Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Совершил ли Спаситель подвиг? Богословие – это наука о точном, "богоприличном" употреблении слов, или Как Патриарх Кирилл впал в несторианство


По традиции, праздничные послания предстоятелей РПЦ МП различаются функционально. На Рождество, подводя итоги минувшего года, текст оказывается более политизированным, а на Пасху, исполненную высшей радости, – более богословским. Впрочем, покойный Патриарх Алексий II и на Пасху не забывал говорить обо "всех сферах жизни нашего общества". Первое пасхальное послание Патриарха Кирилла (Гундяева) несколько удивило отсутствием этой "злободневности". Бывший шеф ОВЦС понятным современному человеку языком говорил о необходимости встать на сторону добра и противостоять злу.

Но именно этот чересчур "понятный" язык и подвел тех, кто писал новому Патриарху первое послание. А вслед за ними - и самого Патриарха, уже успевшего несколько раз довольно грубо "оговориться" на богословские и церковно-исторические темы. И вот, в Пасхальном послании, говоря о том, что каждая минута человеческой жизни должна быть наполнена пасхальной радостью, Кирилл (Гундяев), в частности, сказал: "Пасху как торжество жизни мы призваны переживать не только сегодня: каждый воскресный день являет нам величие подвига Спасителя, освободившего нас от смерти и разрушившего оковы греха, который отделяет человека от Бога".

Не только меня резануло по уму и сердцу это "величие подвига Спасителя". Многие богословски грамотные люди обратили на это место внимание. Дело в том, что богословие – это наука о точном, "богоприличном" употреблении слов. И каждое слово здесь должно быть обдуманным, этимологически верным.

Мы давно привыкли к штампам советской пропаганды вроде "подвига советского народа в Великой Отечественной войне". Словари Д.Н. Ушакова и С.И. Ожегова определяют подвиг как "доблестный, героический поступок", "важное по своему значению деяние; действие, совершенное в трудных, опасных условиях", "героический, самоотверженный, беззаветный, бескорыстный поступок". Однако современное обиходное значение не должно затемнять происхождения слова, его первичного и вечного смысла. "Словарь современного русского языка", считая слово "подвиг" устаревшим, пишет, что его содержание связано с "устремлением, продвижением куда-либо". За подвигом скрывается необходимость "собираться с силами, духом для совершения чего-либо". Слово "подвиг" напрямую связано с глаголом "подвизаться", со словом "подвижник" - столь важным в православной жизни. "Подвизаться" и значило совершать подвиг против пороков и страстей. Вообще, в славянских языках глагол "dvigati" выступает в значении "поднимать" вверх, а не "двигать горизонтально". Все вышесказанное хорошо известно; об этом писал академик В.В. Виноградов (Виноградов В.В. История слова подвиг в русском языке // Extrait de L'Annuaire de I'Institut de Philologie et d'Histoire Orientales et Slaves, tome 28 (1966—1967) (Bruxelles, 1968); то же // Известия ОРЯ АН СССР, 1989, № 3; Он же. История слов. М., 1994).

Итак, подвиг – это, прежде всего, путь наверх, движение к нравственному совершенству, преодоление человеческих слабостей и пороков. Если мы соглашаемся с этим, то стоит задуматься: какое отношение слово "подвиг" имеет к спасительной миссии Христа? Очевидно, что никакого, если мы не имеем дела с несторианским богословием – ересью, возникшей в V в. Для несториан было очевидно, что наличие во Христе совершенной человеческой природы не может быть мыслимо без ее свободы и изменений. Они полагали, что человеческая природа во Христе субстанционально не изменилась, но мало-помалу развивалась и совершенствовалась. В их богословской лексике существовал специальный термин "prokopi", описывающий "преуспеяние" и "улучшение" человека во Христе. По сути дела, тот самый подвиг.

Согласно православному богословию, выраженному в вероопределении Халкидонского Собора (451 г.), Божественная и человеческая природы сопребывают во Христе "неслиянно и не раздельно". Митрополит Филарет (Дроздов) в своем школьном изложении православия писал, что Сын Божий принял на Себя плоть человеческую, кроме греха, и сделался человеком, не переставая быть Богом. Совершенство человеческой природы во Христе было связано с ее теозисом, обожением, происшедшем в результате соприкосновения человечества с Божеством, "взаимообщения свойств" или "сommunicatio idiomatum". Согласно апостолу Павлу (Кол. 2:9), во Христе "обитает вся полнота Божества" телесно с момента Воплощения. Мессиансский псалом говорит о Спасителе: "Да не подвижутся стопы моя" (Пс. 16, 5). В древнерусском богословии уже в XI в. о земном бытии Христа могло говориться как о "без подвига стоянии". Дальнейшие комментарии излишни: отсутствие греха во Христа делает невозможным какой-либо "подвиг". Надо ли говорить, что обратный взгляд, несторианский, осужден Православной Церковью?

Большинство слушавших Пасхальное послание Кирилла давно привыкли к опошленному и секулярному значению слова "подвиг". Они вообще не обратили на это внимание. Я далек от мысли, что в окружении нового Патриарха засели тайные еретики – несториане. В этой среде вообще не принято интересоваться богословием. Неудивительно, что подобные "боголовские ляпы" с нарочитой регулярностью допускаются самим Патриархом и его спичрайтерами удивительно часто. Еще 100 дней не прошло, а мы уже узнали про то, что "человеческий фактор" мешает красоте Божественного Слова, что "неизвестный солдат" был православным, Арий – пресвитером Константинопольским, а не Александрийским, что раскол "хуже" ереси, что ангелы по своей природе сродни силовым полям и прочее в том же духе.

Помимо элементарной богословской безграмотности патриаршей команды это связано с удивительным "пофигизмом", попросту неуважением к тем, ради кого эти послания составляются – то есть ко всем нам. Для этого "ближнего круга", похоже, вообще всякое богословское, а, следовательно, и серьезное исследование представляется излишним и невозможным. В том числе и потому, что в результате может выявиться его собственная некомпетентность и – скажем больше - неправославность. Только этим и можно объяснить нервозную реакцию новых "князей Церкви" на предложение разобраться, что же скрывается за феноменом "благодатного огня" Великой Субботы с церковно-исторической, литургической и психологической точек зрения. Вместо серьезного богословия, сославшись на Рунет (вот где кладезь премудрости!), председательОтдела по взаимодействию Церкви и общества РПЦ МП протоиерей Всеволод Чаплин объявил, что новые исследования свидетельствует о чудесном характере этого явления и его "сверхъестественной природе". "Физике" естественных наук было оказано явное предпочтение по сравнению с "лирикой" богословия, а гармонию того, что считается чудом, было предложено проверить с помощью "алгебры". По сути дела, за всем этим стоит отрицание свободы мысли и церковно-исторического исследования в Церкви.

Но Пасха жительствует. И пусть в Пасхальные дни нас согревает радостью величие искупления, совершенного Спасителем, а не Его мнимого человеческого "подвига".

Диакон Александр Мусин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования