Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Эксперт Московской городской думы СЕРГЕЙ КОМКОВ: "Необходимо создавать экспертные структуры, которые будут проводить независимую экспертизу и определять, какие организации действительно ведут деструктивную деятельность"


Комков Сергей Константинович – эксперт Московской городской думы и Центра независимых судебных экспертиз Верховного Суда РФ, президент Всероссийского фонда "Образование", академик Российской академии естественных наук (РАЕН).

"Портал-Credo.Ru": Какое Ваше общее впечатление о депутатских слушаниях "О противодействии разжиганию религиозной розни и сектантскому движению на территории города Москвы" – положительное, нейтральное, отрицательное?

Сергей Комков: Как ни странно, положительное, несмотря на то, что была довольно резкая поляризация мнений. Вообще надо часто так встречаться, тем более, что проблема межрелигиозных и межнациональных взаимоотношений – это проблема номер один. Сегодня все мировые конфликты построены именно на этом, и если в такой стране, как Россия, и особенно в таком городе, как Москва, посмотреть на причины многих конфликтов, то они как раз строятся именно на межнациональных и межрелигиозных отношениях. Поэтому надо понимать, что происходит.

Прозвучали ли какие-то положительные рекомендации, которые можно было бы использовать в практической деятельности?

– Необходимо создавать экспертные структуры, которые будут проводить независимую экспертизу и определять, какие организации действительно ведут деструктивную деятельность. Потому что сегодня под маркой религиозных организаций зачастую выступают экстремистские организации, не имеющие вообще никакого отношения ни к религии, ни к национальным проблемам.

Например?

– Например, "Белое братство". Организация имеет четко выраженные политические задачи. Там нет никакой религии. К таким организациям можно отнести сайентологов, потому что там нет самой главной религиозной составляющей – взаимоотношений человека и высшей инстанции – Бога. Там немножко все на другом построено. Я с сайентологами часто встречался и пытался им объяснить, что они не имеют права называть себя Церковью и вообще религиозной организацией. Это некое философское воззрение, философская организация, которая имеет определенные задачи – не более того.

Вы видите какие-то реальные перспективы юридического оформления понятий "секта", "тоталитарная секта"? Или это вещи оценочные, с трудом поддающиеся формализации?

– Ну, пока это находится на таком именно уровне. Если этим займутся специалисты, эксперты, которые понимают суть происходящих процессов, ученые, не ангажированные, знающие изнутри работу этих организаций, они смогут определить, что такое экстремистская секта, что такое экстремистская организация вообще.

А что с тоталитарными сектами? Это ведь разные вещи, экстремистские и тоталитарные?

– Вы знаете, тоталитарные и экстремистские – это почти одно и то же. Просто тоталитарные добавляют определенную политическую задачу, то есть достижение определенных политических целей.

Вы расцениваете "тоталитарные секты" как организации, ставящие политические задачи?

– Конечно. А что такое тоталитаризм? Тоталитаризм – это стремление к установлению определенного господства или власти.

Но это можно понимать и как очень жесткие внутренние рамки поведения внутри организации? Совсем не значит, что это распространяется на внешний мир.

– Не согласен. Если внутри организации установлены очень жесткие порядок и подчинение лидеру, то этот лидер обязательно ставит задачу своего прихода к власти. Именно для этого нужна ему организация. Потому что если лидер собрал вокруг себя людей просто для того, чтобы ими пользоваться, это не что иное, как то, что на криминальном языке называется "вор в законе", не более того. Но, как правило, у нас руководители тоталитарных сект ставят задачу своего прихода к господству или к власти. Вспомните Сёко Асахару. Он ставил – ни много ни мало – задачу своего прихода к власти. Именно для этого создавались отделения его секты, именно для этого они создавали боевые организации, и именно на этом они погорели – когда осуществили газовую атаку в токийском метро.

Сегодня в качестве тоталитарной секты была названа Церковь иконы Божией Матери "Державная". Но ведь они не ставят цели прихода к власти?

– А я и не считаю, что эта организация является тоталитарной сектой. Я ознакомился с их деятельностью, более того, я встречался со всеми ее руководителями, очень внимательно изучал документы, которые у них есть. И я не сказал бы, что это тоталитарная секта. Точно так же, как я не назвал бы тоталитарной сектой организацию доктора Муна. Когда человек ставит целью и задачей воспитание культа семьи на всех уровнях, когда он пропагандирует приоритет семейных ценностей над всеми политическими и другими общественными ценностями и не стремится к личному политическому господству, такую организацию ни в коей мере нельзя назвать тоталитарной.

Как Вы видите реальное законодательное оформление этих понятий? Секта, тоталитарная секта, вредная секта, деструктивный культ?

– Я бы вообще слово "секта" убрал. Это очень философски неточное понятие. Оно возникло в рамках христианства, когда произошли отделения и появились определенные ветви христианства. То есть, секты – это отделения, это небольшой отросток внутри Церкви. Когда мы говорим об организациях, создающихся самостоятельно и не являющихся никакими отделениями, эти организации вообще нельзя называть сектами. Это совершенно другого рода организации. Поэтому тут надо уточнения внести.

Есть понятие "тоталитарная организация" или "тоталитарная структура". Или "экстремистская организация". Зачем мы еще добавляем сюда некий религиозный налет и тем самым пытаемся между собой нос к носу столкнуть людей различных вероисповеданий? Особенно я являюсь противником того, чтобы в решение этих вопросов вмешивались люди, имеющие религиозный сан. Я об этом говорил сегодня.

Я православный человек, но это мое внутреннее убеждение. Каждый человек должен иметь свой духовный стержень. Я дружу со многими людьми исламского вероисповедания, и с буддистами, и с представителями других религиозных конфессий. Но я в любом случае остаюсь светским человеком и являюсь светским экспертом, а когда человек не только по своему внутреннему убеждению, но еще и по должности, по профессии является священнослужителем, он не должен давать оценку деятельности других религиозных организаций. Во всяком случае, он может для себя такую оценку иметь, но давать ее публично он не имеет права, потому что таким образом это будет восприниматься не как его личная оценка, а как оценка той организации, которую он представляет по отношению к другой религиозной организации.

Все-таки, как Вы видите формальное законодательное оформление этих понятий? Что это будет: закон, решение правительства, указ президента?

– Над понятийным аппаратом надо еще работать. Он должен быть введен в Закон об общественных организациях. Я бы разделил религиозную деятельность и общественные структуры, создающиеся под религиозной маркой. Потому что, извините, например, какой Грабовой – религиозный деятель? Он чистейшей воды мошенник, поэтому его сейчас будут судить по Ст. 159 УК РФ за мошенничество. Там религии нет и никогда не было.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования