Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Размышления о начале октября. Куда ушел интерес к религии в России после 1993 года?


За глобальными и судьбоносными событиями типа Архиерейского Собора РПЦ МП как-то на второй план отодвинулось то обстоятельство, что… наступил октябрь. Явление, впрочем, в отличие от форума архипастырей, достаточно обыденное и хронологически повторяющееся, более того - неизбежное. Однако третий и четвертый день месяца октября являются, по-своему, датами знаковыми. Даже сегодня, одиннадцать лет спустя.

Вспоминая и анализируя известные события осени 1993 года, особое внимание обращаешь даже не на реконструкцию в памяти деталей тех дней, а на их общую атмосферу. Она была эмоционально накаленной, где-то даже экзальтированной. И в ней очевидно присутствовало то, что можно назвать "религиозной составляющей". Это и лозунги "Мы русские – с нами Бог!", и сплав в бунтарском порыве сторонников "православно-патриотических" и коммунистических идей, и образ Спаса Нерукотворного на красных коммунистических знаменах, и примирительные воззвания Патриарха Алексия II. Из личных воспоминаний на ум приходит тщедушный мужичок, пытающийся защититься от дубинки ОМОНовца почему-то изданием перевода Корана Саблукова…

Вообще, 1993 год был тем временем, когда в нашем обществе религия (равно как и политика) еще находилась в фокусе общественных интересов. Именно тогда впервые встал вопрос о соотношении национальной религиозной традиции и "духовного импорта" из дальнего, и очень дальнего, зарубежья. Именно тогда Верховный Совет принял пресловутый закон об ограничении миссионерской деятельности - единственный, кстати, законодательный акт, который своим указом ввел в действие оказавшийся калифом на час и.о. президента Руцкой. Можно с уверенностью сказать, что те дни в сознании и подсознании многих людей стали своеобразной битвой добра и зла, Святой Руси с темными силами, которые олицетворял некий, активно циркулирующий по сей день, слух об "израильском спецназе", будто бы прибывшем тогда на помощь пропрезидентским силам.

Так или иначе, те события должны были оставить глубокий след в народной памяти, периодически, словно застарелая рана остро напоминать о себе. Но наблюдения последних лет дают основания полагать, что этого не произошло. Каким-то негромким получилось даже празднование в прошлом году "юбилея" тех событий.

В году нынешнем митинговали, правда, побольше – целых три дня. Но даже беглый визуальных охват этих мероприятий показывал, что и красные стяги коммунистов, и черные транспаранты с лозунгами на тему антитеррористических страхов и обвинений властей в распространении терроризма, явно доминировали над "православно-монархической" составляющей.

В довольно длинной "красной" колонне автор этих строк заметил только три реденьких монархических триколора. Да еще был все тот же образ Спаса Нерукотворного на красном стяге, который стилем художественного выполнения напоминал изображение советского ордена на первой полосе газеты "Правда".

"Белые", кстати, в этот раз кучковались отдельно от красных. У них, кажется, был молебен в той части Пресни, где стоит памятная часовенка, а также кенотаф (имитация) могилы о. Виктора, "мученика за народ, павшего 4.10.93 года". Имитацией это место является еще и потому, что о. Виктор (Пивоваров) здравствует и поныне, став даже одним из архиереев РПЦЗ(В)…

Что же в сухом остатке, каков результат пути, пройденного народом России за 11 лет? Сравнивая современную Россию и Россию 1993 года, первым делом замечаешь, что куда-то ушли интерес к религии, живое внимание к ней. Наверх ушли. Вот, например, проходит Архиерейский Собор, под сводами помпезно-официозного храма Христа Спасителя. Ну и что? Опрос на нашем Портале показывает, что абсолютное большинство респондентов ничего для себя не ждут от этого "важнейшего церковного мероприятия". На втором месте те, кто ожидает неопределенного "иного".

Мусульманские муфтии с ученическим трепетом внимают тому, как их в Кремле учат бороться с терроризмом, а потом казенным языком пересказывают это верующим в пятничных хутбах. Даже католичество, бывшее для нас в начале 90-х символом всемирности, открытости и нового духовного опыта, в последнее время стремится съежиться в панцире западноевропейского традиционализма. Воскресная беатификация австрийского императора и вдохновившей интегриста Гибсона монахини - тому подтверждение. Словом, ушла религиозная жизнь в какие-то более высокие, нежели жизнь "простого человека", сферы бытия. А "простому человеку" остались только неприязненные волнения и страхи перед терроризмом, ростом цен, импотенцией власти и результатами очередных выборов.

Хотя, может, я не прав. Вон, во второй половине месяца собираются провести фестиваль тибетской культуры продолжительностью в целых две недели. Заметно также, что мероприятия московских "новых религиозных движений" посещаются в целом активно. Значит, несмотря на придавленность житьем-бытьем, есть у народа духовные интересы, духовные поиски… В каком направлении?

Но это уже отдельный вопрос.

Иван Нелюбов,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования