Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
05 марта 14:40Распечатать

Кирилл Головин. ВСЕ ЛИ УКРАДЕННОЕ ВЕРНУТ? Так ли опасно возвращение имущества Церкви, как его конфискация атеистической властью?


Исполняется 20 лет общественной дискуссии о возвращении православной Церкви и другим религиозным организациям России имущества, в свое время силой присвоенного большевиками. Это имущество - не только здания, но также иконы и утварь, которые хранятся в музеях - в основном, в запасниках. Это то, что осталось из конфискованного, и за долгие десятилетия не было уничтожено, продано за границу или разворовано.

С предметами "религиозного культа", даже выдающимися, атеисты не церемонились. Ненавидя христианскую веру, отдавали их в переплавку, использовали в хозяйственных целях, сжигали на кострах. Уничтожение русской культуры во многом осуществлялось через тотальное истребление церковного искусства. Мрачным символом этого процесса стал взрыв храма Христа Спасителя в Москве. Из его богатейшего убранства уцелели только мраморные барельефы, которые долгие годы сиротливо стояли на территории Донского монастыря.

Ясно, что программа-максимум - вернуть все церковное имущество и отреставрировать все храмы - неисполнима, и РПЦ МП такие требования не выдвигает. Она согласна на частичное возвращение и на условие, чтобы "при  принятии решения о передаче какого либо объекта одновременно предоставлялось бы новое здание для музеев и других учреждений" ("Портал-Credo.Ru", 29.01.10). Насколько столь благие намерения трудноисполнимы, показала история с музеем, занимавшим Рязанский кремль, и с Литературным музеем в Москве, который выдворяет из здания на территории Высоко- Петровского монастыря Отдел религиозного образования и катехизации Московского патриархата. Передача в таких случаях будет длиться годами и сопровождаться протестами интеллигенции против "варварства церковников". У общества постепенно складывается ощущение, что передача отнятого имущества нынешней Московской патриархии столь же опасна, как и его конфискация атеистической властью. 

Опасность возникнет из-за того, что в храмах нет условий для сохранности возвращенных икон, а уникальные музейные фонды разделяются и разбазариваются. В одном из коллективных писем музейных работников и реставраторов отмечается: "Ни один православный храм в России сам по себе не способен обеспечить правильное хранение икон и фресок" ("Новые известия", 19.02.10). Стремясь доказать сказанное, подписанты прибегают к такому аргументу: "В церковном обиходе древние иконы не сберегались, их выносили в сараи, передавали в отдаленные села, продавали". Печалятся музейщики и о том, что "находясь в храме, будучи открыта даже для верующих, она (чтимая икона - авт.) заведомо недоступна для людей неверующих и членов других конфессий". Страшно представить, возмущаются музейщики, но возвращение икон в храмы может вывести их "из контекста культурной жизни общества и привести к их гибели" (там же). По этой логике, храм никакого отношения к культурной жизни не имеет и - в отличие от музея - гибелен для икон, которые были созданы не для эстетического любования в музейном зале, а для молитвенного поклонения в Доме Божием. По словам профессионалов, именно в музее "икона получает вторую жизнь через научную реставрацию, которая открывает нам истинный образ иконы" (Там же). Большинство же верующих полагает, что истинный образ в иконе можно открыть и без научной реставрации. Автору этих строк, кстати, достоверно известно, как реставраторы от себя дописывают утраченные фрагменты икон.

Музеи можно понять - они с принятием закона о "реституции" лишатся значительной части своей древнерусской коллекции, что, кстати, прямо запрещено федеральным законом "О музейном фонде Российской Федерации", запрещающим нарушать целостность музейных коллекций. Советская власть, присваивая себе церковное имущество, отдавала некоторую его часть в музеи, работники которых спасали иконы от уничтожения. Действительно, часть награбленных святынь музейщики спасли благодаря усилиям еще существовавшей старой интеллигенции. Да и отдельные большевики все-таки понимали ценность религиозного искусства и старались что-то сохранить вопреки идеологическим установкам, которые требовали беспощадной борьбы с "религиозным дурманом" и "пережитками прошлого". Тем не менее, никакая война не истребила в России столько храмов и монастырей, столько икон и росписей, сколько отечественные безбожники. И мало кто из музейных работников и реставраторов противился разорителям. Наоборот, многие радовались, что государственные собрания пополняются конфискованными у попов-мракобесов уникальными экспонатами. Художественные музеи, увы, были неизбежной частью процесса атеистической пропаганды, то есть борьбы с православной верой и культурой.

Но наивно было бы полагать, что с принятием нового закона в храмы РПЦ МП вернется все конфискованное советской властью у исторической Православной Российской Церкви. Процесс передачи святынь будут осуществлять специальные комиссии, которые и решат, что отдать, а что оставить. И отдавать, похоже, будут не в собственность, а в безвозмездное пользование, как это практиковала и советская власть. Фактически сохраняется юридическая основа для повторной национализации. Светское государство остается хозяином всего и вся. И, несмотря на все разговоры, Московская патриархия ему подчиняется.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования