Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
22 ноября 15:35Распечатать

Протоиерей Алексий Лебедев. СУД ЕЩЕ НЕ ПРОИЗНЕСЕН. РПЦЗ передала другим то, что имела в себе: стремление к святости


Нынешний юбилей РПЦЗ громким не назовешь – такие времена. Даже среди называющих себя православными дорог он совсем не многим. Больше по причинам церковно-административным, каноническим и политическим довольно много спорят о наследстве РПЦЗ, причем преимущественно в разрезе "копирайтов" и имущества. Но вряд ли кто в Русской Церкви откажется признать, что феномен РПЦЗ стал настолько всеобъемлющим в пространстве церковной мысли, что без упоминания о ее деяниях и деятелях невозможны сегодня "церковные разговоры" вообще.

РПЦЗ с самого своего рождения была идейным сообществом. В том смысле, что назло всякому материализму ее отцами и чадами двигали идеи. Сперва - идеи политического противостояния большевизму, истинной русскости, монархизма. Потом на первый план вышли идеи верности Христу, сохранения истинного церковного исповедания, и главное - святости. Когда они широко стали транслироваться за "железный занавес", изголодавшийся под 70-летним гнетом коммунистического атеизма народ очень чутко почувствовал их новизну в подсоветском обществе. Душа жаждала живого свидетельства о Христе, живого примера, живой традиции. Это очень хорошо передавал в начале 90-х фильм Вадима Виноградова "Русская тайна", в котором впервые многие из нас смогли увидеть и услышать живое слово настоящего епископа. Это был Митрополит Виталий, четвертый первоиерарх РПЦЗ. Удивительно, что на земле, буквально каждый клочок которой был освящен за 1000 лет проповедью Христа, а в ХХ веке оказался обильно полит кровью Новомучеников, самым главным дефицитом из всех был дефицит проповеди о Христе и Его Церкви. И встреча с Зарубежной Церковью в это время была для ищущего света сердца ошеломляющей.

Широко по советским меркам проведенное в 1988 году празднование 1000-летия крещения Руси, которое вывело церковные новости на первые полосы советских газет и на телеэкраны, совершенно не возымело эффекта церковной проповеди. Понятно, все было сделано именно для того, чтобы такого эффекта и не было. Поэтому со страниц и телеэкранов иерархи Московской патриархии вместе с советскими деятелями культуры рассуждали о рождении и развитии русского государства, вхождении его в мировую цивилизацию, укрупнении, влиянии и т.д. Собственно, тональность их рассуждений не изменялась и не изменяется десятилетиями. Но, даже несмотря на это, тысячи и миллионы людей потянулись в немногие оставшиеся храмы. Они жаждали слова Божия и пищи небесной.

Судя по тому, что сегодня Россия проигрывает по количеству реальных верующих даже таким наименее религиозным странам Европы, как Чехия или Франция, получили искомое немногие. Неудивительно, что когда из-за "железного занавеса" стал слышен голос национальной и церковной эмиграции, прислушиваться к нему стали с особым интересом.

Еще раньше фильма Вадима Виноградова событием стала публикация в газете Союза писателей "Литературная Россия" "Письма к молодым людям в России" Митрополита Виталия. Потом очень широко патриотической общественностью цитировались его слова оттуда: "Будут брошены все силы, миллиарды золота, лишь бы погасить пламя Русского Возрождения. Вот перед чем стоит сейчас Россия. Это почище Наполеона, Гитлера". Для сердца, ищущего веры и правды Божией, гораздо громче звучали другие слова владыки: "Итак, оставим весь мир в покое и серьезнейшим образом займемся спасением своей души, и тогда, и только тогда, мы увидим много чудесного вокруг себя, нового, неожиданного, радостного". И еще: "Теперь уже, слава Богу, заговорили немного о Церкви Христовой, но еще неясно, как о каком-то учреждении, даже департаменте. Ее еще не чувствуют как сердце, как причину всего, как начало и конец, как средоточие во всем космосе. Ее голос еще не звучит ясно среди всяких течений: очень трудно разобраться в этом чертополохе мыслей, теорий, бесчисленных рецептов на возрождение, на обновление. Но настанет день, когда Церковь восстанет во всей своей красе и славе и весь мир увидит Истину. Нашей Церкви будет дана власть встретить своего непримиримого врага Антихриста. А вы, молодые друзья мои, не падайте духом".

И мы не падали. Сердце ждало возрождения православной родины. Не было зла к иерархам МП, многие из которых тогда, набравшись смелости, даже признавались в сотрудничестве с властями и КГБ. Казалось, еще немного и Патриарх Алексий выйдет к людям, на Красную площадь, скажет правильные слова, принесет покаяние в сотрудничестве с безбожной властью, и Церковь вновь воссияет своими белыми ризами.

Увы, этого не произошло. И как ответ на молчание иерархии МП начался массовый переход православных общин под омофор российских епископов РПЦЗ. Многим, в том числе и мне, во времена падения коммунизма, низвержения идола Дзержинского в Москве, казалось, что "Церковь восстанет во всей своей красе и славе" зримым и вещественным образом, а Митрополит Виталий прилетит на белом самолете в Россию, где его на руках внесут в Успенский собор Кремля. Вероятно, то же переживали ожидавшие Мессию иудеи во дни воскрешения Лазаря и Входа Господня в Иеросалим. Я всегда вспоминаю свои настроения начала 90-х в этот праздник. Удивительно, но даже нам, знающим Евангелие, совсем не хочется думать о Голгофе в дни праздника Ваий.

Впрочем, хоть зарубежье и проповедовало нам Христа Воскресшего, но мы-то чувствовали себя только что снятыми с креста. Правда церковной истории XX века обрушивалась на голову снежным комом.

Духовные книги из-за границы, как только это стало возможным, начали ввозиться в бывший СССР тоннами. Именно на наследии РПЦЗ развивались собственное книгоиздательство и книготорговля РПЦ МП в начале 90-х годов. Интересно, что самой продаваемой религиозной книгой в РФ за последние 20 лет, не считая Библии, стал "Закон Божий", написанный священником РПЦЗ о. Серафимом Слободским в 50-е годы прошедшего столетия, который перепечатывался и переиздавался в МП пиратским способом. У МП своего практически ничего не было, не считая перепечаток дореволюционных книг. Таким же способом переиздавались другие книги РПЦЗ, жития Новомучеников с купюрами, обычно без указания выходных данных. (Примечательно, что деятели МП спокойно воровали чужую интеллектуальную собственность, как сегодня воруют недвижимость). Зарубежники смотрели на это сквозь пальцы, полагая, что делается это ради Христа.

Русская Церковь из Заграницы пришла к нам как Церковь Белая и Царская. Первыми иконами в появляющихся общинах РПЦЗ в России, которые вешали на стену после образов Христа и Богоматери, были иконы Новомучеников или Царственных мучеников работы архимандрита Киприана (Пыжова) из Джорданвилля. "Красная церковь" МП довольно долго отказывалась признать общецерковное почитание этих святых, устами своего лучшего иерарха митрополита Иоанна (Снычева) со страниц "Советской России" проповедуя недопустимость "предательства Матери-Церкви" и неверие в святость Царственных мучеников. Быть в единстве со своей верой и находиться в одной ограде с хулителями мучеников для многих и многих православных оказалось невозможно.

Кроме литературы о Царственных мучениках, открытием стала книга протопресвитера Михаила Польского "Новомученики и исповедники Российские", которая свидетельствовала о том, что "спасать Церковь" можно было не только полностью подчинившись ее гонителям, но скорее, уподобившись Христу. Оказалось, что те, кого иерархи сергианской ориентации называли "политическими преступниками", были наиболее верными и стойкими пастырями Церкви, не пожалевшими ради нее ничего, даже самой жизни. Принцип "умрем, ради Христа, да живы будем с Ним" противостал принципу "цель оправдывает средства". Оказалось, что идея святости не является экспонатом церковной истории, оставшись где-то во временах римских гонений и Вселенских Соборов, но жива и передается нам современниками, являя себя в наиболее сильном из возможных человеку свидетельстве – "даже до смерти".

Помимо книг, специально печатались и ввозились в Россию множество бумажных икон РПЦЗ. Тиражи были столь велики, что некоторые из них продаются в церковных лавках по сей день. Зарубежные иконы собора Новомучеников, Царственных мучеников, Иоанна Кронштадтского, Ксении Петербургской, св. Патриарха Тихона, Оптинских старцев и т.д. до сих пор копируются и тиражируются. Широко распространялись образки Курской Коренной иконы Пресвятой Богородицы, Иверской Монреальской мироточивой, Иосифа Петроградского, Иоанна Шанхайского, Ионы Ханькоусского, других канонизированных РПЦЗ святых.

Для меня наиболее удивительным свидетельством благодатной жизни во Христе, которую явила РПЦЗ, стали имена трех человек, которых невозможно не полюбить, что подчеркивает и почти повсеместное их почитание. Это святитель Иоанн Шанхайский, иеромонах Серафим (Роуз) и Иосиф Муньос, хранитель Иверской мироточивой иконы Богородицы. Русский, англоамериканец и латиноамериканец. Совершенно разные и удивительно единые в своей вере, которая возросла в них даже до такой степени, что они смогли делиться ею с другими с огромным избытком. Почему я сегодня говорю о них? У них было то, что многие "зарубежники" забывают под тяготами современной церковной жизни. Они имели правильную экклезиологию, сознательно выбирая антиэкуменическую и антисергианскую РПЦЗ, но не останавливались только на отрицательном, апофатическом опыте своей веры, являя себе и нам вселенский, положительный образ христианина, несущего в своем сердце образ Божий. Святитель Иоанн не смог находиться под омофором сергианского патриарха. Отец Серафим считал, что нельзя называться православным, не сделав вероучительных выводов из сергианства и экуменизма, то есть остаться внутри сообществ, их исповедающих. Брат Иосиф отказывался приехать с чудотворной иконой в Россию, где на древнем престоле Патриархов Московских сидят еретики. Но они понимали, что отрицания недостаточно для спасения. Они взыскали дарований больших: смирения, любви и веры. Сегодня об их подвигах написаны книги. Разве могут оставить нас равнодушными эти образы: святитель-эмигрант, в худой рясе в одиночку идущий по ночному Парижу крестным ходом и кропящий его улицы святой водой; православный монах, бывший американский профессор, построивший скит в глухом калифорнийском лесу, чтобы следовать примеру древних отшельников; православный мирянин, бывший католик, со слезами на глазах предстоящий ночами за мир и люди перед образом Богоматери, непрестанно источающим благоуханное миро? Сила их веры была велика даже до чудес, а почитают их даже те, кто до сих пор верит в существование "карловацких раскольников".

История РПЦЗ была полна недостатков и противоречий. Многое из нее хотелось бы исправить и изменить. Но совершенно несомненно одно: путь Зарубежной Церкви, пусть даже тернистый и непоследовательный, был правильным, потому что вел ко Христу. И все мы - те, кто считает себя "зарубежниками" и сегодня стоит на истинно-православном и исповедническом пути, - тому свидетели. Ведь нельзя дать другим того, чего не имеешь сам. Но стоит помнить и о том, что путь наш не закончен и суд еще не произнесен. Сможем ли мы сами передать потомкам драгоценности и дары, что приобрели от отцов наших? Сможем ли сохранить, приумножить и передать другим полученные таланты? Именно в этом и за это и будет судить нас Первосвященник и Судия.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования