Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
17 ноября 14:02Распечатать

Евгений Левин. ПРЕДАНЬЯ СТАРИНЫ ГЛУБОКОЙ. Кинообраз митрополита Филиппа, созданный Олегом Янковским, может стать непреодолимым препятствием к реабилитации Ивана Грозного в массовом народном сознании


Говорят, на благословенном Западе история даже столетней давности интересует почти исключительно специалистов. Что же до более древней истории, то эти преданья старины глубокой воспринимаются исключительно как повод снять очередное кино в красивых исторических костюмах и декорациях. В России не так: фигуры князя Андрея Боголюбского, Ивана Грозного, Петра Великого и декабристов по-прежнему вызывают ожесточённые споры, среди участников которых профессиональные историки далеко не всегда составляют значительное большинство.

Понятно, что дело тут не в интересе к преданьям старины глубокой. Просто разговор о прошлом, особенно в советские времена, был удобным, а порой – едва ли не единственным способом высказать своё мнение о настоящем и будущем. Поэтому когда в застойные годы Вацуро и Гиллельсон писали о царской цензуре, а Натан Яковлевич Эйдельман – o российских корреспондентах Герцена, – ни читатели, ни цензоры не сомневались, против кого на самом деле были направлены обличительные инвективы их авторов.

Cказанное выше в полной мере справедливо, когда речь заходила о фигуре Ивана Грозного. Всем было очевидно, что какой-нибудь бездарный роман В. Костылева, или 1-я серия гениального фильма Эйзенштейна были апологетикой не столько давно умершего царя, сколько живого и здравствовавшего "кремлевского горца". И напротив, книги вроде "Царство террора" Руслана Скрынникова, обличали не только Скуратова и Басманова, но и их последователей из ЧК-ГПУ-МГБ. Неудивительно, что когда в 1946 (!) году один московский профессор позволял себе критические высказывания в адрес Грозного, его студенты "холодели от ужаса: не перед деяниями царя, а перед возможной судьбой профессора – мало того, что было опасно осуждать "великого патриота", но параллели были слишком очевидны".

Именно поэтому никого не должно удивлять, что сегодня, когда в стране вновь наблюдается спрос на "сильную власть" и "государственное мышление", Сталин все чаще преподносится как "эффективный менеджер", а со стороны части "патриотической" общественности наблюдаются активные попытки "реабилитации" Ивана Грозного – "великого правителя", расширившего пределы страны, искоренившего измену и крамолу и даже, по некоторым сведениям, знавшего, как правильно поступать с жидами. Отдельные почитатели требуют даже канонизации Ивана Грозного. Их стараниями уже появились иконы Грозного, акафисты "святому благоверному царю Иоанну Васильевичу" и даже сообщения о его "местном почитании" (которое, как известно, во многих случаях является прелюдией к общецерковному).

Разумеется, поскольку за последние 200 лет эпоха Грозного была объектом глубокого всестороннего исследования с участием лучших научных сил, при желании можно легко найти аргументы против "реабилитации" кровавого тирана: опричный террор, разгром Новгорода, обернувшаяся поражением Ливонская война, наконец, убийство сына Ивана, ставшее причиной династического кризиса, закончившегося кровавой Смутой. Для тех, кто любит погорячее, можно вспомнить об оргиях и даже нетрадиционных утехах царя. Однако сторонники "реабилитации" всегда смогут ответить, что царя либо "оклеветали" (бояре, поляки, либералы, жидомасоны...), либо же "не так все было" – казненные действительно были изменниками, войну проиграл не царь, а воеводы, что же до царевича Ивана – так даже самые яростные обличители Грозного не утверждают, что царь преднамеренно стал персонажем картины Репина, а раз так – "бес попутал", с кем не бывает. Для того, чтобы спорить с этими доводами, нужно уже читать специальную литературу, всерьез интересоваться отечественной историей – в общем, совершать действия, которых невозможно ждать от простых обывателей. Поэтому для того, чтобы остановить реабилитацию, нужны не доводы, а символ – яркий, конкретный, и очевидный даже профану.

И таким символом вполне может стать митрополит Филипп (Колычев). Его "невиновность" была установлена сначала братией Соловецкого монастыря, установившей местное почитание бывшего игумена обители еще в конце XVI века, а затем и всей Русской Церковью, причислившей Филиппа к лику святых.

Непосредственная причастность Грозного к убийству митрополита также была признана на самом высоком уровне. В 1652 году, когда мощи Филиппа были перенесены с Соловков в Москву, будущий Патриарх, а тогда Новгородский архиепископ Никон прочёл перед ракой святого грамоту царя Алексея Михайловича, в которой, среди прочего, говорилось: "…великому господину, отцу отцев, преосвященному Филиппу, митрополиту Московскому и всея Руси, по благоволению Вседержителя Христа Бога, царь Алексей, чадо твоё, за молитв святых твоих здравствует.…молю тебя и желаю тебе прийти сюда, чтобы разрешить согрешение прадеда нашего, царя и великаго князя Иоанна, нанесенное тебе неразсудно завистию и неудержанною яростию, ибо твое на него негодование как бы и нас сообщниками творит его злобы… И сего ради преклоняю царский свой сан за онаго, пред тобою согрешившаго, да оставишь его прегрешение своим к нам пришествием…"

Так что в результате возникает неизбежный выбор – Иван Грозный или Филипп, "государственное мышление" или церковное предание. Поскольку не могут быть одновременно правы (и уж тем более святы) убитый и убийца, палач и его жертва.

Как справедливо писал Ильич, важнейшим из всех искусств для нас является кино – точнее, отечественное кино, оказавшее огромное влияние на русское общественное сознание. Все мы разговариваем киноцитатами, самые популярные герои анекдотов – Чапаев, Штирлиц, Ржевский, Холмс, даже, кажется, чукча – сошли с киноэкрана. Поэтому если лунгинский "Царь" окажется достаточно популярным и запоминающимся, то есть шанс, что кинообраз митрополита Филиппа, созданный Олегом Янковским, окажется непреодолимым препятствием к реабилитации Грозного в массовом народном сознании.

Иерусалим


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования