Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Десятилетие Христодула. Несмотря на всю противоречивость последнего периода истории Элладской Церкви, в образе Архиепископа Христодула преобладают черты радости и открытости


Кончина главы официальной Элладской Православной Церкви Архиепископа Христодула, которая последовала в Афинах сегодня в начале 6-го утра, не стала полной неожиданностью для православного мира, уже почти год наблюдавшего за развитием тяжелой болезни предстоятеля одной из крупнейших Церквей в режиме максимальной информационной открытости, на которой всегда настаивал покойный первоиерарх. Однако кончина Архиепископа Афинского, независимо от того, была ли она прогнозируемой или скоропостижной, - большой удар по сложившемуся в православном мире "статус кво". Тем более если речь идет о столь неординарном и ярком Архиепископе Афинском, каким был Христодул (Параскеваидис).

Греческая Республика - крупнейшая страна мира, где Православная Церковь, согласно Конституции, является государственной, а ее глава не только церковный первоиерарх, но и один из высших должностных лиц государства. Вместе с тем, Греческая Республика - первая православная страна, вступившая в Европейский Союз, разделив тем самым его базовые принципы и ценности. Это, если угодно, западная православная страна, которой ценой известного социально-идеологического компромисса удается сочетать принадлежность к западному политическому миру с традиционной верностью восточным духовно-культурным ценностям. Впрочем, в самой Греции так считают далеко не все православные. Даже внутри официальной Элладской Церкви обычным делом является критика священноначалия в "предательстве православия", а существование массового старостильного движения, в которое так или иначе вовлечено до четверти греческого населения, представители "официального православия" даже в далеких от Греции странах называют "серьезным вызовом всеправославному единству".

Не удивительно, что в стране, где православие столь политизировано, вступление на престол нового Архиепископа, состоявшееся почти десять лет назад, сопровождалось скандалами. В адрес Христодула, считавшегося весьма молодым по греческим иерархическим меркам, сначала посыпались обвинения в модернизме (он призывал к развитию и расширению форм "молодежного служения" в православной Церкви), а вскоре они сменились на негодование либеральной прессы в связи с его "махровыми заявлениями" против "секулярных европейских ценностей", глобализации и даже святого святых "официального православия" - экуменизма. Более напряженными стали при Христодуле отношения с "главным западным партнером" православных греков всех стран - Ватиканом. Хотя визит Папы Иоанна Павла II в Афины в 2001 году благополучно состоялся, а спустя пять лет Христодул приветствовал нового понтифика в Риме. Тем не менее, некоторая дистанция и холодок в отношениях Элладской Церкви с Ватиканом чувствовались на протяжении всего "десятилетия Христодула", когда инициатива представительства греческой традиции перед лицом католического мира была безусловно перехвачена Константинополем.

Обострение отношений с последним - пожалуй, главный и самый болезненный внешнеполитический сюжет церковной политики покойного Архиепископа. С первых же дней его правления обострился застаревший спор о пределах юрисдикции Афин над епархиями Новых территорий, находящимися на греческой земле и, соответственно, подпадающими под действие ее Конституции (где, напомним, Церковь не отделена от государства), но формально остающимися в Константинопольском патриархате и никогда никаких "отпускных грамот" от него не получавшими. Нарушая многолетнюю практику, Архиепископ Христодул стал делать важные назначения в этих епархиях без согласования с Патриархом Варфоломеем. Со своей стороны, тот стал обвинять Христодула в разного рода вторжениях на свою территорию - в том числе, через развитие контактов с греческой диаспорой в Америке и Западной Европе, организацию всеправославных конкурсов, фестивалей, объединений и т.д. Определенные основания для таких обвинений были - действительно, Архиепископ Христодул не раз высказывался в том духе, что греки диаспоры многими духовными и культурными нитями связаны со своей родиной, которой они по-прежнему дороги как ее сыны и дочери, - то есть с Грецией и греческой Церковью. Между Афинской архиепископией и Вселенской патриархией завязалась даже своеобразная историософская дискуссия о правах на византийское наследство, на "символический капитал" греческого православия, о реальном и номинальном первенстве в православном мире.

И в рамках этой дискуссии позиции Архиепископа Христодула начали все чаще пересекаться с позициями Московской патриархии, которая, как известно, является главным оппонентом Константинополя в православном мире как минимум последние лет 50. После визита Архиепископа в Москву, где он поддержал позицию РПЦ МП по самым болезненным спорным вопросам (юрисдикция над диаспорой, судьба Украинской Православной Церкви, незыблемость "канонических территорий"), все чаще в российской церковной печати стали появляться утверждения, что Христодул - самый главный стратегический союзник Москвы в православном мире. Окончательно утвердилась эта репутация после того, как Христодул в довольно резких выражениях осудил принятие Константинополем в свою юрисдикцию управлявшего Сурожской епархией РПЦ МП епископа Василия (Осборна). Конечно, в активе Москвы есть еще Сербская патриархия, но та движется в фарватере московской церковной политики скорее вынужденно, в знак признательности за поддержку в "косовском" и "македонском" вопросах. Но Элладская Церковь пошла на союз с Москвой бескорыстно, будучи крупной и вполне самостоятельной, принадлежа не к славянской, а к греческой православной традиции и находясь, так сказать, на переднем краю соприкосновения с интересами Константинопольского патриархата. Премия Международного фонда единства православных народов, которую заочно вручил Архиепископу Христодулу за неделю до его смерти Патриарх Алексий II, стала ярким символом и зримым выражением признательности Москвы за поддержку ее позиций в православном мире.

Но, справедливости ради, надо признать, что греческое общественное мнение, особенно в среде политической элиты, от которой будет зависеть избрание нового Архиепископа Афинского, далеко не во всем разделяло симпатии почившего первоиерарха к Москве. Учитывая это, а также характерный для смены Архиепископов Афинских "закон маятника", можно предположить, что новый глава Элладской Церкви вновь повернется "лицом на Запад", то есть признает обоснованными и созвучными собственным интересам поползновения Константинополя, направленные на "восстановление исторических границ" Московского патриархата. Вполне естественно, что именно в Москве с особым чувством поют в эти дни "вечную память" Архиепископу Христодулу.

В Греции почивший первоиерарх тоже был популярен и любим многими. Его ценили за нарочитый демократизм, предельную информационную открытость, обращенность к молодежи. "Просвещенный" консерватизм Христодула импонировал даже многим старостильникам. Так что хотя в целом церковно-политический расклад в Греции при почившем Архиепископе не изменился, но его собственный образ останется в памяти паствы образом радости и открытости.

Стефан Макаридис,

для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования