Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
24 мая 16:25Распечатать

Филипп Ермилов. МОЛЧАЛИВАЯ АПОСТАСИЯ. Как Иоанн Павел II относился к своему прославлению?


1 мая Папа Бенедикт XVI провозгласил блаженным своего предшественника и непосредственного начальника - Папу Иоанна Павла II. Можно подвести некоторые итоги этого прославления, ставшего одним из самых быстрых (с точки зрения срока, прошедшего после смерти подвижника) в истории католической Церкви, "обогнав" на несколько дней беатификацию матери Терезы, совершённую самим Иоанном Павлом II.

Итогом 25-летнего понтификата можно считать собственные слова Иоанна Павла II о "молчаливой апостасии" Запада. Возможно, эти два слова останутся в истории католической Церкви своеобразной эпитафией Папы Войтылы. "Молчаливая апостасия" – не итог святого понтификата, а итог понтификата плохого: по плодам судят о дереве. Церковь – подлинная – не может прославлять, как выразился префект Конгрегации по канонизации святых кардинал Анджело Амато, "человека Кароля Войтылу", оставив понтификат Папы Иоанна Павла II на суд некоего "будущего". Это звучит так, как будто деяния Папы – не человеческая деятельность, подлежащая нравственной оценке; как будто чьи-то поступки "как человека" нравственно отделимы от поступков "как царя" или "как Папы". Если прославляемый священник, епископ или Папа, то акт беатификации подразумевает, что его деятельность священника, епископа или Папы была не просто хороша, а хороша сверхъестественно, что она принесла экстраординарные позитивные результаты для паствы и Церкви.

Обращает на себя внимание факт, что прославление Иоанна Павла II с самого начала воспринималось всеми — и католиками, и некатоликами (даже открытыми врагами Ватикана) – как уже свершившийся факт. Никому, кроме "упертых" традиционалистов и ультралибералов вроде о. Ганса Кюнга, не приходило в голову усомниться в целесообразности и, тем более, в нравственной допустимости этого акта; большинство католиков считали прославление Папы чем-то необходимым. Сие представление совершенно некатолично: никто не прославляется Церковью по необходимости и никто не имеет "права" на канонизацию. И как бы ни был популярен человек при жизни, каким бы святым он ни казался простым верным, Церковь была (когда-то) крайне осмотрительна в деле его прославления. Булла Папы Урбана VIII от 1642 года предусматривала для прославления исповедника (то есть не отдавшего свою жизнь за веру) процесс, полностью идентичный уголовному. С той лишь разницей, что материалы его составляли не "эпизоды дела", а все известные факты из жизни человека вплоть до мельчайших подробностей, а место презумпции невиновности занимала презумпция виновности. Малейшего свидетельства о недостатке в исповедании веры или в нравственном совершенстве кандидата могло оказаться достаточно для прекращения процесса. За поиск доктринальных и нравственных изъянов отвечали два разных эксперта — постулатор веры и адвокат диавола. Их функции в процессе канонизации были идентичны функциям, соответственно, прокурора и адвоката потерпевшей стороны в уголовном процессе, и они ставили перед собой профессиональную цель доказать виновность или невиновность претендента.

Кроме того, для беатификации требовалось не одно, а два чуда. По "старым добрым" стандартам отбора чудес, чтобы набрать для собственного прославления два чуда, удовлетворяющих соответствующую ватиканскую комиссию, будущий блаженный должен был совершить их двадцать два: двадцать летели в корзину как недостаточно несомненные.

Мы вправе выразить сомнение, что пять лет — достаточный срок для добросовестного сбора информации и расследования жизни, продолжавшейся без малого 85 лет. Нам неизвестно, в сущности, ничего о том, кто и как пытался доказать, что Иоанн Павел II не был ни ортодоксален, ни нравственен. Или, что то же самое: а был ли процесс вообще? Или была фикция процесса?

Мы ни разу не слышали, чтобы кто-нибудь — кроме "упертых" традиционалистов — поставил под сомнение католическую ортодоксию и нравственность деяний Папы Иоанна Павла II. Вернее, последнее ставят под сомнение враги Церкви, вспоминая твёрдую позицию покойного Папы по вопросам целибата священников, абортов и контрацепции. Но это совсем не то, чего следует ожидать в таком важном вопросе, как беатификация: нет сомнений со стороны детей Церкви. А они должны быть. Они должны быть юридически, потому что этого объективно требуют буква и дух процесса канонизации. И они должны быть нравственно - в свете того, что говорил и что делал Папа Иоанн Павел II. Братание со всеми врагами Церкви, включая коммунистов и масонов, молчаливое поощрение литургических злоупотреблений, сокрытие конспирации извращенцев в Церкви, скандальное экуменическое мероприятие в Ассизи и несправедливое "отлучение" семерых епископов, желавших сохранить католическую Традицию, объективно должны были бы попасть во внимание адвоката диавола, если бы он имел место на этом процессе. Но его не было.

Священническим братством Св. Пия X были собраны исторически подтверждённые факты слов и действий Папы Иоанна Павла II, свидетельствующие против возможности его прославления. Братство выслало их ответственным за сбор информации на уровне епархий. Согласно каноническому праву, эти сведения должны были прилагаться к прочим свидетельствам и приобщаться к процессу. Однако этого не произошло: бумаги "затерялись" среди прочих и были "обнаружены" в день закрытия епархиального процесса, то есть слишком поздно. Также эти свидетельства были высланы в Рим, в ту самую Конгрегацию по канонизации святых; ответа из Рима не последовало. Вместо него последовало загадочное прославление "человека, но не Папы".

Вызывает сомнения и чудо исцеления сестры Мари-Симон Пьер, подлинность которого признали власти Рима. По словам самой сестры, она исцелилась от синдрома Паркинсона спустя два месяца после молений Иоанну Павлу II. Все известные автору подлинные канонические чудеса подлинных процессов имели место мгновенно, немедленно, так что причинно-следственная связь между молением и событием была практически очевидна. В случае монахини Мари-Симон Пьер она не просто неочевидна, но и легко фальсифицируема: исцеление могло произойти благодаря любому её акту благочестия — причастию, поклонению Пресвятым Дарам, розарию, её вере и надежде и т.п.

Католикам следует знать, что вопреки бытующим мнениям прославление человека как блаженного или святого само по себе не обладает никакой непогрешимостью – в противном случае процедуру прославления никогда не нужно было бы реформировать так, как это сделал Папа Урбан VIII. Установленная тем Папой строгость процедур как раз и была призвана исключить ошибки в прославлениях. Большинство богословов настаивает, что Церковь не ошибается в канонизациях (но не в беатификациях!); однако эти богословы имеют в виду, что процедуры Папы Урбана — достаточный инструмент безошибочности или — что то же самое – говорят о совершенстве этой процедуры. Полагаем очевидным, что отказ от использования совершенного инструмента — это отказ от безошибочности и смертный грех искушения Бога.

Для сравнения: не существует никакого специального регламента для использования папской непогрешимости (высказывания ex cathedra). Разумеется, догматы и нравственные определения оглашаются в торжественной обстановке, как того требуют приличия, но ничто не препятствует Папе Бенедикту XVI, к примеру, провозгласить Пресвятую Деву Марию Посредницей всех благодатей, стоя на лужайке у своего горного домика в Альпах. Если это произойдёт, новый догмат, с католической точки зрения, подлинно будет высказыванием ex cathedra, таким же, как все другие, подобные ему.

Доказательством отсутствия непогрешимости в прославлении служит и тот факт, что Церковь не обязывает верных почитать всех и каждого из святых и блаженных. Верные не вправе быть безразличными к доктринальным и нравственным непогрешимым определениям Церкви; в сущности, они обязаны, в какой-то мере, знать их все. Но никто не требует от католиков ни знать всех святых и блаженных (что просто невозможно), ни почитать кого-либо из них особым образом.

Беатификация и канонизация — по преимуществу юридические процедуры, открывающие доступ к публичному почитанию нового блаженного или святого. Ничто в принципе не препятствует последующему осуждению ошибочного прославления Папы Иоанна Пала II.

Тем более, кардинал Амато оставил для этого такую прекрасную лазейку.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования