Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Заблудившийся трамвай. Что такое «агиополитика» и где потерялся фундамент государства Российского?


Вчера Россия в очередной раз праздновала "День принятия декларации о государственном суверенитете", "День независимости", "День России"… Точнее, в очередной раз не праздновала. Формально самый главный государственный праздник из года в год упорно игнорируется многими гражданами созданного 12 июня государства. Если новейшую российскую государственность никак нельзя назвать "провалившейся" в том смысле, в котором понятие "провалившегося государства" понимает западная политология — ведь страна сохраняет управляемость, по городам и окрестностям не шастают банды, вырезающие всех и каждого, и даже пенсии с зарплатами теперь уже платятся без задержек, - то все-таки эту государственность приходится признать морально несостоявшейся, народ так и не признал политическую форму новой России в качестве легитимной. Государство это понимает и потому пытается легитимизировать себя через "восстановление исторического преемства", в том числе и через фактический отказ от "идей 12 июня". Восстанавливается советская символика, развивается героизация образов советского периода отечественной истории, протягиваются и некоторые политические нити к имперской России. Вот этот "микс" исторического преемства с "двумя источниками и двумя составными частями" и составляет идеологический фундамент путинской России - фундамент, который исходной конструкцией "новой России" отнюдь не был предусмотрен.

Не наше дело рассуждать о политических (в узком смысле этого слова) причинах этого морального провала. Но у политических процессов есть религиозный аспект. Политика не сводится к публичным "электоральным процессам" и тайным "мировым заговорам" и местным интригам. Наряду с политикой публичной и тайной существует еще и политика "тАинственная", связанная с обращением к Господу Истории, воздвигающему и упраздняющему царства, возвышающему и низвергающему царей. Не-цари и не-царства тоже причастны Божественному замыслу об истории – разница ними и царями состоит в том, что, по старому стоическому выражению, "судьба умного за собой ведет, а глупого тащит". В то время как царства осознавали источник своего могущества в санкции свыше, не-царства искренне считают, что политика ограничивается посюсторонним, а потому воля Провидения раз за разом оказывается для них сюрпризом. Божественное вмешательство играет огромную роль в политике, равно как и те или иные священные символы (роль последних более заметна "невооруженному" глазу). В связи с этим я позволил бы себе ввести термин "агиополитика", обозначающий особую форму политики, создаваемую вторжением в политическую жизнь священного начала.

"Агиополитическому" обоснованию государственности всегда придавалась огромное значение, в несекуляризованном мире — просто исключительное. Государства старались возвести к святым, в основание государственности, как в основание храма, старались положить святые мощи, в покровители государству и государям избирались святые, Божия Матерь, Её чудотворные иконы. История Руси вся пронизана напряженной агиополитической работой по укреплению государства и созданию его прочного сакрального фундамента. Св. благоверный князь Андрей Боголюбский основывал перенос центра Руси на Северо-Восток на воле Пресвятой Богородицы, явленной через Её чудотворную Владимирскую икону. На той же иконе, а еще на заступничестве св. великомученика Георгия и святителя Петра основана была Московская государственность. Петербургский период ознаменовался переносом в новую столицу мощей св. Александра Невского, ставшего покровителем города и стоявшей за ним идеи защиты веры вооруженной силой. Большевики, основывая свое государство, начали с широкомасштабной кампании разорения мощей — как бы выдергивания агиополитического фундамента из-под старой государственности и создания нового фундамента в виде грандиозного сакрального некрополя на Красной площади. Это последнее, впрочем, – уже не агиополитика, а нечто ей противоположное.

Новейшая Россия, созданная в начале 1990-х, представляет в этом ряду пример замечательного агиополитического нечувствия. Никто из основателей этой государственности даже не задумался о создании хотя бы эрзаца её агиополитического фундамента. Пантеон героев новой России ограничивается именами трех молодых людей, погибших в ночь на 21 августа 1991 г. в тоннеле под Новым Арбатом. Народу эти имена неизвестны и, по большому счету, неинтересны, и уж тем более никто не связывает подвиг этих героев с современной российской государственностью. Практически все ограничилось вялым и нерешительным разрушением пантеона коммунистического. Современная "новая Россия" была и осталась агиополитически безосновательной, причем в попытках обратиться к агиополитическим процедуром совершались настолько нелепые ошибки, что даешься диву. Достаточно вспомнить знаменитое миротворческое моление к Владимирской иконе в 1993 году, — на следующий день после него началась кровавая бойня на улицах Москвы. Между тем, Владимирская икона почиталась как защитница и покровительница от внешней опасности — от неверных, прежде всего, а не как умирительница внутренних раздоров…

Однако, в начале 1990-х существовала прекрасная возможность дать подлинное новое основание российской государственности — основать её на крови и заступничестве бесчисленного сонма Святых Новомучеников Российских. В этом случае антикоммунистический пафос демократического переворота не вышел бы в свисток, а принял бы созидательную и понятную для народа форму. Ведь возвращение веры и Церкви в общественную жизнь относится к числу немногих практически никем не оспариваемых завоеваний нового периода. Однако обратиться к этому действительно прочному фундаменту – не сообразили, или побоялись. Вернее — второе. Испуганные монархическим смыслом прославления Новомучеников новые властители, вкупе с покорными им церковными иерархами, сделали все, чтобы это прославление оттянуть на как можно более длительный срок — на десять лет. Возможно, кто-то в Церкви усматривал в такой канонизации опасность для собственного положения – Новомученики ведь прямо "не одобряли" политики основателя современной структуры Московского патриархата. Канонизация (да и то с рядом оговоров) состоялась только тогда, когда стало совсем уж неприлично отрицать святость Новомучеников. Но вопреки ожиданиям многих, она не сопровождалась ни "всенародным покаянием", ни, тем более, "освящением новой российской государственности". Сложившаяся к тому моменту криминально-бюрократическая система уже не нуждалась ни в каком новом обосновании…


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования