Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Темные силы нас злобно гнетут. Кто массированно нападает на Русское православие и как ему защищаться?


"Плодотворное участие Русской Церкви в процессе духовной, культурной и национальной консолидации вызывает активизацию антицерковных сил, стремящихся если не торпедировать, то хотя бы скомпрометировать наши созидательные труды", ‑ заявил среди прочего митрополит Кирилл на прошедшем Архиерейском Соборе РПЦ МП. Тема разнообразных притеснений, обид и давления, оказываемых на Русскую Православную Церковь, возникает настольно регулярно, что на высказывания участников Собора, посвященные этой теме, мало кто обратил особое внимание.

Если всего лишь несколько лет назад подобные жалобы были прерогативой, в основном, околоцерковных кругов и отдельных радикально настроенных священнослужителей, озабоченных идеей злокозненности всех неправославных, или безбожием нескольких конкретных журналистов, то к настоящему времени о притеснениях заявляется вполне официально с издалека видных трибун наиболее значимых форумов. Свидетельствует ли это о том, что к Православной Церкви (религиозной доктрине, отделенному от государства религиозному институту, общности верующих) отношение в обществе или у СМИ и на самом деле предвзято? Или, может быть, опасения некоторых церковных деятелей имеют какие-то другие объяснения?

"Русское православие регулярно становится объектом массированных клеветнических пропагандистских кампаний", - докладывал Собору тот же митрополит Смоленский и Калининградский, имея в виду, вероятно, нападки именно СМИ. Ведь, кто еще, кроме, разве что, государственных идеологических структур, смог бы осилить подобное, замахнувшись на массовость и скоординированность кампании? Тем паче, митрополит и сам уточняет: "Эти издания и спонсоры проводящихся ими антицерковных кампаний, и имена заказчиков и наемных исполнителей подобных акций давно и хорошо известны православным людям".

Поэтому, как-то неестественно, когда после подобной конкретики, примеры которой в выступлениях официальных церковных деятелей уже далеко не единичны, СМИ и отдельные авторы, обвиняемые, по сути, в совершении откровенно противоправных деяний - разжигании религиозной неприязни или ведении соответствующей пропагандистской кампании - упорно молчат. Ведь объяснений этому обстоятельству может быть не так уж и много. Первое ‑ серьезная кампания на самом деле имеет место, и тогда беспокойство РПЦ МП понять нетрудно. Второе ‑ никакой кампании нет, и волнения "православного воинства" безосновательны. Третье ‑ за массовую кампанию против Церкви выдается нечто иное, к примеру, предание гласности фактов, компрометирующих кого-то из ее "номенклатуры", что просто неприятно. Четвертое ‑ жалуясь на систематические и целенаправленные преследования, РПЦ МП сама начала некую клерикальную кампанию.

Так, что же реально беспокоит самую крупную, официально определенную как государствообразующая и материально состоятельную религиозную организацию? Быть может, очернение христианства в глазах "непросвещенной части" общества? Или глумление над ее духовными идеалами и объектами поклонения? А, может быть, хитроумное извращение вероучения и вживление этого обмана в сознание верующих взамен истинных ценностей?

Все вышеперечисленное в современной России маловероятно. Отношение к религии, к Церкви в России, прошедшей мытарства гонений советской эпохи, было и остается настолько чистосердечным, что нередко позволяет играть на этом разнообразным аферистам, прикрывающимся соответствующими авторитетами. Церковные жалобы на преследования как-то не стыкуются с неоспоримостью многих обстоятельств. Того, например, что российский уровень специальной и просто серьезной религиозной литературы и периодики давно не уступает европейскому, а религиозная грамотность верующих неуклонно, в том числе качественно, растет. Сетования митрополита Кирилла противоречат и тому, что роль РПЦ МП во внутренней и внешней политике государства становится с каждым днем все значимей. Поле для церковной деятельности не ограничивается ныне ни законодательно, ни культурно. Границы всяческих льгот, предоставляемых, в частности, РПЦ МП, судя по новостям Собора, сохраняют стойкую тенденцию к расширению. Об этом знают все, это обсуждают в российском обществе и за рубежом, так как процессы такого уровня, происходящие сегодня где бы то ни было, имеют общечеловеческое значение.

Однако, вне всяких сомнений, не только СМИ, но и обывательским вниманием отмечаются предосудительные, с точки зрения морали и законности, вещи и явления, которые имеют место не в одних лишь заведомо сомнительных кругах, но и в любом отдельно взятом общественном, политическом или религиозном институте. Это нечистоплотные, с позиции законности и религиозной (да и общепринятой морали), операции по извлечению прибыли отдельными персоналиями РПЦ МП, которые неоднократно широко освещались в прессе, что, несомненно, будет продолжаться и в дальнейшем. Это идущий вразрез с той же моралью образ жизни и деятельности отдельных церковных иерархов или рядовых священнослужителей. Это некоторые неподобающие, с позиции христианства, официальные высказывания и инициативы, информация о которых распространяется, кстати, в первую очередь официальными (в том числе и церковными) информагентствами и прочими источниками. Все эти явления имеют место и в христианских, и в нехристианских религиозных организациях ‑ в Англии, Франции, США, Украине и во множестве других стран. Поэтому вовсе не удивительно, что присутствуют они и в России.

Как, впрочем, и не вызывающее сомнений "плодотворное участие Русской Церкви" в общественной и культурной жизни, на целенаправленные помехи чему тоже жалуется Собору митрополит Кирилл. Такое участие "в процессе духовной, культурной и национальной консолидации вызывает активизацию антицерковных сил, стремящихся если не торпедировать, то хотя бы скомпрометировать наши созидательные труды", заявляет иерарх в своем докладе.

Выглядит это в своей голословности, надо сказать, очень странно: ну, где вы встретите кого-то, кто не приветствовал бы ясной проповеди нравственности и духовного человеческого достоинства, реальных дел милосердия или поддержания религиозными организациями столь необходимого сегодня России просвещения? Разве не ведут даже маленькие библиотеки (о других, гораздо более крупных проектах уже и не говорю) специальных программ с участием просвещенных священнослужителей и церковных историков, с огромным интересом посещаемых множеством людей? Разве не занимаются священники-специалисты организацией помощи больным тяжелыми недугами, вызывая тем самым рост благодарности за их необходимый и ценный для России труд? Разве не из этого складывается уважение к реальному Православию, и не с этого начинается для неверующих путь к Церкви?

Однако, если кто-то (в том числе высокие церковные чины) берется утверждать, что памятное сожжение книг в центре Москвы, устроенное под присмотром одного из ныне здравствующих патриарших викариев, это тоже "плодотворное участие... в процессе духовной, культурной" и иной консолидации, то пусть не обижается, когда со стороны нормальных и, прежде всего, верующих людей, в него летят протухшие "плоды такого процесса".

А если тот или иной владыка уличается православными прихожанами его собственной епархии в педофилии, то можно, конечно, исследовать это и как "феномен безбрачного жития" с точки зрения прикладной психологии. Но никак нельзя, вероятно, культивировать данное явление посредством специального сокрытия фактов, дабы не создавать "неверного представления" об имидже духовенства "ради блага Церкви".

К сожалению, есть немало оснований для предположения, что в неких влиятельных кругах РПЦ МП бытует устойчивое, но в лучшем случае давно устаревшее представление о российском обществе в целом. По ряду признаков, россияне воспринимаются представителями таких кругов как многочисленная толпа не только несовершеннолетних, но еще и ущербных граждан, которых ради их же блага следует содержать в своеобразной резервации, строго дозируя количество и качество продуктов "информационного питания". Не исключено, что это персонажи того типа, который, согласно недавнему сообщению одной из газет, сумел обескуражить уровнем своей "базарности" на приеме у Путина источник той информации ‑ сотрудника кремлевской администрации.

Степень недооценки уровня социального развития у подобных людей настолько высока, что позволяет образованным ими кругам искусственно создавать нишу собственной значимости, как "духовного руководства и охранителя" общества от всевозможного зла. Митрополит Кирилл, сообщивший, что "долг Церкви - свидетельствовать от имени народа Божия об антихристианских деяниях, совершаемых злоумышленниками, и ограждать верующих от соблазнительной лжи", имел в виду, конечно, вовсе не это. Но, с соблюдением некоторых условий, тоже попал в точку. Потому что стоит кому-то лишь подменить понятия Церкви - церковно-административным механизмом, христианства - государственно-православной идеологией, а соблазнительной лжи - банальным, но всегда неприятным "компроматом", как высказывание владыки прозвучит иначе.

Прекрасно осознавая всю "крамольность" данного предположения, снова обращусь ‑ уже с целью "реабилитации" ‑ к словам владыки Кирилла: "Может быть, приходит время присмотреться к работе организаций, профессионально занимающихся мониторингом, таких, например, как Антидиффамационная лига в США, или аналогичной православной структуры, успешно действующей в лоне братской Элладской Церкви? Люди здравомыслящие понимают, что речь здесь отнюдь не идет о цензуре над узким сектором общественного мнения". И переведу их смысл на современный русский язык: "Пора обратиться к опыту Святой инквизиции и практике зарубежных коллег по клерикальному регулированию бесхозного пока процесса культурно-общественного развития страны. "Имеющие уши", разумеется, понимают, что это должно быть не просто отдельной пропагандистской акцией РПЦ, а ее тотальной и долгосрочной политической кампанией". Приблизительно так. Ни больше, ни меньше.

Поэтому не думаю, что так уж справедливо сожалеть, что последний Архиерейский Собор РПЦ привнес мало нового в сущность церковно-общественных отношений. При внимательном рассмотрении, его материалы еще многое способны прояснить.

Михаил Ситников,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования