Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
17 декабря 14:33Распечатать

Михаил Смирнов. СТРАТЕГИИ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В РОССИИ: КЛЕРИКАЛЬНОСТЬ И СЕКУЛЯРНОСТЬ. Выступление на конференции «Секуляризм и религиозная свобода — противостояние или партнёрство» (Институт Европы РАН; 13 декабря 2012 г.)


Автор — доктор социологических наук, доцент философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

Для религиозных организаций в современной России в очередной раз актуальной стала проблема выбора того способа, которым они будут интегрироваться в жизнь российского государства и общества. В существующем спектре возможностей, если отвлечься от так называемых "оттеночных состояний", явно обозначаются две основные стратегии: либо идти по клерикальному пути и пытаться сформировать соответствующее этому выбору социальное пространство; либо признать закономерность секулярного устройства российского социума и найти своё место в нём.

Чтобы понять перспективы и риски обеих стратегий, остановимся на характеристике самих явлений клерикализма и секуляризации применительно к современной реальности.

Сначала — о клерикальной стратегии. Клерикализм, при некотором расхождении существующих трактовок, можно рассматривать, прежде всего, как религиозно-политическую идеологию и практику подчинения различных сфер жизни государства и общества контролю со стороны религиозных организаций. Клерикализм проявляется в стремлении религиозных организаций оказывать влияние на государство, устанавливать обязательные для населения нормы духовной жизни и общественных отношений.

Как известно, наиболее радикальной формой осуществления клерикализма исторически является теократия. В современной России теократический уклад трудно назвать органичным или даже просто приемлемым. Однако полностью исключать теократические настроения было бы опрометчиво. Причём источником таких настроений могут оказаться не только сами по себе интересы каких-то религиозных организаций во влиянии и власти. Выработке этими организациями обоснования своего мировоззренческого и этического превосходства способствует и убеждение верующих в приоритете религии над любыми явлениями мирского, в её благотворном воздействии на личность и общество.

На уровне религиозной идеологии эти представления аргументируются ссылками на вероучение и формулируются как положения социальных доктрин религиозных организаций, как программные установки политических и общественных движений клерикальной направленности. На уровне обыденного массового религиозного сознания основанием для активизации клерикализма является реакция на кризисные явления в жизни общества, затрагивающие наиболее значимые духовные и социальные интересы населения.

Благоприятной почвой для клерикализма остается константная в нашей стране традиция этатизма. Отечественной государственности во все времена было свойственно "инструментально" работать с религиозными организациями, используя их в своих интересах, что включало и поощрение клерикальных настроений под контролем государства. Нынешняя российская власть, не искушая себя адекватным знанием истории, стимулирует клерикальный энтузиазм как возможный ресурс поддержки авторитарных управленческих решений. При этом надо заметить, что клерикализм допускает как сотрудничество религиозных организаций со светской властью, так и противостояние ей, из чего следует умножение рисков и для государства (если не справится с влиянием религиозных сил), и для конфессиональных институтов (если мирская вовлечённость девальвирует их духовный авторитет).

Распространенным проявлением клерикализма всегда выступает стремление к привилегированному статусу того или иного вероисповедания, установлению его в качестве государственной религии. В современной России при законодательном закреплении светского характера государственного устройства, клерикализм не заявлен прямо в официальной позиции религиозных организаций, но может присутствовать в качестве тенденции в социально-политическом поведении части их представителей.

Прямых деклараций на этот счёт пока нет. В наши дни регулярно можно услышать или прочесть утверждения об отсутствии в России клерикализма. Хотелось бы с ними согласиться, но по опыту российской жизни известно: если население в чём-то настойчиво убеждают, то ситуация в этой сфере не такая уж благополучная.

В то же время идеология клерикализма не является обязательной частью религиозного сознания. Общий строй этого сознания определяется мистико-сотериологическими доминантами и поэтому может обесценить в восприятии верующих политические притязания религиозных организаций. Среди служителей культа клерикализм также может встречать неприятие, поскольку способен дискредитировать духовный смысл религиозной традиции.

Отвержение клерикализма и противодействие ему ― антиклерикализм ― не противоречат религиозной вере и нередко имеют место именно как способызащиты веры от профанации. К тому же, не всякая деятельность религиозных организаций в области социально-политических отношений является клерикальной. Добровольное объединение в рядах религиозных организаций верующих граждан государства свидетельствует о высокой степени доверия к духовным достоинствам этих организаций, их моральном авторитете в общественной среде, что имеет значение и для патриотического воспитания, благотворительности и других направлений социального служения.

Теперь — о стратегии секулярности. Происходит она из процесса, именуемого секуляризацией. Наиболее распространённым ныне является его широкое толкование — как обмирщение различных областей жизни общества и личности, их выход этих областей из-под влияния религии.

В социальной мысли наибольшее внимание уделяется анализу двух взаимосвязанных составляющих процесса секуляризации: 1) устранение контроля и вмешательства со стороны религиозных организаций в дела государства и общества; 2) освобождение сознания и поведения людей от принудительного внедрения религиозных представлений, предписаний и норм.

Общим для исследователей секуляризации стало признание объективной обусловленности этого явления, однако его истолкование далеко не единообразно. Объясняя причины секуляризации, чаще всего указывают на дифференциацию современного общества, в котором религия, как и любой иной социальный институт, получает специализированное значение и этим отделяется от других. Отмечается неспособность каждой конкретной религии стать универсальным объединяющим фактором в структурно сложной социальной среде. При этом обнаруживается и сохраняющаяся востребованность религиозного присутствия в обществе, реализуемая в генерировании новых и множественных форм сакрального.

Отсюда следует пересмотр взгляда, ограничивающего секуляризацию только упадком религиозности. Дисфункциональность каких-либо религиозных институтов влечет за собой не отмирание религии, а появление ее более жизнеспособных разновидностей. Таким образом, секуляризация предстает как необходимый момент в динамике духовного саморазвития человечества, дающий импульс для корректировки религиозной жизни, более точной расстановки сакральных ориентиров.

Современные науки о религии обращают внимание на активизацию религиозных исканий, своего рода "возвращение к сакральному", как симптом так называемого постсекулярного общества, что наблюдается в самом широком диапазоне ― от глобального распространения новых религиозных движений до нарастающего присутствия в ряде регионов мира религиозного фундаментализма и политизации религии.

В большинстве случаев свидетельствами секуляризации становятся массовый отход людей от активного участия в делах религиозных организаций и снижение масштабов совершаемых религиозных практик. При этом собственно религиозность не исчезает, меняются лишь ее степень и способы выражения. Такое состояние не обязательно сопровождается утратой конфессиональной идентичности, однако вероучительные представления в этом случае перестают быть преобладающей побудительной мотивацией к социальным действиям, а связь с религиозной организацией становится формальной или прекращается.

Характеризуя секуляризацию как объективный процесс, следует заметить, что стимулами к её распространению оказываются развитие рациональных способов объяснения мира, снижение прежних возможностей и авторитета исторически наиболее распространенных религий, потребность в новых механизмах адаптации человека к нарастающим сложностям современной жизни.

Секуляризация влечет за собой реструктуризацию религиозной жизни ― отказ от безоговорочного подчинения верующих административным структурам конфессий, снижение роли формально-институциональных требований, усиление личностных мотиваций в религиозном поведении индивидов. Иными словами, секуляризация не упраздняет религиозных потребностей, а переводит их на новые пути реализации, более соответствующие жизненной повседневности, мировоззренческим и нравственным исканиям верующих в постиндустриальном социуме.

Секулярное общество предполагает самостоятельность выбора людьми для себя духовной традиции, без ее навязывания, по крайней мере ― рычагами государственного принуждения. Проявлением этого может стать даже отказ человека от принадлежности к какой-либо из существующих религиозных организаций, при сохранении религиозных настроений и формировании индивидуальных религиозных практик (так называемая "приватизация веры").

При демократическом устройстве государство предоставляет свободу любым формам организации религиозной жизни, если они не нарушают действующее законодательство. Положение конфессий уравнивается средствами гражданского правового регулирования, которое в равной степени обязательно для соблюдения всеми, вне зависимости от "древности" исповедуемой веры.

Таким образом, выбор между клерикальностью и секулярностью для религиозных организаций в России по существу становится выбором между авторитарным и демократическим путями общественно-государственного устройства. Каждый из этих путей содержит как выгоды, так и риски. Ситуация вдвойне осложняется тем, что церкви и предлагаемые ими стратегии оказываются сами, в свою очередь, предметом выбора со стороны государства и общества. Что именно перевесит в этом взаимном выборе и не случится ли катастрофический конфликт интересов — точно предсказать невозможно. Слишком сложен, неоднороден и противоречив состав российского общества, частью которого является религиозная среда. Востребованность религии в России существует, но в силу ограниченного масштаба и умеренной интенсивности она явно несоразмерна крупнозатратным пропагандистским и административным усилиям по религиозным инъекциям в общественный организм. Поэтому лучшее, чего можно желать, — это избегать форсированной реанимации религиозного фактора, проявлять сдержанность и осмотрительность в принятии любых решений, влияющих на судьбу Отечества.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования