Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
23 августа 10:58Распечатать

Сергей Сычев. «НУ-КА ОТНИМИ!» или Вы уверены, что РПАЦ действительно лишилась своих суздальских храмов? Часть первая


Автор – адвокат, представитель РПАЦ в Арбитражном суде Владимирской области.

1.

Как известно постоянным читателям нашего Портала, некие государственные органы выиграли в Арбитражном суде Владимирской области более двух десятков судебных процессов по прекращению прав пользования храмами в Суздале и Суздальском районе. Ответчиками по этим делам выступали три категории юридических лиц, представляющих Российскую Православную Автономную Церковь (РПАЦ): две централизованных религиозных организации (сокращенно ЦРО "РПАЦ"  и ЦРО "Суздальская Епархия РПАЦ") и приходы соответствующих храмов, зарегистрированные в соответствии с действующим порядком как местные религиозные организации (МРО).

Итак, у приходов Суздаля и нескольких сел Суздальского района с помощью таких исков – о прекращении пользования зданиями храмов – были прекращены эти самые права, осуществляемые несколькими юридическими лицами - ЦРО "РПАЦ", ЦРО "Суздальская епархия РПАЦ" и соответствующими МРО "Приход N-ского храма". Для реализации принятых решений суд выдал исполнительные листы, обязующие ответчиков пользование храмами прекратить. Исполнительные листы передавались в службу судебных приставов, представитель которой вместе с представителем истца и группой силовой поддержки выезжал на место – в соответствующий храм – и там, на месте, убеждался, что решение суда исполнено, пользование храмом со стороны ответчиков прекращено.

При этом истцами - а это Теруправление Росимущества (в случае с городскими храмами) и областной департамент земельных и имущественных отношений (ДИЗО) (в случае с сельскими) - всегда подчеркивалось, что борьба ведется вовсе не против прихожан, а исключительно против  юридических лиц. Щедро раздавались обещания, что прихожане без проблем будут и впредь пользоваться храмами для своих религиозных нужд, ибо у них такую возможность никто не отнимает. Потом храмы закрывались и опечатывались. Службы в них прекращались…

2.

Как говаривал легендарный Мюллер, невозможно работать, когда тебе противостоит непрофессионал: логику непрофессионала невозможно понять, сложно предугадать его поступки. Каким образом, на основании каких критериев истцы и направляемый ими судебный пристав принимали решения о том, осуществляется ли пользование тем или иным зданием храма со стороны того или иного ответчика? И как они вообще понимают само пользование, в чем именно оно выражается?

Более того – что такое юридическое лицо применительно к религиозной организации? Как их можно увидеть, опознать, как фиксируется членство в них? Как можно достоверно определить факт пользования или хотя бы нахождения религиозного юрлица в помещении конкретного храма?

Может быть, признаком пользования являются лежащие стопочкой в помещении храма учредительные документы плюс стоящая рядом печать? Плюс восседающий на документах владыка Валентин (коль скоро он является руководителем обеих ЦРО)? И достаточно ли наличия одного владыки, или же он должен быть в окружении своего Синода в полном составе? Ведь если в ЦРО "РПАЦ" он председатель Синода, значит без Синода, стоящего вокруг – по крайней мере для данного юрлица, - ему никак не обойтись! Или все-таки достаточно стопочки документов?

В некоторой степени признаки и границы юридического лица в отношении к Православной Церкви позволяют определить нормы канонического церковного права. Но они, эти нормы (как и само это право), не являются составной частью российского законодательства, как это было в Российской Империи, и студенты юридических факультетов их давным-давно не изучают. Посему любые попытки ответчиков в судебных заседаниях апеллировать хотя бы косвенно, в виде пояснений, к нормам этого права натыкались на справедливое, в общем-то, возражение истцов о том, что в светском суде эти нормы вообще никакого значения не имеет, там важны только и исключительно нормы светского права.

Таким образом, получается, что РПАЦ, с точки зрения канонического церковного права, и лишенная права пользования храмами ЦРО "РПАЦ" - юридическое лицо по светскому законодательству государства Российская Федерация - суть не совсем одно и то же! Даже  - совсем не одно и то же!..

Что такое РПАЦ как каноническая структура можно вполне четко определить с помощью известных норм православного церковного (канонического) права. А вот что такое РПАЦ с точки зрения светского российского законодательства – вообще не определено никак. Ну да, существует зарегистрированное в установленном порядке Минюстом известное юридическое лицо в организационно-правовой форме централизованной религиозной организации – ЦРО "РПАЦ". Да, руководителем ее является Русанцов А.П. – ведь для светского закона никакого "Митрополита Валентина" (равно как и "Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла") не существует и в помине.

Как-то так сложилось, что мы не задумываемся о разнице между РПАЦ как канонической структурой (вне зависимости от признания или оспаривания ее собственно каноничности) и ЦРО "РПАЦ" как зарегистрированного Минюстом юрлица. А между тем, на подмене этих двух понятий – РПАЦ как каноническая структура и ЦРО "РПАЦ" как зарегистрированное Минюстом юрлицо – и основываются действия и утверждения ее гонителей. Наиболее показательный пример – утверждение протоиерея Всеволода Чаплина, что РПАЦ – якобы новообразованная структура, Церковь-новодел, сравнительно недавно зарегистрированная, а потому она не имеет морального права ни на какие исторические православные храмы. Здесь речь идет именно о том, что ЦРО "РПАЦ" представляется взамен РПАЦ как канонической Православной Российской Церкви, строго чтущей нормы канонического права, а потому считающей себя правопреемницей и исторической Греко-Российской Поместной Церкви, и Русской Православной Церкви Заграницей, и Катакомбной Церкви.

3.

Но вернемся к суздальской ситуации. Итак, арбитражный суд выносил решения не в отношении канонической структуры РПАЦ (для суда этого понятия не существует в принципе), а в отношении неких юридических лиц, учрежденных в установленном светским законом, оторванным от норм канонического церковного права, порядке. Единственное, что их связывает с канонической РПАЦ, это то, что эти юрлица учреждены и руководимы частью тех же лиц, что руководят и принадлежат к канонической РПАЦ. А еще – и это главное! – тем, что все по факту согласились не замечать разницы между канонической РПАЦ и вышеуказанными юридическими лицами. И, таким образом, получая судебное решение против юрлиц ЦРО "РПАЦ", ЦРО "Суздальская Епархия РПАЦ" и МРО "Приход N-ского храма", гонители канонической РПАЦ как бы получали решение и против самой РПАЦ. И все с этим были согласны. Все - и гонители, и гонимые, и сторонние наблюдатели, – сочувствующие и/или не очень.

Далее. Истец получал исполнительный лист, передавал его в службу судебных приставов. Там полномочный судебный пристав-исполнитель возбуждал исполнительное производство. Наступала завершающая часть "марлезонского балета" по фактическому изъятию храмов у последователей РПАЦ.

Далее все сочувствующие плачут, слабые духом впадают в уныние. Не очень сочувствующие – радуются "изгнанию раскольников". Этому посвящено множество публикаций и на Портале, и в центральных и региональных СМИ.

Механизм отработан – как-никак с 2006 года трудились, старались. Решение суда получено. Исполнительный лист выдан. Все религиозное имущество вынесено, нецерковное демонтировано, храмы пусты. Храмы опечатаны. "Раскольники" изгнаны и практически повержены.

4.

Отработанная схема распространена и на сельские храмы. Уже вступили в силу три решения об их изъятии, еще три – на подходе. Судом выданы такие же точно, как и в случае с городскими храмами в 2009 г., исполнительны листы. Тем же судебным приставом вынесено такое же точно постановление об исполнительном производстве. Точно так же они уже были исполнены в селах Ивановское и Весь.

На еще три точно таких же решения упорными ответчиками поданы апелляции. Апелляционная же инстанция, как показывает опыт, не только оставляет решения суда первой инстанции в силе, но и исправляет его явную недоработку. В первой инстанции, при рассмотрении дел в храмах в селах Ивановское, Весь и Омутское, судья Бутина вообще не дала никакого ответа на первейший довод ответчиков о том, что истец не имеет права на иск, поскольку его доверитель – Владимирская область – никогда не приобретала права собственности на сельские храмы. Апелляционный же суд молчание суда первой инстанции по этому поводу восполнил своим политически грамотным выводом: ну и что, что в перечне передаваемых областям в собственность объектов этих храмов не было! Раз в перечне не было, это означает ни что иное, как то, что нужно руководствоваться не самим перечнем, а критериями, положенными в основу его составления.

И эта же изумительная формулировка – про использование критерия, который и нужно применять, раз уж нет объекта в перечне приобретаемой областью объектов государственной собственности, – слово в слово была повторена судьей Долговой по трем оставшимся в суде первой инстанции искам. И пусть себе ответчики подают апелляцию, оспаривают эту галиматью – чего спорить-то? И так всем всё понятно. Они бы лучше не судились, а выносили вещички из оставшихся храмов – особенно тех, что в селах Павловском и Борисовском.

(продолжение следует)


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования