Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Разрушая принцип большинства. В кампании против ювенальной юстиции РПЦ МП отстаивает собственные преференции


Нынешняя кампания против введения в российское право элементов ювенальной юстиции (в лексиконе оппонентов нововведения – "ЮЮки"), проходящая с участием руководства РПЦ МП, невольно заставляет вспомнить о прошлом - в общем, не таком уж далёком.

10 лет назад среди российских социальных институтов РПЦ МП единолично обладала самым высоким рейтингом общественной поддержки. Не было ещё ни устойчиво популярных президентов, ни "национального лидера", остающегося таковым независимо от занимаемой им должности, ни стабильно выигрывающей выборы "партии власти". В тех условиях руководство патриархии предприняло первую в постсоветской истории попытку демонстрации собственной влиятельности секулярному обществу, разрешив внутрицерковным группам фундаменталистского толка публично отстаивать неприятие зверя рыночного глобализма ИНН. Самое интересное, что патриархийные инициативы разворачивалась на волне общемирового всплеска антиглобалистских настроений.

Та кампания, оставившая у властей, да и в секулярном общественном сознании, скорее, недоумение, нежели понимание или сочувствие, преследовала одновременно несколько целей. РПЦ МП, объявившей себя "Церковью большинства", претендующей на особый характер отношений с властью, а, если получится, то и на особый юридический статус, надо было срочно предъявить это самое "большинство". Попытка изменить религиозное законодательство в пользу РПЦ МП парламентским способом не дала должных результатов. Итогом многолетних усилий по перелицовке религиозного законодательства стало принятие в 1997 г. компромиссного (президентского варианта) закона "О свободе совести и о религиозных объединениях". Но практика правоприменения ухудшающего положение религиозных организаций нового религиозного закона в 1998-2000 гг. объективно способствовала закреплению в российском праве норм светскости, относящихся к вопросам приобретения/утраты религиозными организациями прав юридического лица. В таких условиях, за неимением другого "большинства", выбор в РПЦ МП был сделан в пользу антиглобалистов-фундаменталистов.

Говоря о внутрицерковных целях, которые преследовала под руководством РПЦ МП кампания против ИНН в России, стоит выделить два момента. Во-первых, иерархи попытались возглавить и объединить разрозненные, привыкшие к полукатакомбной вольнице, слабо встроенные в епархиальную "вертикаль" апокалиптически настроенные группы, на протяжении 1990-х гг. с трудом вписывавшиеся в структуру отстраивавшейся парадной господствующей Церкви. Во-вторых, кампания против ИНН была призвана поддержать украинскую часть Московской патриархии, для которой вся совокупность вопросов, связанных с ИНН, на том этапе оказалась ключевой темой в контексте религиозно-юрисдикционного размежевания в государстве, своим рождением обязанном политической актуализации религиозного фактора.

Нынешняя антиювенальная кампания с участием РПЦ МП проходит в принципиально иных условиях. Уже очевидно, что и действующий президент, и "национальный лидер" в преддверие очередных президентских выборов предприняли вполне очевидные попытки использования религиозного фактора, что называется, "на дальних подступах" к 2012 году. Хотя ни Патриарх, ни другие церковные институты формально не участвуют в выборах, однако, с учётом харизматичности нынешнего предстоятеля, способного на неординарные заявления, со стороны союзнической государству структуры можно ожидать действий, не всегда поддающихся прогнозированию. Такого рода неожиданности ни для кого не новость - достаточно вспомнить внесенное по инициативе Кирилла в социальную концепцию Церкви упоминание о гражданском неповиновении верующих светской власти или предложение бывшего председателя ОВЦС МП о введении в России церковного налога, или саванароловскую, заставившую слушателей содрогнуться, тональность проповеди местоблюстителя над гробом Алексия II о людях, с одной стороны, ведомых Богом, а с другой - дьяволом. К тому же, не стоит забывать, что фактор Патриарха Кирилла на выборах относится к области совершенно новых величин в российской политике.

По завершении первого года правления президент Дмитрий Медведев, в отличие от своего предшественника, который постоянно без указания мотивов откладывал "на потом" решение вопросов об организации армейской капелланской службы и введении ОПК в школах, пошёл на достаточно радикальные шаги. Формально глава государства продиктовал условия двух экспериментов, с которыми согласились в РПЦ МП. Неожиданно, но как бы в ответ на "религиозные" начинания президента Медведева, Владимир Путин в качестве главы правительства выступил инициатором фактической реституции государственного имущества религиозного назначения, основным получателем которого в России станет РПЦ МП. Из недр правительства вышел крайне спорный законопроект, касающийся общенациональных музейных ценностей. Стоит напомнить, что по первоначальной концепции документа от участия в судьбе передаваемых "на хранение" из музеев в храмы и монастыри реликвий отстранялись представители влиятельного профессионального искусствоведческого сообщества.

Если инициативы Медведева находятся в привычном русле логики сакрализации власти, то действия Путина выглядят попыткой "нейтрализации" как возможностей своего потенциального конкурента в борьбе за президентское кресло, так и другого неформального высокорейтингового "конкурента". Очевидно, что рейтинг Патриарха в нынешней конструкции российской власти всегда будет работать на действующего президента. Вопрос заключается только в мере использования его возможностей.

Синхронность процессов достаточно очевидна: президент и премьер, он же "национальный лидер", заявляют о возможном участии в президентских выборах, а РПЦ МП инициирует новую общественную инициативу с религиозным оттенком.

Да, и раньше существовали группы противников ювенальной юстиции, они пользовались поддержкой ряда епархиальных архиереев, а "ювенальные" законопроекты давно пылятся в депутатских шкафах, и не факт, что до них дойдут руки сейчас, поскольку для принятия такого закона необходимо финансовое обеспечение. Довольно показательно ключевое участие в кампании Кубанского митрополита Исидора (Кириченко), считающегося близким Патриарху (он возглавлял Счетную комиссию на Поместном Соборе 2009 г., а ныне возглавляет Общецерковный суд).

Однако в целом в российской антиювенальной кампании большинство активистов не связано с РПЦ МП и действуют в качестве автономной силы. В некотором смысле они демонстрируют политически оппозиционное поведение (настолько же странное, насколько невнятной оказывается сама возможность участия нынешних граждан в решении политических вопросов). РПЦ МП в этой кампании отстаивает собственные преференции, которые называются в теории права "положительной дискриминацией".

Во всех антиювенальных епархиальных воззваниях проходит красной нитью одна мысль: "Дайте нам, православным, возможность воспитывать детей без оглядки на формальное право". Правда, не очень понятно: если православное воспитание представляется идеалом для всех, то почему в РПЦ МП так опасаются, что дети побегут жаловаться на своих родителей за то, что те заставляют их молиться?

Михаил Жеребятьев,
для "Портала-Сredo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования