Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Что же у нас есть святого? Услуга – она и есть услуга. Даже если медвежья…


И Беларусь ‑ России, и сами белорусы ‑ россиянам, согласитесь, как-то особенно близки. Даже у тех наших соотечественников, которые никогда не бывали на земле Белой Руси, звучание ее имени неизменно связывается с чем-то родным. Поэтому, объяснить постоянную апелляцию белорусов в радостях и бедах к нам, россиянам, так же нетрудно, как и наш особый интерес к их судьбе...

Буквально на днях стали известны результаты белорусского референдума, в соответствии с которыми больше половины граждан страны высказались за право Лукашенки вновь баллотироваться на президентский пост в 2006 году. А заодно, и за принятие новой редакции статьи Конституции, откуда удалили слова "одно и то же лицо может быть президентом не более двух сроков".

Мы не будем анализировать здесь официальную реакцию России, которая крайне невнятна, как и то, как реагируют на второй казенный плебисцит, организованный белорусским главой, (для которого факт пребывания у власти, похоже, тесно связан с вопросом личной свободы), представители общественности в Беларуси и белорусы, скрывающиеся от мести "батьки" за рубежом. Не будем подробно разбирать выводы комиссии ОБСЕ, заключившей, по словам ее руководителя Тони Тинсгаард, что во время референдума "власти в значительной мере пренебрегли демократическими принципами". Не будем даже исследовать такой интересный вопрос, как сочинская встреча белорусского и российского правителей, и сопутствующая ей активность нескольких российских ведомств, внезапно занявшихся содействием аналогичным госструктурам в Беларуси.

Вспомнив об этнической и культурной близости наших народов, мы обратим внимание только на один аспект происшедшего ‑ религиозный. Ведь известно, что, несмотря на извечную белорусскую многоконфессиональность, присутствие там Русской Православной Церкви Московского патриархата воспринимается наиболее органично, в отличие от Украины и некоторых других стран СНГ, где тлеют межконфессиональные конфликты, подогреваемые массами приверженцев оппонирующих религиозных организаций.

Несколько лет назад, вернувшийся из Минска известный православный священник из Москвы, с восторгом делился своими впечатлениями от атмосферы в Белорусском экзархате, по его словам "поистине христианской" … где нет розни, где "разные верующие не склоняют друг друга, как у нас", где "между разными религиозными людьми царят мир и взаимоуважение". На собственном опыте знаю, что точность наблюдений упомянутого священника заслуживает полнейшего доверия. Тогда подобное можно отнести на счет такого уникального явления, как легендарная "белорусская толерантность", или поставить в заслугу нынешнему Патриаршему Экзарху. Но атмосфера чистоплотности, царящая в отношениях между живыми людьми, вероятно, никак не отражается на аппаратных функциях, которые не может не выполнять ни одно сколько-нибудь серьезное политическое представительство одной страны на территории другой.

Официальный статус РПЦ МП, как религиозной организации, отделенной от светской власти, как известно, никоим образом не мешает ей участвовать в политической жизни государства. Впрочем, занимается она этим в том виде, который не противоречит церковным канонам: Церковь "окормляет" ‑ то есть "осуществляет духовное руководство" в отношении медицинских, образовательных, законодательных, военных и других государственных организаций. Иногда сравнительно незначительных, вроде местной школы или военной части, иногда довольно крупных ‑ таких, как Госдума или иные федеральные ведомства – например, российские силовые министерства, армия. Все это, разумеется, облечено в форму сотрудничества, по условиям которого священство участвует в светских мероприятиях – освещает, к примеру, бронетехнику, служит молебны. А государственные ведомства в ответ строят "при себе" храмы, часовни, помогают церкви иным шефством. Разумеется, за счет налогоплательщиков.

Надо сказать, что нечто подобное в какой-то степени существует на белом свете везде. Но только в России РПЦ МП опекает таким же образом и иностранные государственные службы. В частности, Вооруженные силы Беларуси, с которыми за пару дней до проведения референдума, по сообщению пресс-службы белорусского Минобороны по итогам заседания Координационного совета по сотрудничеству между МО и БПЦ (точнее будет все же БЭ – Белорусский Экзархат РПЦ), принято решение "развивать сотрудничество в сфере просвещения и духовного воспитания защитников Отечества".

Как указывается в сообщении, основными направлениями совместной деятельности представителей Министерства обороны Белоруссии и священнослужителей являются социально-психологическая работа с воинами и членами их семей, патриотическое и духовно-нравственное воспитание военнослужащих и граждан страны. А МО оказывает помощь БПЦ в строительстве и восстановлении храмов.

Внешне, в принципе, в "бартере" между военным ведомством и церковью та же ситуация, что и в отношениях между верующими в Беларуси – тишь да благодать. Дело, несомненно, полезное. Ведь, православное-то просвещение, уж, наверное, никак не помешает "силовикам", к которым относятся военные, и не послужит упреком, что мощная религиозная организация России занимается идеологической практикой теперь уже и в чужой стране. Однако, Лукашенко, со свойственными ему председательской прямотой и непосредственностью, взял … да и порушил всю эту идиллию.

"У нас есть государство, и это святое. Я очень хотел, чтобы наша Православная церковь не была вытолкнута, выведена за рамки нашего государства. Я хотел, чтобы наша православная организация была одним из институтов нашего государства, одной из важнейших его опор", - изрек он в присутствии членов синода БПЦ и прочих официальных лиц 11 октября. По условиям "протокола" иерархи и прочие подчиненные Московской патриархии вынуждены были "с чувством удовлетворения" проглотить прямое пожелание "батьки" иметь в лице БПЦ карманную церковь. Но Лукашенко не был бы Лукашенкой, если бы, как какой-нибудь тщедушный европеец, остановился бы вовремя, поэтому речь свою он довел до конца: "В связи с этим я всегда помогал нашей Церкви, действуя очень аккуратно и осторожно, ведь излишние шаги могут разрушить хрупкий мир и диалог, который сложился в нашей стране между конфессиями", заверив затем, что эту же "осторожную политику" намерен продолжать и далее.

После этого, потирая по обыкновению руки, президент приступил к тому, ради чего в приближении референдума, похоже, и затевалась вся эта встреча с церковными иерархами. "Некоторые деятели оппозиции, – сказал он, – с подачи зарубежных приспешников, выступают с провокационными предложениями сузить сферу деятельности традиционных конфессий, прежде всего православия, за счет расширения простора для различных сект и нетрадиционных для нашей страны верований. Их цель - нанести удар по самому ценному достижению нашей страны - социально-политической стабильности, миру и порядку".

Понятно, что основной акцент был в начале и в конце фразы. Что выразилось, судя по кадрам, показанным по ТВ в том, что президент отметил намерение "деятелей оппозиции нанести удар по социально-политической стабильности", а группа заслуженно уважаемых в Беларуси православных архиереев поддержала его молчаливым согласием.

Быть может, следовало бы отдать должное дипломатическому таланту и тонкой иронии Экзарха Беларуси митрополита Филарета, заметившего в своем ответе, что "Церковь не принимает прямого участия в политическом процессе, но это не означает, что она безразлична к происходящим в обществе событиям". Но, что толку в слышании немногочисленных "имеющих уши", когда суть всей политической кампании и неприглядность роли, исполняемой в ней авторитетной религиозной организацией, видимы и слышимы даже слепоглухонемыми?

Когда (это было уже после памятного кремлевского дня рождения) все, успевшие позаботиться об этом, иерархи получили высочайшее благословение на льготы и прочие "гостинцы", стало ясно, что поручение президента укреплять общероссийское единство, заниматься духовно-патриотическим воспитанием нации, помогать государству в борьбе с терроризмом – не формальная рекомендация, а приказ, который надо выполнять.

Само собой, сотрудничество с властью в деле обеспечения у кормила Беларуси наиболее удобного нынешней администрации Лукашенки, это незначительная малость в масштабах того, каких успехов могла бы добиться Россия, обратившись к советскому опыту использования РПЦ МП в борьбе "за мир во всем мире". Но как же, все-таки, с белорусами-то?

Ведь, нехорошо как-то, не по православному получается, когда помогаем вгоняющему их в краску (и в резервацию) Лукашенке обустроиться в Беларуси навечно. Хотя, возможно, виной всему неудержный наш обычай – помогать в беде.

А оказанная услуга – она и есть услуга. Даже если медвежья…

Михаил Ситников,
для "Портала–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования