Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
25 марта 17:58Распечатать

К. Кос. АФОНСКИЕ ОЧЕРКИ: На смерть монаха. Почему монах должен быть богатым?


Часть первая: На смерть монаха

На первой седмице Великого поста, в начале марта 2014 г., мне довелось побывать на Святой Горе Афон. Весна духовная совпала с весной природы: растения расцветали, птицы бойко щебетали, по дорогам бегали молодые лисицы (алепу) со своими отпрысками (алепопу, алепудица) – весеннее пробуждение природы чувствовалось во всём и создавало радостное ощущение того, что «жизнь жительствует».

И вот, как гром среди ясного неба, неожиданно пришло известие, что 15 февраля умер иеромонах Игнатий. Но кто это? Я знал на Афоне только одного иеромонаха Игнатия, и моё сознание решительно отвергало мысль о том, что он мог умереть. Иеромонаха Игнатия я знал много лет. Вместе мы с 1998 г. ходили по горам Абхазии и потом встречались на Афоне. Он был подлинный монах, в котором нет лукавства (Ин. 1, 47): своё молитвенное правило (три канона с акафистом) он знал наизусть ещё с 1990 г. и всегда старался уединяться и молиться Иисусовой молитвой. Ему только 50 лет - крепкий

мужчина без хронических болезней и вредных привычек. А молодые и крепкие разве умирают? Только старые и больные неизлечимыми болезнями...

Однако вскоре открылась горькая правда: умер именно он. Все же, до сих пор не верится: в XXI веке в «цивилизованной» высокотехнологичной Европе умер человек лишь вследствие не оказанной своевременно медицинской помощи. У о. Игнатия случился заворот кишок, что может произойти с каждым, но у него были и провоцирующие факторы, такие как длительные периоды голодания, грубая твердая растительная пища и малоподвижный образ жизни. По причине произошедшего заворота кишок останавливается кровообращение в стенках кишечника. Если это продлится дольше шести часов, то может произойти некроз кишечника, и, как следствие этого, сильная интоксикация организма, тяжелый перитонит. Прогрессирующая интоксикация и обезвоживание организма уже в течение 8 часов могут привести к летальному исходу.

Для о. Игнатия обстоятельства сложились неблагоприятно. В последние несколько месяцев он по просьбе братии жил на одной из келий в «Проватах», относящейся к Великой Лавре (а до этого много лет подвизался в Скиту «Новая Фиваида» Пантелеимонова монастыря). За несколько дней до смерти он почувствовал себя плохо, но терпел, так как находился вдали от других монастырей и не имел своего транспорта. Лишь когда стало совсем невмоготу, как-то на попутке доехал он до Кареи (административного центра Афона) и обратился к врачу. Тот поставил неверный диагноз («камни») и, соответственно, рекомендовал неверное лечение, которое лишь ухудшило состояние больного, да и фактор времени имел критическое значение: в данном случае счет шёл на часы, а были потеряны целые сутки. С врача какой спрос?

Известно, что врачи – это люди, которые выписывают лекарства, о которых мало чего знают, от болезней, о которых они знают ещё меньше, для людей, которых они не знают совсем. Кроме того, в данном случае поставить правильный диагноз можно было лишь с помощью рентгенографии и ультразвукового исследования, а на Афоне необходимого медицинского оборудования не имеется.

На следующий день в обморочном состоянии о. Игнатий добрался в Пантелеимонов монастырь, и уже другой врач предположил, что возможно это заворот кишок и нужна госпитализация. В критическом состоянии, когда медлить с операцией было нельзя, повезли его в больницу г. Полигирос. Это ближайший к Афону город областного значения, к которому формально административно относятся афонские монахи и потому направляются туда на лечение. Но больница в Полигире очень низкого уровня, и серьёзного хирургического вмешательства в ней не делают. Кроме того, у о. Игнатия давно уже истекла греческая виза, и несколько лет он жил в Греции нелегально, благо на Афоне полицейские «закрывают глаза» на таких монахов. Таким образом, исход был

заранее предрешен: привезли монаха без визы и медицинской страховки вечером

в больницу, в которой не делают серьёзных операций. Как и следовало ожидать, о. Игнатия оперировать там не стали, и на следующий день он умер. В той больнице такой случай уже не первый (и раньше там уже умирали монахи по недосмотру врачей). В Греции финансовый кризис, в больницах каждый бинтик на учёте, и поэтому первый вопрос к любому больному: «Кто платит за лечение?» Глупо было надеяться, что кто-то из персонала больницы вместо того, чтобы идти домой, повезёт больного на своей машине в Салоники и из своего кармана заплатит за операцию в частной клинике.

Похоронили о. Игнатия в Скиту «Новая Фиваида», где он подвизался много лет. «Горький да будет плач и рыдание теплое» (Сир. 39, 17). Все, знавшие его, скорбят о безвременной кончине.

Часть вторая: Почему монах должен быть богатым?

Комментарии некоторых афонских монахов на смерть о. Игнатия были в русле Св. Писания: «Что такое жизнь ваша? пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий» (Иак. 4, 14); «Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта у Бога. А у вас и волосы на голове все сочтены. Итак, не бойтесь: вы дороже многих малых птиц» (Лк. 12, 6-7). Были высказывания даже совсем без всякого сожаления, вроде «как хорошо: он уже в Царствии Небесном, перешёл от худшего к лучшему», и тому подобные глаголы...

Однако, несмотря на то, что эти слова во рту сладкие, как мёд, в желудке они горьки, как желчь (Откр. 10, 10). Интуитивно чувствуется, что здесь что-то не так: больше похоже на поведение священника и левита из Евангельской притчи о «впадшем в разбойники» (Лк. 10, 30-36), только не оказалось рядом доброго и милосердного самарянина. Священник посмотрел на раненого и сказал: «На всё воля Божия». Так же и левит (диакон) подошёл, посмотрел и сказал: «Саме-себе и друг друга и весь живот наш Христу Богу предадим». Но разве является признаком духовности пренебрежение своевременной медицинской помощью?

«Почитай врача честью по надобности в нём, ибо Господь создал его... Знание врача

возвысит его голову, и между вельможами он будет в почёте. Господь создал из земли

врачевства, и благоразумный человек не будет пренебрегать ими... Приготовляющий

лекарства делает из них смесь, и занятия его не оканчиваются, и чрез него бывает благо

на лице земли... и дай место врачу, ибо и его создал Господь, и да не удаляется он от

тебя, ибо он нужен. В иное время и в их руках бывает успех» (Сир. 39, 1; 3-4; 8; 12-13). Если не предаваться экзальтированным причитаниям, то можно прийти к выводу, что о. Игнатий банально умер из-за денег, точнее, из-за их отсутствия. Если бы он не был стеснен в финансовых средствах, то без особых затруднений получил бы медицинскую помощь и ещё лет 30-40 молился бы о мире всего мира и благостоянии святых Божиих Церквей...

События могли бы развиваться следующим образом. При первых симптомах кишечной непроходимости он вызвал бы по мобильному телефону на келью такси до центральной афонской пристани «Дафни» и был бы там через пару часов. Из Дафни в любое время можно взять такси-катер в г. Урануполь (1 час). От Урануполя до Салоник на такси ехать два часа. В Салониках имеется более двух десятков частных клиник высокого уровня, где за деньги без вопросов ему сразу бы сделали операцию. Итого, через 6 часов он уже был бы прооперирован, и его жизнь была бы вне опасности. Но на это могла понадобиться сумма от 2 до 5 тысяч евро (в зависимости от сложности операции). А так как о. Игнатий денег не нажил, не скопил, и не нашлось вовремя поблизости милосердного самарянина, который бы за него заплатил, то он медленно и мучительно умирал 4 дня.

Трагическая смерть о. Игнатия, как капля росинки на травинке, в миниатюре отражает внутренние проблемы Афона и Православной Церкви вообще. Вглядевшись в эту каплю, попробуем разобрать только три основные:

1) христианство является иконой будущего века. Но как правильно сочетать жизнь «в мире сем» и «не от мира сего»? В частности, как правильно сочетать необходимость заботы о материальных и телесных нуждах и уже в этом тленном мире предвкушать «Царство Божие, пришедшее в силе» (Мк. 9, 1)?

2) христианство, по сути, упраздняет любые границы между людьми: все, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все... одно во Христе Иисусе» (Гал. 3, 28); «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол. 3, 11);

3) христиане, будучи едины во Христе, обобществляют и материальные блага по принципу «от каждого по способности, каждому по потребности»: «Все же верующие были вместе и имели всё общее» (Деян. 2, 44); «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее» (Деян. 4, 32).

Нетрудно видеть, что в двухтысячелетней истории христианства только локально, изредка все эти принципы соблюдались, в целом же они так и остались недостижимым идеалом. Как сказал один пожилой афонский монах, паломники из России всех афонцев а приори считают «святыми Божиими людьми» (часто это далеко не так) и несут им записки с деньгами. «Батюшка, ну возьмите, ну помолитесь», – и монах, устав отмахиваться от предлагаемых денег, как лошадь от назойливых насекомых, нехотя принимает пожертвование... Потом возникает вопрос: куда девать деньги? Обычно их вкладывают в строительство. Вот и перестраивают по много раз кельи и монастыри, которые уже давно стали похожи на царские дворцы. Цари земные и олигархи завидовали бы роскоши некоторых современных монахов, тем более что цари постоянно рискуют быть свергнутыми другими претендентами на трон, так же и олигархов иногда убивают конкуренты, и, кроме того, моль (инфляция) и ржа (налоги) истребляют, и воры подкапывают и крадут (Мф. 6, 19-20). Афонские же монахи вообще ничем не рискуют,

государство их освободило и от налогов, и от службы в армии, живут, как коты в масле...

Вторая тема - о границах между людьми. Монашеская республика Афон для многих является знаменем Православия. Только знамя это уже обветшало и прохудилось. Его бы надо положить в герметичный киот и разместить в музее, чтобы совсем не развалилось. С 17 века новый Устав сделал её фактически феодальным государством. Вместо единства во Христе в каждом пункте только разделения по социальным, национальным и др. признакам. Конфликты между греками и русскими иногда доходили до кровавых стычек. Кому интересно, может подробнее ознакомиться с проблемами афонской жизни

(отражающими в миниатюре проблемы современного Православия вообще) в книгах Павла Троицкого «Русские на Афоне. Середина 19 – начало 20 века» и «Русские келлиоты на Афоне по материалам Архива Внешней Политики». С православной точки зрения, усы, борода, подрясник – вот аутентичные документы монаха. Апостолу Павлу вообще верили на слово про его римское гражданство. Но сейчас на Афоне решающую роль играет не благочестие, а безбожные светские документы. Великие афонские подвижники негреческого происхождения прошлых веков в наше время не смогли бы остаться на Афоне, из-за проблем с документами. А в Ивероне грузина и с визой не примут, просто чтобы не допустить прецедента. Кроме того, по распоряжению Вселенского патриарха, на

Афон не берут того, кто принял монашеский постриг или рукоположение в другой Поместной Церкви. Исключения из этого правила бывают очень редко, обычно такие иеромонахи живут на Афоне неофициально, без афонских документов.

Именно так и жил о. Игнатий. Однако рядом с ним в Скиту «Новая Фиваида» жили и два других иеромонаха (тоже постриженики Троице-Сергиевой Лавры). С помощью приезжавшего в Скит благочестивого благотворителя из Газпрома они получили греческое гражданство через Пантелеимонов монастырь. Когда на Афоне постригают иностранца, монастырь имеет возможность сделать ему гражданство за несколько дней, т.к. Афон имеет особый статус в греческом государстве. Только в Пантелеимоновом монастыре нечасто пользуются этим правом. Бывали случаи, когда монахи проживали там по 20 лет без всяких документов. Причина простая: когда человек без документов, то соответственно он и без прав, и им легче управлять и оказывать на него психологическое давление.

Но за деньги из Газпрома и на распоряжение Вселенского патриарха могут закрыть глаза. Вот и получается, что никакого подлинного равенства и единства среди братии нет. Они, конечно, живут вместе, молятся в одном храме одними молитвами, только одни получают гражданство, а о. Игнатию оставляют дырку от бублика. Братия она такая... Особенно имена благотворителей братия держат в секрете, как страшную военную тайну... При кажущемся внешнем единстве на самом деле и монахи живут по закону «каждый сам за себя, каждый сам по себе».

Третий принцип, обобществления материальных благ, в христианской общине стал нарушаться уже в Древней Церкви. Апостол Павел писал о древнехристианской вечери любви (Агапе): «Всякий поспешает прежде [других] есть свою пищу, [так] [что] иной бывает голоден, а иной упивается» (1 Кор. 11, 21). Кто имел больший достаток, приносил свою еду и съедал её сам. Но в те времена никто и представить не мог, что на Афоне (в Саду Богородицы) этот недостаток процветёт до гипертрофированных размеров. Афон –

место контрастов: здесь можно встретить и убогую разваливающуюся келью, и келью с вертолётной площадкой, баней, гаражом дорогих машин и катерами последних моделей. Источники сказочного обогащения некоторых монахов – это отдельная тема. Также вынесем за скобки целесообразность их обогащения (спор между «иосифлянами» и «нестяжателями» был в Церкви на протяжении всей её истории). Одно только вызывает недоумение: сомолитвенники и сподвижники о. Игнатия (упомянутые выше иеромонахи) имели и машину и лодку и ездили паломничать в Израиль и Египет, - неужели они не могли в критической ситуации помочь брату? А Пантелеимонов монастырь так тем более: туда олигархи жертвуют миллионы евро, плюс финансирует Евросоюз и бизнесмены среднего уровня постоянно приезжают и оставляют деньги... Конечно, реставрация дорого стоит, но зачем она, если «духовные вожди» только препятствуют появлению новых насельников в монастыре? Для чего монастырю все эти лифты и дорогая отделка, если к жизни монаха монастырское начальство абсолютно безразлично?

На входе в Пантелеимонов монастырь вывешена большая репродукция фотографии столетней давности. На ней изображено чудо явления Божией Матери при раздаче хлеба нищим монахам. Да, когда-то в Пантелеимоновом монастыре занимались благотворительностью, но те времена прошли, только трубят о былом в полном противоречии с заповедью Спасителя (Мф. 6, 2).

Выводы каждый может сделать сам. Мы живем в эпоху богословской путаницы, христиане в миру и в монастырях блуждают, как по какой-нибудь непроходимой и безводной пустыне. Люди часто не имеют рядом собрата, который мог бы помочь в трудную минуту. В евангельском повествовании о человеке, лежавшем 38 лет около купальни Вифезда, больной говорил: «Не имею человека, который опустил бы меня в купальню» (Ин. 5, 2-7). Так и монахи, особенно келлиоты, зачастую не имеют человека, который бы помог в критической ситуации. И нет общего рецепта разрешения перечисленных выше коллизий. В каждом конкретном случае может быть свой выход из тупика.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Денежным переводом:

Или с помощью "Яндекс-денег":


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования