Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
26 декабря 15:32Распечатать

Анна Шестова. К СВОБОДЕ ПРИЗВАНЫ ВЫ, БРАТЬЯ! О призвании христиан к общественно-политической деятельности


Памяти моего учителя, игумена Вениамина (Новика).

"Общественный и политический индифферентизм, возведенный в принцип, есть столь же безнравственное, сколь и утопическое мировоззрение. Но оно является антихристианским, ибо, по учению христианства, история есть богочеловеческий процесс… Для этой задачи мало одних усилий личного усовершенствования и душеспасительства, но необходимо воздействие и на общественные формы, и на внешние отношения людей между собой, необходима не только личная, но и социальная мораль, т.е. политика", - писал о. Сергий Булгаков.

Под общественно-политической деятельностью здесь подразумевается консолидированная активность христиан в государстве через какое- либо движение или объединение, а не индивидуальное членство в общественной организации или работа верующего на каком-либо посту в государственном органе. Можно различать политическую и гражданскую активность: последняя, прежде всего, предполагает отстаивание прав человека различными способами, нарушение которых препятствует началу любой созидательной деятельности, к которой стремятся религиозные организации в государстве. Такая активность всегда сопряжена с противодействием вранью и насилию, характеризующим авторитарные и тоталитарные режимы, держащимся на мещанских интересах и страхе, а подлинно верующие люди ими не могут быть движимы.

Непримиримость с ложью во всех ее обличиях и стремление к правде (в библейском тексте правда равно справедливости) имеет духовную значимость - как в Ветхом Завете, так и в новозаветном благовести. В обоих Откровениях утверждается онтологическая связь греха (преступления) и смерти, с одной стороны; правды, следованию закону и жизни – с другой.

Прилагая к современной общественно-политической ситуации библейские заповеди, союзы верующих, как составляющие гражданского общества, могут разделять усилия, направленные на утверждение справедливости и соблюдение законов, и делать это в сотрудничестве с иноверцами и общественными организациями на основании общих этических принципов.

Созидательные усилия на законодательном, общественно-политическом уровне тоже являются служением, имеющим религиозный статус, если учесть, что, по библейскому вероучению, человек призван к творческому преобразованию земного порядка как продолжению миротворения.

Общественное служение церквей, в дополнение к их благотворительной деятельности, могло бы выражаться и в заступничестве с ее стороны за жертв неправомерных решений или преступных действий представителей государственных структур, в обличительных выступлениях, через публичные обращения и акции, а также в поддержке юридических механизмов, направленных на защиту от насилия и произвола. Осуществляя противодействие незаконным явлениям, "воинствующая церковь" в лице верующих участников общественных объединений, проявляя отзывчивость и сострадание по отношению к жертвам произвола властей, может воинствовать с грехом и в социальной сфере, а не только во внутреннем душевном измерении отдельного человека.

Участие верующих в жизни страны, не нарушая принципа светскости государства, может воплотить социальную миссию христианства, о необходимости развития которой в России писали еще выдающиеся русские мыслители – П. Чаадаев, В. Белинский, Вл. Соловьев, С. Булгаков, Н. Бердяев и др.

Библейское Откровение возлагает на нас ответственность не только за состояние собственной души, но и за земные судьбы оказавшихся близко с нами людей, открывая нам богослужение в его широком социальном аспекте, не ограничивая его храмово-литургическим действием.

Для обывательского образца набожности характерно "смирение и послушание" во всем, а признаком духовности считается уход от политических проблем. Исповедание же веры не может ограничиваться убежденностью в догматах, как умозрительном определении истин, а благочестие - аскетическо-созерцательной практикой. И то, и другое должно проявляться в общественно-политическом измерении жизни.

Одна из главных ценностей библейской религии – правда. За этим славянским и русским словом в европейских и оригинальных языках Библии стоит понятие справедливости, соединяющее нравственный и юридический смыслы - должное в моральной плоскости и правовой сфере. Гражданская порядочность, соблюдение справедливости и закона, наравне с помощью униженным и обездоленным, являются свидетельством праведности и богопочитания, а правда и правосудие более драгоценны перед Богом, чем богослужебный церемониал. Это явствует из многих строк богодухновенноготекста.

Пастыри протестантских Церквей, как и православное с католическим священство, часто уводят паству от необходимости решения проблем с помощью юридического регулирования. Этот призыв часто подменяется разного рода благоглупостями, что только попустительствует злу (а в Священном Писании зло и беззаконие - понятия одного ряда) и дает ему возможность одерживать победу, оставаясь безнаказанным. Когда человек сталкивается со страшным насилием, пытками и истязаниями, что практикуются сотрудниками некоторых наших силовых органов, проповеднические увещевания совсем неуместны. В руках христианина должно быть не только Евангелие, но и Конституция. Католическая Церковь через своего понтифика назвала Всеобщую декларацию прав человека "значительной вехой в нравственном прогрессе человечества", а РПЦ МП, напротив, совсем обесценивает правовые достижения человечества.

Нельзя из состояния скотского перейти в "духовность", к которой хотят привести скопом население страны, при этом не определив эту "духовность" адекватно. Прежде этого преображенного состояния нужно достигнуть хотя бы уровня закона и его соблюдения, потрудиться над тем, чтобы закон соответствовал принципам логики, справедливости, имел механизмы своего исполнения.

Людей изменить трудно, но создать "правила игры", механизмы функционирования государственной системы, которые могут минимизировать вред, наносимый через нее, - легче. Одним из наиболее эффективных действий политического характера является участие в законотворческом процессе и отдельных законодательных инициативах, но, учитывая все обстоятельства, которые препятствуют в современных условиях этой деятельности, для начала нужно добиться условий для возможности таких действий.

Воздействуя на правовой порядок, экономическую систему и общественно-государственное устройство, христиане смогут выполнять заповеди (в том числе, и заступничество за социально слабых, к чему призывает библейское Откровение), через механизмы, предусмотренные в государстве для опосредованного попечения о людях и устранения их бед. "Пора, наконец, понять в самом деле, что Христова заповедь: одеть холодного, накормить голодного, посетить заключенного в тюрьме — исполняется в настоящее время более чем в какой бы то ни было другой форме посредством сложной социальной техники — социального законодательства, рабочих организаций, стачек, кооперативного движения", - писал о. Сергий Булгаков.

На всех христиан возлагается Богом ответственность за ближних, оказавшихся в тяжелом положении в силу каких-то обстоятельств. Эта ответственность выражается в деятельной отзывчивости, как мы знаем из притчи о Страшном Суде (Мф., 25 глава), которая связывает эсхатологическое измерение с обыденной жизнью. Эта деятельность может совершаться в разных масштабах: Евангелие не накладывает на христиан прямой обязанности изменять каких-то политические системы. Мы призваны не вылечить или освободить, а посетить, только поддержать, т.е. сделать то, что под силу каждому, и такое облегчение участи ближнего не требует многомиллионных расходов. Впрочем, бессмысленно заниматься переустройством на "макроуровне", игнорируя человека в его насущной индивидуальной проблеме, иногда бессмысленно строить широкомасштабные проекты, а нужно просто выполнять добросовестно свои обязанности или оказывать конкретную помощь оказавшимся близко с тобой. "Не разумнее ли, понимая основные принципы устройства общественной жизни, предотвратить построение заведомо плохих общественных структур, чем потом стоически и мученически пытаться их преобразовывать на молекулярном уровне?" - спрашивал игумен Вениамин (Новик) со страниц сборника статей "Православие. Христианство. Демократия".

Мошенничество, освобождение от ответственности за незаконные действия через зависимые суды и прокуратуры, жесточайшее насилие над людьми, неправомерные действия, позволяющие имеющим государственные должности или звания обогащаться за счет ресурсов страны и труда простых людей, репрессивный характер некоторых органов, обеспечивающих поддержку власти, часто связанных с криминальным бизнесом, провокации спецслужб, раздувание террористической угрозы инаклеивание ярлыков экстремизма для расширения полномочий главенствующей в стране службы госбезопасности — всё это (и не только ) характеризует сегодняшнюю обстановку в России, оправдывая данное ей в свое время американским политиком название - "Империя зла". Порочные действия укореняются в практике и возводятся в системный принцип функционирования многих государственных ведомств, извративших свою деятельность неисполнением служебных обязательств и переставших отвечать своему предназначению. Незаконные решения представителей государственных структур, допущение противоправных действий при их повторяющемся характере укореняются в повседневной практике и, таким образом, переносятся уже на уровень институциональный. Человек порядочный, попадающий работать "в систему", не может уже оставаться порядочным и действует согласно установленным "в системе" правилам. Идея греховных структур, закрепленная в католическом социальном учении на основе энциклик Иоанна Павла II, высказывалась еще С. Булгаковым и Н. Бердяевым, некоторыми западно-европейскими богословами, а также теологами освобождения, она также есть и в православном греческом богословии диаконии.

Директор Диаконической академии на Крите разделяет микродиаконию и макродиаконию, первая — терапевтическая, вторая имеет профилактическое значение. "Макродиакония со своей стороны обращена на социальные условия и ситуации, на экономический и правовой порядок и систему, то есть на многократно структурированные грехи, действия которых способствуют производству новых жертв, которые делают микродиаконию постоянно необходимой".

Объектом критики латиноамериканских теологов освобождения был капитализм с его негативными экономическими сторонами, обуславливающих несправедливость и бедность угнетенных слоев населения, где "задан" грех эксплуатации и угнетения. Теология освобождения мыслилась в конкретных историко-политических обстоятельствах, а освобождение трактовалось как спасительная миссия Христа, приобщение к Которому лидеры этой теологии видели через участие в судьбе униженных системами людей. У одного из основоположников теологии освобожденияесть мысль, аналогичная высказыванию С. Булгакова, суть которой заключается в том, что любовь, заповеданная христианам, идет длинными путями "макроотношений", черезструктуры (социальные системы) распределительной справедливости, в отличие от "микроотношений" человека с его ближним.

Сначала нужно предоставить необходимое по праву, а не предлагать его в качестве благотворительности, да еще и со стороны гражданского общества, на плечи которого возлагается часто то, что обязано делать государство. Политический характер деятельности христиан способствует предотвращению построения неблагоприятных и вызывающих трагическое положение людей условий угнетения любого рода, которые постоянно требуют правозащитной и благотворительной помощи в отношении жертв этих структур.

Для того, чтобы Град Земной не стал полной противоположностью Царству Божьему, т.е. адом, создаются законы, призванные защищать слабых и справедливость как главную ценность, нравственную и гражданскую одновременно, а нравственные и гражданские ценности иногда находятся водной системе координат. Вот пример выражения христианской и гражданской свободы в одномпоступке: человек выходит на площадь, в соответствии со своим правом и совестью выражая свой протест против незаконных действий власти его страны, зная, что он обрекает себя на тюремное заключение или тяжелое существование. На вопрос зачем он это делает, ведь ему все равно не изменить этой системы, он отвечает, что знает, что он не сможет изменить эту систему, но он не хочет, чтобы эта система изменила его.

Для любого благого дела нужна жертва. Не только Царствие Небесное "силою берется", но и создание правового благополучного государства, утверждение всеми желаемых ценностей, с ним связанных, требует подвижничества и мужества. В основании такого государства лежат, в том числе, и жизни общественных деятелей и журналистов, насильственно прерванные наемными убийцами, судьбы малоизвестных людей, пострадавших и не отступивших от правды, как и в основании Церкви положены жизни свидетелей, мучеников, своей жизнью и смертью исповедавших Христа.

Предполагает ли ожидание христианами "нового неба и новой земли, на которых обитает правда" (2 Петра, 3:13) пассивного поведения по отношению к окружающему? Возможно, наши усилия в осуществлении социально-политической мечты - залог той правды и начаток ее торжества в Царствии Небесном.

Обличительный голос Церкви, продолжающей пророческое служение ее Основателя через уста своих пастырей, не решается сделать доминантой своего служения ни одна сколько-нибудь известная христианская конфессия. Ни со стороны духовенства православной Церкви, где декларируется традиция "печалования" перед властями, ни со стороны руководства католической Церкви, на пастырей которой накладывается обязанность "обличения нарушений прав человека", не исходят публичные обращения, обличающие ложь и преступления властей, не слышно слов заступничества за невинно осужденных и жертв беззаконий, не слышно слова упрека затворящуюся несправедливость и за нужды людей.

Пока что Церковь национального большинства, как институт, через своих иерархов включилась в имитацию правозащитной деятельности, в интеллектуальное паразитирование на этой теме. РПЦ МП разделяет заботу о безопасности государства с соответствующим ведомством, только в "духовном" аспекте, так же нагнетая мнимую угрозу от супостатов с Запада для подавления всякого независимого и здравого суждения.

Только декларируя в социальных доктринах высокую значимость справедливости, прав личности и человеческого достоинства,священноначалие РПЦ МП и руководство католической Церкви и других религиозных объединений не подвергает власти осуждению за грубое попрание этих ценностей и не призывают их утверждать в судьбах конкретных людей, претерпевающих преступное или оскорбительное обращение со стороны представителей государственных органов. Отсутствие должной (со стороны порядочных и честных людей) реакции руководства Церквей на фальсификации на выборах, имеющую уголовный характер, только подтверждает эти выводы.

Патриарх РПЦ МП, восходя на патриарший престол, говорил: "Наш христианский долг – заботиться о страждущих, о сиротах, о бедных, об инвалидах, о престарелых, о заключенных, о бездомных; обо всех, кому мы можем помочь обрести надежду. Голос Церкви должен стать в том числе и голосом слабых и лишенных власти, взыскующих справедливости". Вместо этого РПЦ МП шагает в ногу с коррумпированной властью, пытаясь вместе с мировоззрением захватить и как можно больше материальных благ, стараясь занять твердые позиции на земле, выстроив свою "вертикаль власти",закрепленную в авторитарном внутрицерковном управлении (см. новый приходской устав), исключив тем самым соборное начало из жизни Церкви.

Католическая Церковь в лице верховных первосвященников ХХ века способствовала устранению коммунистического тоталитарного режима и приветствовала демократическое построение государственных сообществ, придавая нравственное значение международным правовым нормам. Сейчас католики уже не решаются осуществлять свое социальное учение, имеющее акцент, прежде всего, на соблюдении прав человека и демократических принципов. "Церковь сознавая, что ее религиозная по существу миссия включает защиту и утверждение основных прав человека…", - писал Иоанн Павел II в энциклике "Сentesimus Annus". Руководство Католической Церкви в России не поддерживает инициатив мирян, направленных на реализацию главных принципов социального учения путем создания объединения верующих, правозащитная деятельность которого отвечала бы и каноническому праву, и вероучительным документам католической Церкви.

Официальные религиозные авторитеты, пользующиеся властью, согласованной с государственной, стараясь обрести твердые позиции и в этом мире, могут занимать место Синедриона в проецирующихся в истории в разные времена евангельских сюжетах, при этом осуждая правду, выходящую за рамки традиционного благочестия и установленных норм, духовно омертвевших, часто изгоняя тех, кто ее "жаждет и алчет", движимый совестью и чистотою сердца. А Христос остается именно с ними,так же, как Он остается со скромными, униженными, невинно осужденными и страдающими людьми, но никак не с вами, наши многоуважаемые иерархи.

Упрек Христа - "лицемеры" - в адрес иудейских вождей направлен не только на них. Верующие во Христа верят и в то, что Он остается живым до сих пор и будет Живым всегда, а это значит, что слова Его актуальны всегда. Сейчас эти слова направлены в адрес современного церковного руководства. Когда вопиющим образом нарушаются законы, когда страдают от жестоких издевательств и пыток невинные люди, когда остается безнаказанными убийства невинных людей и тех, кто пытается противостоять уголовщине и вранью, когда с помощью лжи и насилия власть ведет борьбу против собственного народа, - не лицемерием ли и трусостью можно объяснить позицию "невмешательства во внутреннюю политику" под предлогом того, что это "не дело Церкви"!? Все подобные объяснения невмешательства лукавы.

"Горе тем, которые постановляют несправедливые законы и пишут жестокие решения, чтобы устранить бедных от правосудия и похитить права у малосильных из народа Моего" (Ис., 10:1,2); "Сообщается разве с Тобой трон губителей, возводящий насилие в закон, ополчающихся на душу праведника, кровь невинную обвиняющих?" (Пс. 94.); "Производите суд и правду, спасайте обижаемого от руки притеснителя…" (Иер., 22:3). Эти и другие повеления, выраженные в Ветхом Завете, относятся к тем изречениям пророков, напоминая которые, Христос подтверждал их актуальность для истинного богопочитания.

Признавая религиозное значение правосудия и справедливости, имея вероучительные основания на противодействие неправде, христиане, объединившись с другими представителями гражданского сообщества, могут противостоять тенденциям со стороны государственного аппарата к прежнему режиму и способствовать защите людей, права которыхпопираются различными ведомствами. И этим христиане весьма поспособствуют развитию правовой культуры, которое только наметилось у нас в стране.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования