Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Директор Санкт-Петербургского государственного музея истории религии БОРИС АРАКЧЕЕВ: "Такой агрессивной позиции: "Отдайте все!", как в начале 90-х, у Церкви уже нет"


"Портал-Credo.Ru":  Борис Серафимович, вопрос о передаче православной Церкви имущества, изъятого за годы советской власти, актуален уже многие годы. Вашего музея это должно касаться едва ли не в первую очередь. Часто ли Вам приходится сталкиваться с такими требованиями и насколько охотно Вы готовы передавать экспонаты в храмы?

Борис Аракчеев: Конечно, эта тема есть, и она непосредственно касается нашего музея, ведь он был основан в советское время как раз для сохранения, так скажем, "культового культурного наследия". Естественно, к нам обращаются. С начала 90-х уже многие вещи переданы и сейчас находятся в церквях. Мы постоянно следим за их состоянием и условиями хранения – это серьезное направление работы музея. Ведь все, что записано в фондах культурного наследия страны, состоит на учете и с учета не снимается, даже при передаче другой организации. Такого понятия, как полная передача, просто нет. Даже если вещь утеряна или сломана – все равно музей за это отвечает и предметы находятся на вечном учете. Это всероссийская система, и я не думаю, что в обозримом будущем инструкция по хранению будет послаблена до такой степени, что возникнет возможность полностью передавать предметы.

Мы очень тесно взаимодействуем с Церковью, строго соблюдая при этом законодательство. Музей не против – если нужно возвращать, значит нужно возвращать. Но тут есть разные подходы. И еще одно из серьезных направлений деятельности музея – научно-методическая помощь Церкви в воссоздании интерьеров и того убранства, которое было когда-то. Разговор идет как о воссоздании старых храмов, так и строительстве новых церквей. Наша помощь заключается в предоставлении научно-методических материалов, которых в музее накопилось очень много. Мы помогаем подбирать материал, который необходим для проектных заданий, реставрационных работ и т. д.

Так вот, в ходе этих консультаций с части предметов мы рекомендуем создавать копии. Музей достаточно широко предоставляет некоторые предметы для копирования различными способами. И, в первую очередь, мы рекомендуем Церкви делать именно это. Потому что, например, при создании новых храмов, когда больше половины убранства в них представляет из себя новодел, не всегда стоит помещать туда подлинники старых предметов. Это касается как икон, так и элементов культового убранства. Иногда гораздо органичнее бывает новый предмет, воссозданный по образцу старого. Надо сказать, это традиция, в этом нет ничего нового. Очень часто и в XVIII – XIX веках использовались для богослужений новые вещи, изготовленные по образцу старых – псковских, новгородских, греческих. Сегодня мы можем повторять некоторые исключительные образцы сохранившиеся от XVIII – XIX веков и передавать их Церкви для использования в обрядах.

– А Церковь это устраивает?

– Церковь тоже заинтересована в том, чтобы уникальные культовые предметы сохранились как историческая память. Музей – это единственное учреждение, которое позволяет надежно сохранить предмет и передать его потомкам. Потому что все вещи, которые попадают в церкви и соборы, - они ведь используются. И, конечно, нельзя ожидать, что их не будут использовать. Но при использовании не всегда соблюдаются правила хранения, температурно-влажностный режим. Это понятно. А музей именно для этого создан.

Вообще, мы пытаемся одновременно сохранять, изучать и распространять информацию. О том чтобы скрывать от Церкви какие-то вещи – об этом речи нет. Все возникающие вопросы подробно обсуждаются, и всегда мы приходим к консенсусу. В общении со служителями Церкви я вижу понимание сложных моментов. Особенно в общении с молодыми священниками. Такой агрессивной позиции: "Отдайте все!", как в начале 90-х, уже нет. Все понимают, что мы вместе живем для того, чтобы сохранить наше культурное наследие и не выглядеть какими-то манкуртами. У каждого своя ниша и каждый занимается своим делом. Церковь несет духовное, но и мы несем духовное также.

– Вы, как директор музея истории религии, много времени уделяете общению с представителями различных конфессий?

– Я стараюсь развивать отношения со всеми конфессиями в городе. Ведь сказанное мною по поводу передачи культовых предметов касается всех конфессий. У нас очень много предметов по Востоку, католических тоже. Все к нам обращаются. Нельзя делать музей религии только о православии, и этого в музее не будет.

Мне бы очень хотелось, чтобы наш музей стал уникальной площадкой для встреч всех конфессий. И для обсуждения общих вопросов, и для знакомства петербуржцев с людьми, исповедующими разные религии. Ведь невежество возрастает, когда люди не знают и не понимают друг друга. А в принципе ведь ни одна религия не говорит о том, что надо преследовать людей иной веры. Да, конечно, есть некоторые агрессивные группировки, которые используют порой представления о религии для того, чтобы разжигать ненависть. Но это ненормальные люди, Что ж делать? Наша задача – воспитывать. Ведь православный не пойдет в мечеть, это естественно, там люди справляют свой обряд. А придти в музей, чтобы узнать, что такое ислам, православный человек вполне может. И мы можем корректно об этом рассказать, не нарушая его духовной целостности. И человеку многое станет понятно. Он, быть может, поймет, насколько ценна его религия, но все же есть люди и с другим мировоззрением.

Вообще, на мой взгляд, когда спекулируют на истинности – это неправильно. Истина в вере. Если человек верит, это значит, что он принимает свою духовную составляющую, а уж в каком виде она для него формируется – его личное дело. Мы обязаны понять, что мы все вместе живем.

– Какие-то межконфессиональные мероприятия в музее проводятся или будут проводиться?

– Да, в музее периодически проводятся межконфессиональные конференции. И мы будем их продолжать и активизировать эту работу. Музей – очень удобное место для межконфессиональных встреч. Потому что проводить такие встречи, скажем, в университете, в научном месте – это немножко не то, встреча приобретает другой оттенок. А у нас – как раз то, что нужно. И мне очень приятно, что представители разных конфессий это понимают и относятся к нам с большой дружбой, работают с нами.

Беседовал Иван Воронцов,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования