Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
28 июля 16:25Распечатать

Артур Аристакисян. PUSSY RIOT VISION: Сон перед Судом


Поскольку никакой надежды на Суд по делу участниц "Pussy Riot" нет, само уголовное преследование девушек является незаконным, а следователи и судьи, вероятно, даже не сознают, что совершают преступление, я решил дать распорядителям этого позорного процесса шанс и предложить свои услуги консультанта.

Первая моя рекомендация: удовлетворить просьбу защиты и добиться появления в Суде гражданина Путина и гражданина Гундяева, известного как Патриарх Кирилл.

Главный криминальный авторитет в стране, он же главный мент, он же верховный главнокомандующий, он же президент России, он же гарант Конституции, он же хозяин глобальной международной корпорации ГАЗНЕФТЬПРОМ, сражается с тремя девчонками, натравливает на них судей, следователей, тележурналистов, иерархов Церкви, верующую молодежь, Михалкова, деятелей культуры и спорта. Но, спросите его, зачем он это делает - не скажет. Потому что не знает.

- Я не знаю, - ответит свидетель Путин после принесения клятвы говорить правду.

Как-то один свидетель в молдавском суде поклялся на Конституции, на Библии, на уголовном кодексе, говорить Суду правду, только правду и ничего кроме правды - а он дальтоник оказался.

Поэтому на наш процесс будет вызван независимый гипнотизер из-за границы, разумеется, он введет свидетеля в состояние гипноза, и на вопрос, почему он, как президент страны, гарант Конституции, не остановил и не остановит этот незаконный средневековый процесс, Путин в состоянии транса скажет чистую правду:

- Потому что мне хочется малинового варенья, как в детстве.

Но таким, как в детстве, малиновое варенье никогда не будет. Ни за какие нефтедоллары. Бессильная мечта о малиновом варенье из детства! Это бессилие не позволяет вмешаться и остановить расправу над "Pussy Riot".

Вы узнаете, что уголовное преследование "Pussy Riot" есть недостижимая мечта Путина о малиновом варенье из детства. Как он бессилен попробовать то варенье, так он не в силах остановить это дело.

- Я бессилен, - кристально честно ответит свидетель Путин.

Спросите его, пока он под гипнозом, кто инициировал судебное преследование и этот позорный процесс, который сейчас идет? И если гипнотизер сможет удержать чистое состояние свидетеля, снова услышите правду и ничего, кроме правды, согласно клятве, которую он дал:

- Памятник Дзержинскому снесли. Обидно очень. Думали на девчонках
отыграться.

И это тоже чистая правда. Поэтому и логика такая дикая. Терпите, если хотели правды. Правду можно только терпеть. Терпите, думайте.

Если мечта о малиновом варенье из детства – наверное, подсознательная мечта выйти из социального гипноза, освободиться от навязанной роли - это действительно из глубокого транса, то обида - это уже верхний слой подсознания. Про него же писали, кто его знал, приближенные, в каких-то мемуарах жены, что он смертельно обидчив, что обида давно копилась.

Попросите свидетеля Путина, пока он еще в трансе, ответить: что за мотив у него был, когда в феврале этого года он публично принес Патриарху извинение за дерзкую акцию "Pussy Riot" в главном храме страны? - И снова услышите правду:

- Я не знаю. Может, Патриарх знает?

Путин говорит правду. Он не знает. Человек никогда не знает, а знает в нем нечто другое: малинное варенье, Дзержинский, Патриарх.

Следующий свидетель защиты - Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Если после клятвы - говорить правду, чистую правду и ничего, кроме правды - введете его в состояние гипноза и спросите, что ему говорил Путин, Святейший ответит чистую правду, что не помнит никакого Путина, что с ним говорил Бог.

- И что Вам сказал Бог? - спросите вы у Патриарха и услышите:

- Он попросил у меня и у верующих в моем лице прощение за кощунственную выходку девиц в храме, что не смог ее предотвратить...

- Но вы, православные люди, можете больше не мучиться от бессилия, - сказал Бог, - от обид и бессилия вы испытываете чувство сильного эмоционального голода, поэтому Я посылаю вам этих никчемных молодых девиц, чтобы вы накормили ими всех верующих: молодежь, стариков, солдат, судей, следователей, депутатов Госдумы, деятелей культуры. Пользуйтесь этими с…ми, плюйте им в лицо, мучайте, упивайтесь своим благочестием, Я разрешаю. Юридические инструменты для расправы найдете в Уголовном кодексе и в канонах церковных Соборов Средних веков...

Местный "бог" разговаривает с этими людьми именно так. Что у них в головах, то у него на языке. И он заговорит на Суде голосом Патриарха. И вы узнаете, что он озвучивает кровожадные чаяния и мечты этого народа, или тех сущностей, которые в нем обитают, вечно голодных, ненасытных холопов, опричников, палачей...

Скажите, что это виртуальный Суд, сон, мечта?! Нет, Путин, Патриарх, судьи - гораздо более реальны в таких статьях и записках, чем у себя в "реальности", они здесь оживают, в трансе. Поэтому это как раз реальное описание Суда, а то, что происходит в Хамовниках, - виртуальное, это же явно не настоящее; в "реальности" не осталось настоящего, почти ничего.

Реальность с виртуальностью каким-то образом поменялась местами. Сон, получается, происходит там, в Хамовниках, болезненный бредовый сон, ощущение там такое, как в тяжелом сне, когда хочется что-то сделать, какое-то движение, а не можешь, и все вокруг не реальное. И это правда.

Не страна, а какой-то "православный паханат". Судьи - не судьи, а какие-то свирепые мамаши в своем материнском праве, какие-то тетки, продавщицы, санитарки, уголовницы в мантиях, они должны в клетке сидеть, но вместо них в клетке сидят невиновные девушки.

Ни то, что никакого правосудия нет, - здесь нет правды, нет реальности. Есть только что-то, что принимаем сейчас за правду, за реальность. Но никакой правды, никакой реальности тут нет.

Если девушек выпустить из клетки на свободу, они тоже окажутся другими, не такими прекрасными, как в клетке. Чтобы доказать эту истину, их могут осудить и отправить в лагерь, на свободу они выйдут на самом деле другими, они больше не будут такими прекрасными, как в клетке.

Клетка хранит их красоту и реальность. Там, в клетке, они реальные. Стоит их выпустить из клетки, и они престанут быть реальными. Поэтому против всякой логики и здравого смысла их так долго там держат. Их не хотят выпускать на свободу - в виртуальный мир.

Власти против себя работают, потому что им нужно оправдать то, что идет у них из глубины в трансе, и они ссылаются на указы средневековых церковных Соборов, хотят найти юридические оправдания, чтобы не отдавать девушек.

Поэтому такая вокруг девушек развернулась борьба. Но она тоже ненастоящая. Суды не настоящие - и борьба не настоящая. Здесь ничего настоящего не может быть. Только образы борьбы. Кто-то зашил себе нитками рот, чтобы девушек выпустили, кто-то зашил себе зад, чтобы их не выпускали.

Ужас в том, что у правды нет голоса. У правды нет своего голоса. И лица нет. Есть разные голоса в трансе, которые принимаются за правду. Маски, которые принимаются за реальность.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования