Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
31 декабря 11:52Распечатать

Харун Сидоров. 2012 ГОД ДЛЯ МУСУЛЬМАН В РОССИИ: итоги и перспективы


2012 год по григорианскому летоисчислению заканчивается для мусульман России так же трагично, как и начинался. Если в начале этого года был убит заместитель муфтия Ставропольского края Курман Исмаилов, то в его конце - заместитель муфтия Северной Осетии Ибрагим Дударов. Оба убийства поразительно похожи и фигурами жертв, и своим почерком, посланием.

Оба убитых были знаменитыми в своих регионах проповедниками, просветителями, не просто встроенными в официальные исламские  структуры, но и известные максимально неконфликтными по отношению к государству позициями. В обоих случаях «радикальные группировки», на которых поспешили повесить эти убийства, не взяли на себя ответственность за них, что они обычно делают, да и никто в умме, честно говоря, не думает, что это могли сделать мусульмане. Поэтому в обоих случаях мусульманское сообщество единодушно видело в этих убийствах причины, которые публично не побоялся озвучить лишь бывший муфтий Северной Осетии, а ныне религиозный эмигрант Али Евтеев: «Правда настоящая кроется в том, что Ислам в моей республике объявлен вне закона. Конечно, не официально. Конечно, не указами и приказами. Но ознакомлены все. Всем дали понять».

Дали понять не только в Северной Осетии, но и в Ставрополье, причем последующая кампания по запрету хиджабов и подавлению Ислама в этом крае подтвердила, что убийство видного исламского проповедника и просветителя Курмана Исмаилова не было случайным.

Таким образом, 2012 год оформил тенденцию появления в России целых регионов, в которых Ислам объявлен «вне закона». Ставропольский край, Северная Осетия, в которой мусульманская община третируется уже годами, в предыдущем 2011 году в Ярославле были демонстративно один за другим убиты два имама. В Москве с ее растущим этномусульманским населением мэр города заявляет, что мечетей строиться не будет, четырех достаточно.

В развитие данного сюжета в 2012 году имели место: запрет порядка семидесяти наименований классической исламской литературы, причем на этот раз уже общесуннитской и даже суфийской, а не салафитской; странная гибель мусульманского правозащитника № 1 Рустема Валиуллина, который как раз ехал на обжалование этого запрета; широкомасштабная дестабилизация ситуации в исламском сообществе Татарстана с первой пролившейся кровью (был убит тоже заммуфтия Валиулла Якупов), ставшая следствием беспардонного вмешательства кремлевских «кураторов ислама» в годами сбалансированную местную религиозную жизнь. Наконец, скандальное «дело хиджабов» и заявление президента Путина о том, что хиджабы, оказывается, «не в традициях российского ислама» и им не место в общеобразовательных учреждениях.

Таким образом, можно с уверенностью констатировать, что заверения официальных российских муфтиев, призывавших мусульманских избирателей поддержать на выборах Путина в надежде на то, что политика российской власти по отношению к Исламу изменится в лучшую сторону, оказались, пользуясь выражением одного российского политика начала XX века, «глупостью или предательством».

Так же можно охарактеризовать и благожелательно-успокоительные заверения Совета муфтиев России в ответ на беспрецедентную волну возмущения мусульманского гражданского общества из-за запрета очередной партии исламской литературы. Напомним, что в тот момент мусульманские активисты были готовы включиться в масштабную акцию протеста в защиту гражданских прав мусульман, которая пришлась бы очень кстати на фоне активного общепротестного движения, и публично предложили Совету муфтиев России совместить праздничную молитву в Ид аль-Фитр (Ураза-Байрам) с мирными протестными акциями мусульман против государственной исламофобии. В ответ на это совет поблагодарил мусульманских активистов за инициативу и заверил исламское сообщество в том, что он договорился «решить вопрос» на уровне новой команды администрации президента. Вопрос «решается» до сих пор, да так «успешно», что вместо отмены запрета предыдущих наименований исламской литературы тот же оренбургский суд под конец года решил запретить еще несколько новых.  

Как видно из перечисленных выше событий, 2012 год окончательно доказал не только то, что официозные исламские структуры России не могут по-настоящему защищать интересы мусульман (кроме единиц самоотверженных  подвижников), но не в силах защитить даже самих себя, своих людей, причем вне зависимости от того, идет ли речь о впавшем в немилость Кремля совете муфтиев или сугубо кремлевском проекте РАИС (Курман Исмаилов был заместителем Рахимова, председателя РАИС – не помогло…).

На фоне политического банкротства всех официозных исламских структур особенно удручает тот факт, что в 2012 году российские мусульмане не сумели воспользоваться тем шансом, из которого выжало хоть какие-то, пусть и для обманки, крохи остальное российское общество, а именно - волной общегражданских протестов на Сахарова и Болотной. Лишь десятки граждански зрелых исламских активистов приняли в них участие, объединившись вокруг Исламской гражданской хартии, на фоне множества «полезных идиотов», которые от имени мусульман призывали поддержать путинскую власть от «происков Госдепа», «защитить стабильность нашего многонационального государства», а также троллей из «Хизб ут-Тахрир», убеждавших мусульман вообще не ходить на выборы. Итого: большинство населения мусульманских регионов, надо это признать, голосовало за власть, часть вообще бойкотировала выборы на радость «Единой России» (к кому перераспределились их голоса, объяснять не надо), протестный же голос мусульман был почти не слышен, уже не говоря о том, чтобы он был достаточным для того, дабы его можно было воспринимать как значимую силу, с которой нужно считаться.

Помимо упомянутой Исламской гражданской хартии, инициатива которой не была поддержана инертно-лояльными массами российских мусульман, достаточно ярко заявили о себе активисты татарского молодежного  движения «Азатлык», развернувшего в 2012 году серьезную активность, в том числе, протестно-уличную. К Исламу это имеет непосредственное отношение, потому что татарские национал-радикалы, наконец-то, преодолели «детскую болезнь тенгрианства в тюркском национализме» и недвусмысленно идентифицировали татарскую национальную идею именно с Исламом. И это не привело их к замыканию в гетто подобно другим группировкам «исламских радикалов», в том числе, активных, но абсолютно бесперспективных в Татарстане хизб-ут-тахрировцев, а сочеталось с установлением новых, широких и прорывных связей и контактов с союзниками по общему фронту.

Это касается и фактического создания именно в 2012 году неформального «интернационала националистов» поволжских народов: татар, башкир, чувашей, удмуртов, мари, эрзя и т.д., с преодолением старых обид и разногласий. И визита в Казань по приглашению именно «Азатлык» одного из лидеров протестного движения Сергея Удальцова, и заключения Меморандума о взаимопонимании между «Азатлык» и Национальной организацией русских мусульман, который положил начало открытой консолидации этноориентированных исламских сообществ в пику агрессивному интернационализму (интернацизму), являющемуся вызовом для всех них.

Кто-то, конечно, отмахнется и скажет, что и НОРМ, и «Азатлык», и все упомянутые движения настолько маргинальны, что принимать их всерьез совершенно нельзя. Однако меньше всего на маргинальное мероприятие был похож Всемирный конгресс татар, на который, хоть и не пустили активистов того же «Азатлык», но который от имени и республиканского истеблишмента Татарстана, и татарской интеллигенции, и татарско-российского мусульманского сообщества, и татарских землячеств вне Татарстана сформулировал недвусмысленную позицию консолидированной татарской нации в защиту республиканского статуса Татарстана от попыток его губернизации.

Надо сказать, что, скорее всего, именно эта тема – борьбы против планов губернизации республик, которые явно исходят из Кремля, станет стратегически ключевой для мусульман в России в ближайшие годы.

Я неслучайно использую выражение «мусульман в России», а не «российских мусульман», потому что репрессивная политика государства, с одной стороны, и незрелость и инертность мусульманских масс, с другой стороны, по состоянию к концу 2012 году так и не позволяют говорить о наличии субъектной и консолидированной российской исламской уммы. Официозные Духовные управления мусульман России – марионетки либо банкроты, а неофициальные, неформальные исламские общины и организации слишком малочисленны и слабы, уже не говоря о том, что они вытеснены в полу- или даже без этой приставки в подполье, - чтобы можно было говорить о каком-то общероссийском исламском движении, пусть даже и сетевом.

Поэтому, помимо такого зачаточного «катакомбного российского ислама», надежды мусульман, скорее всего, будут все больше и больше связываться не с самой Россией, не с «федеральным уровнем», а с теми островками, где мусульмане более-менее крепко стоят на своих ногах. Таких островков сегодня два: Чечня, глава которой, похоже, не собирается отказываться от своей демонстративной приверженности Исламу и его поддержки на республиканском уровне (строительство мечетей, внедрение дресс-кода, запрет алкоголя и т.д.), и Татарстан, руководство которого не поддается на антиисламские провокации партии войны, понимая, что их конечная цель – вскрыть Республику для московской силовой олигархии.

Именно поэтому уже в 2013 и последующие годы можно ожидать серьезного наката из центра на два этих мусульманских центра силы. В этом смысле представляется, что больше шансов дать отпор унитаристским проектам Кремля будет у Татарстана – Кадыров хотя и создал режим с более явным национально-исламским антуражем, но его специфика заключается в том, что он целиком замкнут на одного человека. А в России, как известно, «есть человек – есть проблемы, нет человека – нет проблем»… С татарами же Кремлю может быть не так просто, потому что на республиканские институты у них замкнуты интересы влиятельных сил, которые, будучи загнанными в угол, могут создать Кремлю серьезные проблемы.

В свою очередь, давление на мусульманские Республики РФ на фоне раскручивающегося маховика государственной исламофобии может не только подтолкнуть их элиты к мобилизации исламского ресурса в целях самозащиты, но и высветить то обстоятельство, что борьба за сохранение и расширение реального федерализма и самостоятельности регионов становится основной платформой консолидации мусульман в России. Которые, кстати, на этой платформе могут неожиданным образом сойтись и с другими, уже не мусульманскими силами…


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования