христианской веры, к отречению от Христа?

В пп. 17 и 18 Кирилл и Франциск уделяют, наконец, свое внимание людям, «живущим в условиях крайней нужды». Они заявляют о том, что не могут оставаться безучастными к судьбам таких людей. Но почему-то слова эти не вызывают ничего, кроме горькой, ироничной усмешки. О роскоши епископов давно слагаются легенды. Безудержная алчность князей Церкви, их сребролюбие, не знающее насыщения, их спесивость и циничное равнодушие к неимущим ни для кого не является тайной. Роскошные резиденции, похожие на дворцы, яхты, личные самолеты, элитная недвижимость, валютные счета в мировых банках, различные коммерческие организации – все это далеко не полный перечень того, чем владеют сегодняшние представители высшей церковной власти РФ. Они совершенно правы, когда говорят, что «насаждаемая система международных отношений» только увеличивает существующее «неравенство в распространении земных благ». Но почему при этом они ни слова не говорят о том, что сами являются органичной частью этой бесчеловечной системы? Почему не отказываются от всех своих земных благ во имя провозглашаемых ими идеалов христианской справедливости? Почему не следуют в жизни тем евангельским заветам нищелюбия, о которых так красиво говорят в своих речах и выступлениях, в своих бесконечных проповедях и телеобращениях?

Пп. 19-21 Заявления затрагивают тему безнравственности, которая стала нормой в жизни сегодняшнего общества. Распад семьи, однополые браки, аборты, эвтаназия, практика «выращивания» человеческого эмбриона в пробирке – вот тот далеко не полный перечень пороков, которые получили не только широкое распространение в современности, но, что трагичнее всего, статус легитимности. Казалось бы, в таких поистине апокалиптических условиях надлежало в обращении к верующим людям, прежде всего, сосредоточиться на соблюдении ими принципов евангельской жизни и поддержать в них решимость идти путем христианского благочестия. Чрезвычайно важно напоминать людям о последних временах, об обязанности не поддаваться духу времени, не ослабевать в вере и строго придерживаться тех принципов существования, которые возвещены Библией. «Дети! последнее время. И как вы слышали, что придет антихрист, и теперь появилось много антихристов, то мы и познаем из того, что последнее время», – написал в своем послании первый из учеников Христа (1 Ин. 2, 18). Но почему-то в Заявлении главный акцент переносится с верующих людей, составляющих Церковь Божию, на «многие страны» и на «общество в целом». «Мы обеспокоены, – сказано в Декларации, – кризисом семьи во многих странах». «Мы сожалеем», что библейские «представления» о браке «вытесняются из общественного сознания». Не духовное состояние малого стада, которое посреди порока и неоязычества старается всеми силами сохранить свою верность Церкви, составляет главный предмет заботы двух «религиозных лидеров». В наступившую эпоху апокалипсиса их гораздо больше беспокоит сознание подавляющего большинства людей, отказавшихся от Христа и уверенно шествующих в область откровенного богоборчества. Эта очень тонкая подмена понятий проходит через весь текст Заявления. Не проявляет ли себя в этой подмене попытка «религиозных лидеров», его подписавших, низвести Церковь Христову – сокровищницу божественной жизни – на уровень одной из социальных структур общества, отказавшегося от истины, и подчинить Ее служению секулярному миру?

В пп. 21-23 Декларации содержатся призывы к молодежи. Ей действительно сейчас очень трудно. В атмосфере всеобщей нравственной деградации, утверждения животного начала в человеке, широкого распространения культа потребления, безудержной погони за долларом и категорического отказа от высших целей сильнее всего страдает молодежь, испытывающая потребность в идеальном. Жестокий диктат безбожного окружения, загоняющий ее в своеобразное гетто, практически не оставляет ей никаких шансов в деле духовной самореализации. Однако вместо серьезного разговора о тех объективных трудностях, перед которыми она сегодня оказалась, о способах ее духовного выживания – отвлеченные призывы в духе газетных передовиц советского времени. «Вам надлежит не зарывать талант в землю», «не бойтесь идти против течения», «станьте светом мира», «передайте детям жемчужину веры». Все это, без сомнения, правильные и хорошие слова, но без конкретных указаний, как всего этого достичь, они не только теряют свою цену, но еще и увеличивают ложь нашего времени, заполнившую собой почти все пространство современной действительности.

В п. 24 Декларации поднимается болезненная тема прозелитизма, то есть проповеди католиков на тех территориях, которая Православная Церковь привыкла считать исконно своими. Патриарх и Папа выступают против насильственных мер «для принуждения верующих к переходу из одной Церкви в другую». Однако подобные призывы, сколь бы ни были они искренними, вряд ли могут привести к какому-нибудь положительному результату. Ибо агрессия с использованием всевозможных «средств для принуждения верующих к переходу» заложена в самой природе католицизма. Претензия Папы на главенство во Вселенской Церкви является краеугольным камнем, на котором зиждется все здание католичества. Один из основных принципов его существования – распространение власти Папы любой ценой и любыми средствами, не исключая политических. Разрешение постоянных конфликтов, возникающих на почве прозелитизма, путем мирных переговоров с Папой никогда не произойдет. Это было бы равносильно отказу Ватикана от своей сущности.

В этом же контексте необходимо рассматривать и проблему униатства, затронутую в п. 25 Заявления. Что такое униатство? Оно есть стремление подчинить православных Святому престолу любым способом, вплоть до сохранения ими привычных форм православной обрядности. Экспансия Ватикана границ не имеет, она не привыкла останавливаться перед такими факторами, как православная обрядность. Ибо что она значит в сравнении с догматом главенства Папы? В п. 25 сказано, что «метод «униатизма» не является путем к восстановлению единства» католиков и православных. И это правда: этот метод не может быть средством к достижению единства. Но вовсе не потому, что изжил себя в настоящее время или утратил свою действенность, а потому, что он никогда и не являлся путем к единству, а всегда рассматривался Ватиканом как способ расширения своей «законной» власти за счет православных приходов. Поэтому все призывы к примирению и выражения надежд на обретение «взаимоприемлемых форм сосуществования» между греко-католиками и православными – не более, чем лукавая игра слов.

Положение в Украине – еще один предмет заботы Патриарха и Папы. Ему посвящены 26-й и 27-й пункты Совместного Заявления. К «деятельному миротворчеству» призывают оба «лидера» «все стороны конфликта» для достижения мира в стране. Но какова настоящая подоплека этих призывов? У каждой воюющей стороны есть свои взаимоисключающие цели и интересы. Невозможность урегулировать эти интересы путем мирных переговоров привела в итоге стороны к военному столкновению. Несколько наивными и неуместными в такой ситуации кажутся все призывы к «благоразумию» и к «общественной солидарности». Неуместными или же спекулятивными, использующими братоубийственную войну с целью внедрения в сознание людей идеи псевдорелигиозного единства якобы для скорейшего установления мира. Не католицизм ли, внедрившийся в свое время в Украине, расколол украинский народ? Идеи ложного религиозного единства пригодны только для идеологической диверсии, но никакой реальной пользы в деле умиротворения страны они принести не в состоянии.

В п. 28 Декларация продолжает призывы к совместному свидетельству православных и католиков об истине. Она старается убедить их в том, что миру совершенно необходимо такое свидетельство, что только общие усилия Православия и католичества удержат мир от кризиса бездуховности. Однако подобное соединение богооткровенной истины с явным заблуждением не только не спасет мир от глобальной катастрофы, но еще и приблизит час ее наступления, создаст еще большую помраченность в мировом сообществе. Смешение правды Божией с ложью Ватикана неминуемо расширит область тьмы в человечестве, откроет неограниченную свободу действию силам зла и ускорит появление великого обольстителя вселенского масштаба, именуемого в Библии «человеком греха, сыном погибели, противящимся и превозносящимся выше всего, называемого Богом или святынею» (2 Фес. 2, 3-4).

В предпоследнем, 29-м пункте Декларация с чисто пропагандистским пафосом заявляет: «В безбоязненном возвещении правды Божией да поможет нам Богочеловек Иисус Христос». Прикрываться именем Христа и цитатами из Священного Писания – излюбленный прием сил, привыкших привлекать авторитет Библии к внедрению своего завуалированного обмана. Все лжеучители начинали с того, что подбирали соответствующие цитаты из Библии. Этим же подбором цитат они, как правило, и заканчивали свои умственные построения. В этом смысле Заявление не являет собой ничего нового. Новаторством, пожалуй, можно назвать последний пункт Декларации, 30-й. В нем два «религиозных лидера» молитвенно обращаются к Деве Марии, чтобы Она укрепила «братство всех, Ее почитающих», и собрала воедино народ Божий, католиков и православных, для прославления имени Пресвятой Троицы. При этом вопрос о том, угодно ли Деве Марии такое совместное обращение к Ней католиков и православных, конечно, не ставится. Однако именно тут, в момент молитвенного предстательства, уместно было бы вспомнить, что католицизм нарушил учение Церкви о почитании Богоматери и догматизировал свои измышления о Ее непорочном зачатии, которых никогда не разделяла и не принимала Вселенская Церковь. Не тщетно ли ожидать, что молитва, в которой к правде подмешана ложь, будет угодна Той, Которая явилась Матерью воплотившейся и сошедшей на землю Божественной Истины?

Как мы могли видеть, Совместное Заявление, подписанное Патриархом Кириллом и Папой Франциском на встрече в Гаване, содержит в себе такие призывы и утверждения, принять которые не может совесть православного христианина. Оно провозглашает новое направление всей церковной жизни, в котором содержится угроза размыва чистоты богооткровенной истины, хранимой Православной Церковью. Высшая церковная власть в РПЦ МП сегодня встала на путь разрушения Священного Предания Церкви. При этом она делает лживые заверения о том, что совместные труды православных и католиков не повлекут за собой отступление от вероучения, канонических норм и богослужебного строя Православия. Но это сотрудничество, несомненно, приведет к постепенному стиранию границ между Православием и католичеством. Оно неизбежно вызовет процесс разрушения незыблемых основ Православия и обернется утратой переживания Его истинности. Долг православных христиан сегодня заключается, прежде всего, в осознании той серьезной опасности, которая нависла над душой каждого из них. После подписания гаванской Декларации православные христиане в РПЦ МП не могут доверять своей церковной власти и слепо следовать за ней. Быть бдительными и стоять на страже Православия – священная обязанность каждого православного христианина. Мы не поменяем перспективу вечной блаженной жизни на сиюминутные блага жизни временной и пребудем твердыми в исповедании чистоты Православия.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования