Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
27 октября 20:44Распечатать

Проф. Михаил Бабкин. ПРАВО ЗАВЕЩАНИЯ МОНАШЕСТВУЮЩИХ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ: середина XVII – начало XXI вв. Часть первая


Краткий историографический обзор

Вопрос об эволюции порядка наследования личного имущества монашествующих Русской Православной Церкви (РПЦ) [1] в трудах историков, правоведов и цивилистов практически не освещён. Отдельными специалистами он затрагивается лишь фрагментарно: в контексте общего рассмотрения статуса монашествующих в XVIII – начале XX вв. в области истории РПЦ [2], церковного и гражданского права [3]. Лишь В. Ивановский осветил этот вопрос в контексте рассмотрения развития российского законодательства о монашестве и монастырях с середины XVII по XIX вв. [4]. Автор настоящих строк, фактически продолжив исследование Ивановского, на основании новых источников уточнил ряд тезисов своего предшественника [5], расширив также хронологию.

Нормы российского права о личном имуществе монашествующих: до начала 1766 г.

Одним из ключевых, неизменных положений норм российского права, которым до 1917 г. определялся порядок наследования личного имущества монашествующих православного духовенства, было то, что все без исключения монашествующие, включая архиереев [6], были лишены прав приобретения, владения и наследования недвижимости. Эта норма, впервые прозвучавшая в Соборном уложении 1649 года (гл. XVII, ст. 42–44) [7], на протяжении двух с половиной веков по различным поводам была неоднократно повторена в высочайших актах, решениях Сената и определениях высших органов церковного управления [8].

Законодательство же, регламентирующее права монашествующих завещать своё личное движимое имущество, не было неизменным. Первоначально оно было полностью ориентировано на церковную норму – на монашеский обет нестяжания, согласно которому принимающий постриг не должен, строго говоря, иметь никакой собственности. Так, в мае 1722 г. император Пётр I подписал «Прибавление к Духовному регламенту. Прибавление о правилах причта церковного и чина монашеского», которое гласило (ст. 61): «По смерти архиереев, архимандритов и игуменов и прочего монашеского чина, собственного их имения родственником и свойственником ничего не давать; но таковые, вышних чинов присылать в Правительствующий Духовный Синод, а нижних чинов обирать в монастырскую казну» [9]. Данная норма, в которой было введено монашеско-имущественное «равноправие», в период 1736–65 гг. была повторена в ряде высочайших актов и постановлений Кабинета министров [10].

Дарование монашествующим духовным властям права завещания: 20 февраля 1766 г.

20 февраля 1766 г. увидел свет указ императрицы Екатерины II – «О дозволении архиереям, игуменам и прочим монашествующим располагать при жизни своей имением в пользу сродников, свойственников и ближних своих». В нём говорилось: «…повелеваем: по смерти архиереев, архимандритов, игуменов и прочих монашеских властей (курсив наш. – М.Б.), никуда не отбирать оставшегося по них имения, какого бы оное звания не было, в деньгах, золоте, серебре или ином чём, кроме тех вещей, которые к ризницам их принадлежат, и которые они по набожности своей к Церкви святой, из собственного их имения построили; но архиереи, архимандриты и игумены и прочие монашествующие власти [11] могут при жизни своей тем оставляемым по себе имением располагать так, как им принадлежащим по собственным своим завещаниям в пользу сродников, свойственников и ближних своих, или употреблять оное на богоугодные дела по их изобретению, не давая в том более никому отчёту» [12].

Появление процитированного указа было обусловлено желанием императрицы сделать патерналистский подарок духовным властям: порядок наследования их личного имущества был отделён от «общемонашеского» порядка, определённого в ст. 61 «Прибавления к Духовному регламенту». Тем самым Екатерина II de jure разделила монашествующих на две группы: одни получили право завещать своё личное имущество (кроме вещей ризницы), а другие – нет.

Развитие «имущественно-монашеского» законодательства: 1766 г. – конец XIX в.

На рубеже 1856-57 гг. на уровне Собственной Е.И.В. Канцелярии и Госсовета обсуждался вопрос о желательности отмены права монашествующих властей завещать своё личное имущество. Ведь это право противоречило монашескому обету нестяжания. В ходе прений было решено, что вернуться к прежней норме (фактически – к ст. 61 «Прибавления к Духовному регламенту») практически нереально, что «такое постановление было бы, может быть, слишком противно господствующим ныне мыслям и понятиям, особливо же издавна укоренившимся привычкам, и слишком строго для иноков нашего времени». В результате екатерининская норма отменена не была [13].

Однако 17 сентября 1862 г. настоятели и настоятельницы общежительных монастырей [14] были лишены права завещания. Т. е. они были приравнены к монашествующим низших степеней. Данная норма (она не касалась игуменов и игумений необщежительных монастырей) вошла в новую редакцию «Устава духовных консисторий» (ст. 123), введённую в действие 9 апреля 1883 г. [15].
4 декабря 1896 г. в Гражданском кассационном департаменте Правительствующего Сената рассматривался вопрос, сохраняют ли постригшиеся в монашество лица право на капиталы и движимое имущество, приобретённые до пострижения. Чиновники департамента пришли к выводу, что «гражданские законы о монашествующих основаны на церковных постановлениях, и выраженное в них общее начало, в силу которого монашествующие считаются отрекшимися от мира, должно быть признано руководящим и вытекающим из сущности монашеских обетов». Они констатировали, что постригающиеся в монашество отказываются от всего своего имущества: не только недвижимого, но и движимого. Имущество же, приобретённое после пострижения, должно поступать в монастырскую казну. Вместе с тем, департаментом было указано, что существующая норма права, зафиксированная в высочайшем указе от 20 февраля 1766 г. (согласно которой монашествующие власти имеют право завещания своего движимого частного имущества), противоречит указанным принципам, что она по существу противоречит и каноническим правилам Православной церкви, и предшествующему законодательству. Однако Гражданский кассационный департамент вынес решения о наследовании имущества и капиталов, основываясь на букве действовавших в России [16] гражданских законов [17].

(Продолжение следует)

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] В законодательстве Российской империи и в других официальных как светских, так и церковных документах (вплоть до 1942 г.) использовалось название «Православная Российская Церковь». Однако зачастую употреблялись и названия «Российская Православная», «Всероссийская Православная», «Православная Кафолическая Грекороссийская», «Православная Греко-Российская» и «Русская Православная» церковь. По причине того, что 8 сентября 1943 г. решением Собора епископов титулатура патриарха московского была изменена (вместо «…и всея России» стала «…и всея Руси»), то и Православная церковь стала называться «Русской» (РПЦ). Соответственно, и в историографии установилось использование аббревиатуры «РПЦ», а не «ПРЦ».
[2] Смолич И.К. Русское монашество: 988–1917 гг. Жизнь и учение старцев. Приложение к «Истории Русской Церкви». М., 1999. С. 286–290, 307–308; Зырянов П.Н. Русские монастыри и монашество в XIX и начале XX века. М., 2002. С. 16–18.
[3] Обозрение церковно-гражданских узаконений по Духовному ведомству. (Применительно к Уставу Духовных консисторий и Своду законов). С историческими примечаниями и приложениями / Сост. Я. Ивановский. СПб., 1900; Анненков К.Н. Система русского гражданского права. СПб., 1909. Т. 6. С. 16, 26, 35; Бердников И.С. Краткий курс церковного права Православной церкви. Казань, 1913. С. 965–967; Красножен М.Е. Краткий курс церковного права. Юрьев, 1913. С. 59–62; Павлов А.С. Курс церковного права. СПб., 2002. С. 159–161; Победоносцев К.П. Курс гражданского права. М., 2003. Ч. 2. С. 284–285; Цыпин В.А., протоиерей. Курс церковного права. Клин, 2004. С. 246–247.
[4] Ивановский В. Русское законодательство XVIII и XIX вв. в своих постановлениях относительно монашествующих лиц и монастырей. (Опыт историко-канонического исследования). Харьков, 1905.
[5] Бабкин М.А. Регулирование имущественных прав православного монашествующего духовенства в «Своде законов Российской империи» (изд. 1876–1917 гг.) // Право и государство: теория и практика. 2012. № 11 (95). С. 96–105.
[6] О монашестве епископов см.: Бабкин М.А. Особенности правового регулирования статуса епископа в Русской православной церкви (с 1917 г.) // Право и жизнь. 2014. № 1 (187). С. 164–183.
[7] Полное собрание законов Российской империи с 1649 года (далее – ПСЗ-1). СПб., 1830. Т. I. Ст. 1. С. 96–98. (О законодательстве Российской империи см.: Дорская А.А. Государственное и церковное право Российской империи: проблемы взаимодействия и взаимовлияния. СПб., 2004; Галузо В.Н. Систематизация законодательства в России. Историко-правовое исследование. М., 2009.)
[8] См., например: ПСЗ-1. 1830. Т. VII. Ст. 4450. С. 230, Т. XIV. Ст. 10237. С. 148, Т. XXIII. Ст. 17488. С. 916–917, Т. XXXI. Ст. 24246. С. 200, Т. XXXII. Ст. 25162. С. 373; Полное собрание законов Российской империи. Собр. 2-е (далее – ПСЗ-2). 1832. Т. VI. Отд. 2-е. Ст. 4844 (§ 9). С. 98; Полное собрание законов Российской империи. Собр. 3-е (далее – ПСЗ-3). 1886. Т. III. Ст. 1495. С. 126–128.
Например, на Московском соборе 1667 г., проходившем с участием восточных патриархов, было сказано, что богатство пагубно для монашеского образа жизни. И соборным определением от 17 июня было запрещено монахам лично владеть недвижимыми имуществами. То же правило для монашествующих прозвучало и в определении церковного собора 1669 г. (ПСЗ-1. 1830. Т. I: 1649–1675 гг. Ст. 412 (гл. IV, ответ на вопрос 4). С. 703–704; Ст. 442. С. 801–802).
[9] ПСЗ-1. 1830. Т. VI. Ст. 4022. С. 715.
[10] ПСЗ-1. 1830. Т. X. Ст. 7287. С. 183, Ст.7551. С. 452–453, Т. XVI. Ст. 11844. С. 276, Т. XVII. Ст. 12389. С. 128.
[11] В законодательстве позднеимперской России монашествующие стали упоминаться двумя группами: «1) духовные власти: митрополиты, архиепископы, епископы, архимандриты, игумены, строители, игуменьи и настоятельницы монастырей женских и ризничий Московского синодального дома; 2) прочие монашествующие братия» (Свод законов Российской империи (далее – СЗРИ) [изд. 1876–1917 гг.]. СПб., 1899. Т. IX. Ст. 406. С. 83).
[12] ПСЗ-1. 1830. Т. XVII. Ст. 12577. С. 587.
[13] Собрание мнений и отзывов Филарета, митрополита Московского и Коломенского по учебным и церковно-государственным вопросам. М., 1886. Т. IV. (№ 457.) С. 191–192.
[14] Помимо деления российских монастырей на штатные и заштатные (с 26 февраля 1764 г.), существовало их разделение на общежительные и им «противоположные» – необщежительные. Насельники общежительных монастырей всё необходимое (еду, одежду, обувь и прочее) получали от монастыря, за что безвозмездно трудились в пользу своей обители: например, священнодействуя и/или исполняя различные послушания. В необщежительных же обителях монашествующие, имея от монастыря лишь жилище и общее богослужение (иногда – общую трапезу), всё прочее необходимое для жизни приобретали сами: или на даваемое им жалование (согласно установленным «штатам»), или на доходы от богослужений, или от изготовления и продажи разного вида изделий. В необщежительных монастырях монахи могли приобретать вещи в пожизненную личную собственность. Законодательство стало разделять общежительные и необщежительные монастыри лишь с 20 марта 1862 г. (См. подробно: Обозрение церковно-гражданских узаконений по Духовному ведомству. С. 11–20; Ивановский В. Русское законодательство … Указ. соч. С. 45–47, 66–70, 113–119.)
[15] ПСЗ-2. 1865. Т. XXXVII. Отд. 2-е. Ст. 38687. С. 88; ПСЗ-3. 1886. Т. III. Ст. 1495. С. 128.
[16] О названии государства см. подробно: Галузо В.Н. Конституционно-правовой статус России: проблема именования государства // Вестник Московского университета МВД России. 2010. № 5. С. 119–123.
[17] Решения Гражданского Кассационного департамента Правительствующего Сената. 1897 г. СПб., 1897. [Решение от 4 декабря 1896 г.] № 24. С. 86–94, № 39. 128–129.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Денежным переводом:

Или с помощью "Яндекс-денег":


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования