Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Православный атеизм, или Министерство истины. Язык и методы "антисектантской" пропаганды в современной России почти неотличимы от советских, атеистических


Тон "антисектантской" кампании-2007 задал сразу по окончании Рождественских праздников прокурор Москвы Юрий Семин. 12 января, в день своего профессионального праздника, он заявил, что в России действует около 50 крупных "сект" и еще больше - мелких. "Секты", утверждал прокурор, "представляют общественную опасность, так как их отличают религиозный экстремизм и действия деструктивного характера". Вскоре в Липецке произошел всплеск "антибогородичных" настроений, в Екатеринбурге - "антисайентологических", в Тюмени - "антиадвентистских", и много где еще "анти"-каких. "Волнения по местам" сопровождала централизованная пропаганда центральных СМИ, прежде всего - телевидения, периодически выпускавшего в эфир "антисектантские" страшилки. Кульминацией стал воскресный вечер 18 марта, самый "прайм-тайм", когда агрессивному "разоблачению сект" посвятила свою популярную программу "Чистосердечное признание" телекомпания НТВ, а по РЕН-ТВ показали "мистический сериал "Сверхъестественное". Случайно ли, нет ли, но этот телевыстрел оказался синхронизирован с "антисектантскими" слушаниями, которые прошли в пятницу, 16 марта, в Мосгордуме - как выяснилось, далеко не в первый раз.

На какие же конкретно угрозы столь консолидировано реагируют власть, часть "православной общественности" и "лояльные" СМИ? Связаны ли эти угрозы и порожденные ими страхи только с деятельностью конкретных "сект"?

Ясное дело, что в деятельности ряда религиозных движений, особенно "новых", присутствуют непонятные массовому российскому обывателю и культурно чуждые черты. Ясно также, что на религиозном поле процветает разного рода шарлатанство, методики "выбивания денег", даже социально опасные психические патологии. Опыт людей, на которых основывают свои заключения "антикультисты-сектоборцы" - людей, окунувшихся по своему полному религиозному невежеству в мир сомнительных "духовных практик", - часто бывает негативным. Но решит ли эту проблему лобовая "борьба с сектами", к которой, похоже, склоняется нынешняя власть - по крайней мере, та ее часть, которая определяет тактику и стратегию государственно-конфессиональных отношений?

Разберемся сначала с терминами. Как известно, слова "секта", термина "деструктивный культ" и подобных ему новоязов, большинство из которых восходит к творчеству гуру российского "сектоведения" Александра Дворкина, в российском законодательстве нет. Поскольку РФ светское государство, не отдающее официально предпочтения тому или иному вероисповеданию и мировоззренчески нейтральное, то российские законы оперируют такими нейтральными же понятиями как "религиозная организация", "религиозная группа", "верующие", "культовые здания", "религия". Слово "секта" является внутриконфессиональным, в случае с Россией - преимущественно православным, термином, определяющим наиболее гомогенные и локализованные из отколовшихся от Церкви сообществ. Идентифицировать "секту" можно только "с точки зрения" Церкви. Есть различные богословские определения слова "секта", но все они бытуют в собственно церковной среде. В светском же законодательстве их быть не может до тех пор, пока государство не встанет на церковную точку зрения, не клерикализуется, не перестанет быть светским и "равноудаленным" от всех мировоззрений и верований. Усердное протаскивание слова "секта" в российское законодательство, которое мы наблюдаем последние несколько лет и которое пока не увенчалось успехом, выражает стремление к постепенному превращению РФ в конфессиональное государство, где часть государственных функций (особенно в сфере борьбы с инакомыслием) отойдет к официальной Церкви.

Но с телеэкрана вовсю несется - "секта", "культ", "ложная религия"... Однако, набравшись негативного опыта в судебных спорах с религиозными организациями, авторы телестрашилок решили перейти на своего рода "политкорректный" язык - перестали называть конкретные имена организаций, за исключением, разве что, совсем уж осужденных и запрещенных, типа "АУМ Синрике". Иногда на экране можно рассмотреть символы конфессий (например, дианетический треугольник или крест "богородичников"), иногда описываются идентифицирующие признаки - например, отказ "Свидетелей Иеговы" от переливания крови. Но в целом у зрителя-неспециалиста складывается ощущение, что одинаково вредны все "секты" - как сатанисты, так и баптисты. А, может, и католики с лютеранами - тоже "секта"?

Парадоксально, но с формально-юридической политкорректностью в последних "антисектантских" телестрашилках соседствует восставший из советского небытия атеистический "язык вражды". Пороки "деструктивных" религиозных организаций современная официальная пропаганда бичует практически теми же словами, с теми же штампами и аргументацией, какую еще совсем недавно использовали воинствующие безбожники и лекторы "научного атеизма". "Ваш ребенок стал хорошо учиться, у него появились новые друзья, он стал говорить о Боге и цитировать Писания? - вопрошает хрипловато-зловещий заэкранный бас. - Это первые признаки, что его завербовала секта!" Но, позвольте! А как же православные воскресные школы, всеобуч "Основам православной культуры", детские церковные лагеря, просто служба в храме и проповедь батюшки? Ребенок, поприсутствовавший на одном из этих мероприятий, не способен "внезапно" заговорить о Боге? Проповедь дозволенного в РФ православия должна быть такой, чтобы ее слушатели "слишком уж не увлекались" религией, не принимали веру в Бога чересчур близко к сердцу, а чтоб они просто были законопослушными и смирными? Так, вероятно, надо понимать внушения телепропаганды, будто разговоры о Боге - признак "сектантства", а "увлекаться религией" опасно для психического и физического здоровья.

Да, злоупотребления на почве религии, шарлатанство и обман с Библией или другой священной книгой в руках - очень распространенное явление в современной России. Это естественно в условиях почти всеобщего цинизма и жадной погони за оказавшимся твердой валютой рублем. Но разве в православной среде, в том числе на высоком иерархическом уровне официальной Церкви, таких злоупотреблений меньше, чем в мало кому известной "секте" из пресловутого Урюпинска? Не секрет, что многие иерархи занимаются довольно крупным бизнесом, с РПЦ МП аффилированы сотни коммерческих структур. Все новые и новые инициативы Чистого переулка о прекращении налогообложения церковных предприятий, о "реституции", об "инвестиционных программах" по извлечению прибыли из церковной собственности - все это не коммерческая ли эксплуатация религии, причем в значительно больших масштабах, нежели то, на что могут рассчитывать в России сайентологи или муниты? Да и классических форм "тоталитарного сектантства" в официальной церковной ограде хватает. Это и так называемое "младостарчество", не раз обличавшееся Патриархом, и разного рода парацерковные общины "царебожников", "ревнителей антиглобализма", "борцов с жидовством", "Земщины", "Опричнины" и прочая, и прочая. Уже и "профессор" Дворкин обратил свое внимание на "тоталитарное сектантство", разъедающее Московскую патриархию изнутри, и повел борьбу с одной или двумя общинами, представляющими этот вид "сектантства".

Бессмысленно говорить об административном запрете целых религиозных организаций по обвинению в "деструктивной сектантской деятельности". Во-первых, как показывает опыт, подобные запреты только повышают популярность гонимой веры, загоняя тысячи ее последователей в подполье, где начинает тлеть взрывчатый материал для неожиданного социального взрыва. Во-вторых, положа руку на сердце, невозможно обвинить целую организацию, будь это даже самая что ни на есть "АУМ Синрике", в "деструктивной деятельности". Ответственность за такую деятельность могут нести только индивиды, действующие самостоятельно или в группе по предварительному сговору, но никак не религиозные организации. Даже у "АУМ Синрике" было и есть немало искренних адептов, непричастных ни к каким газовым атакам и убежденных, что и их "учитель" в этих атаках не виноват. Заставить их отвечать за действия "учителя" - значит, привлечь к ответственности за деяния, которых они не совершали.

В общем, бороться с шарлатанством, обманом, "деструктивными действиями", совершаемыми представителями религиозных организаций, безусловно, надо, и довольно жестко. Но при этом нельзя бороться с самими религиозными организациями - это несправедливо и бессмысленно. Увы, нынешняя российская власть настолько идеологически зашорена, а правовые механизмы работают в России настолько слабо и несамостоятельно, что проблемы правонарушений в сфере деятельности религиозных организаций неизбежно будут вытесняться из сферы гражданско-уголовной в сферу политико-идеологическую. А это значит, что виновные опять уйдут от наказания, а невиновных "стрелочников" - рядовых верующих - будут наказывать только за то, что они верят "не так".

Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования