Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Доктор физико-математических
наук, президент Еврейской национально-культурной автономии Свердловской области МИХАИЛ ОШТРАХ: "ФЕОР пытается монополизировать всю еврейскую жизнь в России, играя на политической конъюнктуре"


"Портал-Credo.Ru": Мы хорошо помним, как выглядела "еврейская религиозная жизнь" в советские времена, когда ее официально не было. А как она изменилась сейчас, что представляет собой "еврейская жизнь" в "свободной России"?

Михаил Оштрах: Конечно, произошли совершенно фантастические сдвиги по сравнению с тем, что было лет 20 назад, когда вся "еврейская жизнь" происходила на кухнях, в условиях подполья, когда люди боялись всего, когда за простое изучение еврейской религии или истории можно было угодить в тюрьму по обвинению в "антисоветской агитации и пропаганде", когда, согласно официальным законам, нельзя было даже собрать миньян (десять человек для коллективной молитвы) без разрешения Совета по делам религий, когда все назначения в синагоги проходили через КГБ.

Сейчас большинство евреев не боится называть себя евреями, приходить в синагогу, на еврейские праздники, читать еврейские книги. Хотя, конечно, есть люди, которые стремятся избежать всякого упоминания о своем еврейском происхождении, но это – результат ассимиляционного процесса, который, увы, далеко не всегда удается остановить. Вообще же, сегодня еврейская жизнь в России, в частности и у нас в Екатеринбурге, достаточно разнообразна: за примерно пятнадцать – шестнадцать лет были созданы и религиозные организации, и светские, национально-просветительские, и совмещающие в себе оба направления деятельности, что является наиболее востребованным. Так, были созданы Свердловское общество еврейской культуры "Атиква", другие культурно-просветительские организации, Еврейская национально-культурная автономия Свердловской области, действующая в соответствии с федеральным законом Российской Федерации. Каждая из этих структур имела и имеет до сих пор свое поле деятельности.

–Сколько евреев сейчас в Екатеринбурге?

– Я полагаю, что где-то восемь – десять тысяч. Последняя всероссийская перепись 2004 г. дает несколько меньшее число, но, во-первых, далеко не все жители города в нее попали. Меня лично, например, так и не переписали, перепись эта была организована не лучшим образом. Во-вторых, как всегда, часть евреев не указала, по тем или иным соображениям, свое этническое происхождение.

– А почему в современной России люди продолжают скрывать свое еврейство?

– Страх, который все же до сих пор сохранился у определенной части евреев. Они предпочитают поэтому ассимилироваться, а не сохранять свою этническую идентичность. Чего они боятся? Некоторые антисемитизма, некоторые – просто того, что они не такие, как все. И наша задача, как еврейских общественных деятелей, сделать все возможное, чтобы любой еврей мог свободно чувствовать себя евреем и даже стремился к этому. И если еврей будет помнить свою историю, знать свою культуру, свои традиции – то он будет нести это знание и другим евреям и передаст это следующему поколению.

– Я только что разговаривал с несколькими еврейскими активистами из Москвы, с нашими общими знакомыми, они утверждают, что за последний год-полтора ситуация с уличным антисемитизмом в Москве очень ухудшилась, что еврею просто опасно ходить по улице, опасно для жизни появляться в кипе, ездить в метро, могут просто пырнуть ножом. Существует ли в Екатеринбурге реальный антисемитизм?

– У нас ничего подобного нет. Более того, с некоторыми представителями антисемитских организаций нам приходиться общаться, мы неоднократно вступали с ними в дискуссии. У нас нет страха пред антисемитизмом. Да, были и угрозы, мне лично неоднократно присылали письма с угрозами, были ложные звонки о минировании. Но, еще раз повторю: маргиналы есть везде, ксенофобы есть везде. Что же касается большинства населения, обычных людей, многие из которых раньше, под влиянием советской пропаганды, ненавидели сионизм, верили антиизраильским лозунгами, то они уже поняли, что ситуация совершенно иная, что Израиль нельзя рассматривать так примитивно. Мусульманский террор, кавказская война этому во многом способствовали.

Я лично неоднократно наблюдал, как местные антисемиты устраивали публичные акции, но количество их участников – двадцать – двадцать пять человек, плюс полтора десятка зевак. Более того, я наблюдал, как они вручают антисемитские листовки прохожим, русским, те их комкают и выбрасывают, а на упреки антисемитов отвечают: "Вы – фашисты!". Да, антисемитизм не исчез, и депутаты Государственной Думы выступают с антисемитскими заявлениями, и отдельные губернаторы, я уж не говорю про маргинальные организации, про черносотенцев или скинхедов. Все это есть, и все это хорошо известно во всем мире. Однако, могу сказать и по своему личному опыту: обычное население, простые люди, которые не вовлечены в политические игры, смотрят и на Израиль, и на евреев совершенно по-другому. Отношение абсолютно нормальное. Хотя о наличии государственного антисемитизма, действительно, можно говорить. Государственный антисемитизм проявляется не в том, что евреи подвергаются каким-то ограничениям, – но все эти попытки представить иудаизм как человеконенавистническую религию – они поддерживаются и государственной властью. Пока опасности того, что антисемитские настроения охватят широкие массы, нет. Но, в отличие от позиции Хабад-Любавич, который усиленно пропагандирует мнение, что у нас нет никакого государственного и вообще антисемитизма, что все это удел незначительных маргиналов, а власть страстно любит евреев, - я считаю, что со стороны представителей даже высшей путинской администрации есть попытка использовать антисемитскую карту в политической борьбе. Можно говорить о скрытой поддержке антисемитских акций и партий. Особо нужно отметить Рогозина и его партию "Родина". Сам Рогозин от таких высказываний воздерживается, но члены его фракции это делают. И формально власть отрекается от них, но, фактически, поддерживает эту антисемитскую кампанию. Неслучайно, по одной из версий "Письма 500", которое подписали 20 депутатов Государственной Думы, с требованием о запрете еврейских организаций (теперь это письмо появилось в новой редакции уже с пятью тысячами подписей), было составлено с негласного согласия Кремля, то ли для дискредитации левой оппозиции, то ли для других политических целей.

– Зачем власти это нужно, раз ненависть к евреям не распространена широко в народе, в чем политическая выгода в антисемитских лозунгах, в борьбе с иудаизмом?

– Я думаю, власти, президентской администрации, нужно расколоть и дискредитировать оппозицию. Представить их антисемитами и нацистами. Кроме того, антисемитизм – это старые, апробированные мифы, и те чиновники, которые думали в этих категориях раньше, при советской власти, продолжают в них думать.

– А что происходит с еврейскими организациями?

– Те, кто хотят возродить еврейскую жизнь, возродить еврейскую общину как независимую организацию евреев, которая могла бы отвечать всем потребностям еврейского населения, начиная от банальной защиты прав и до организации образования, досуга, религиозных структур – для них поле деятельности тут большое.

Все зависит от того, какие цели ставит организация. К сожалению, не обходится и без "иудейских войн". Время от времени некоторые организации пытаются монополизировать всю еврейскую жизнь. Такую попытку предпринял, например, Сохнут, и кончилась она серьезными разногласиями. К счастью, сейчас политика Сохнута существенно изменилась, и приезжающие к нам посланцы этой организации ведут себя совершенно по-другому, чем раньше, с ними весьма приятно работать. Были и остаются проблемы с Джойнотом, потому что он пытается из Нью-Йорка или из иерусалимского офиса определять, как нам строить еврейскую жизнь в России. И последний конфликт – это Хабад-Любавич. Точнее, не весь ХАБАД, а та его часть, что объединена в Федерацию еврейских организаций России (ФЕОР) под руководством раввина Берла Лазара. Они пытаются монополизировать всю еврейскую жизнь не только в России, но и в СНГ. Они сыграли на политической конъюнктуре – тут и помощь в ликвидации Гусинского, была и помощь в финансовой поддержке президентской кампании и фактически получили из рук президента карт-бланш на то, чтобы возглавить всю еврейскую жизнь в России. Все имеют право на существование, любавические хасиды, конечно, тоже. Но когда президентская администрация определяет Берла Лазра на место главного раввина России – это нездоровое явление. В Екатеринбурге это тоже проявляется. Например, хабадники построили новый еврейский Центр, новое здание синагоги. Дело хорошее, евреев много, и одного здания на всех не хватит. Но когда еще раньше Еврейская национально-культурная автономия захотела построить свой Еврейский культурно-религиозный центр и получить для этого землеотвод, и уже получила разрешения от правительства области и прочих структур – вдруг чиновники администрации затормозили оформление документов, а потом и вообще прекратили эту работу. Неофициально было сказано, что это произошло из-за давления, оказанного Хабадом на местных чиновников. Еще пример: в городе есть две еврейские ветеранские организации, одна входит в автономию, другая – относится к ФЕОР. И хабадники потребовали от ветеранов, чтобы те перестали посещать наши мероприятия, иначе их лишат материальной поддержки, исключат из всех структур Хабада. А люди ведь ходят туда, куда им интересно, на все мероприятия, всех организаций. А тут получается, что ФЕОР (Хабад) использует те немалые материальные ресурсы, которыми он обладает, для давления на простых евреев. Я убежден, что вообще на мероприятия еврейских организаций люди должны приходить не за материальными благами, а потому, что им интересно, это – труднее, но только так можно возродить полноценную еврейскую жизнь, вовлечь евреев в орбиту еврейских организаций, побудить их любить свой народ. Таким образом, используя административный ресурс, ФЕОР (Хабад) пытается монополизировать еврейскую жизнь. И что особенно опасно, использует административный ресурс власти для борьбы с другими еврейскими организациями. Ранее только "Антисионистский комитет советской общественности" боролся с евреями с помощью государства. Но ведь реально евреи не становятся хабадниками, по мелочам они готовы поддерживать хабадские инициативы, лишь бы их поддерживали материально, давали деньги на деятельность еврейских организаций.

– Но проблема финансирования еврейской общинной жизни действительно стоит. Как ее можно было бы решить?

– Одним из главных спонсоров тут является американское еврейство. Деньги эти распределяются следующим образом: частные пожертвования американских евреев централизованно передаются в Сохнут или Джойнт, которые должны их распределять среди организаций СНГ или использовать для работы здесь. Но тут как раз и возникают те проблемы, о которых я говорил. Самый оптимальный вариант, по моему опыту, – прямые связи американских и российских еврейских общин. Например, программа "Яд ле’яд" ("Рука к руке"), которую курирует американская организация "Union of Counsels for Soviet Jewry". У нас прямые связи с американскими еврейскими общинами. Конкретно – с двумя синагогами из Чикаго: Temple Beit El и Congregation Beit Judea. Курирует этот проект организация Chicago Action for Soviet Jewry, отделение Union of Counsels. У нас уже одиннадцатилетний опыт сотрудничества, и очень положительный опыт: нам никто не диктует, что именно делать, наоборот – нас спрашивают, что именно мы хотим и считаем полезным сделать для местного еврейства. Они бывали у нас, кто-то из членов нашей общины бывал в Чикаго. Обмены письмами, телефонные мосты, дети рисуют и пишут друг другу. У нас есть взаимное доверие и взаимное понимание, что надо делать, куда идут средства, мы обмениваемся информацией. Это идет на пользу и американским евреям, поскольку они, выполняя одну из важнейших мицвот (заповедей) – поддержки других евреев, сами приобщаются к еврейству, сами начинают чувствовать сопричастность к возрождению еврейской общины в одном из городов России, а это очень важно для укрепления и их еврейского самосознания. Идет многосторонний обмен, который создает у его участников ощущение, что все евреи – один народ.

– В еврейском национальном движении Вы с 1974 года. Вы принадлежите к тем, кого принято называть "профессиональными евреями"?

– Нет. Никогда не принадлежал и не хотел бы принадлежать. Потому что "профессиональный еврей" сейчас это тот, кто профессионально борется за свое право быть профессиональным евреем. Меня больше устраивает то, что я имею свою профессию, я биофизик, доктор наук, имею некоторую репутацию в профессиональных научных кругах, например, недавно я вернулся с международной конференции в Рио-де-Жанейро, где я выступал с докладом, и, кроме этого, мне доверили вести одно из заседаний. Работа приносит мне огромное удовольствие, хотя, к сожалению, намного меньше денег.

– Вы получаете деньги за свою общественную деятельность?

– Нет, это выборная должность. Это уже часть моей жизни. В свое время, еще когда я был школьником, я ощутил на себе проявления антисемитизма. И я чувствовал дискомфорт и непонимание – почему евреи оказываются в таком униженном положении. Затем мой дядя – Семен Янтовский, он был видным еврейским активистом, подпольным еврейским этнографом и путешественником, - ввел меня в подпольное еврейское национальное независимое движение, и я увидел совершенно иную сторону еврейства. Ощущение было, что нашлось то, чего не хватало, это подобно возвращению десяти потерянных колен, так я себя почувствовал, один из этих потерянных колен, вернувшийся, наконец, к своим. Так что то, что мне удалось после стольких лет подпольного существования создать, наконец, Общину – логическое следствие всей моей жизни.

– Те, кто занимаются сегодня в Российской Федерации еврейской общественной деятельностью – в основном "профессиональные евреи"?

– Есть разные люди. В организациях, которые входят в нашу автономию, все общественные лидеры выбираются, а у Хабада и Джойнта – все назначаются, за зарплату.

– Но ведь профессиональный управленец, профессиональный менеджер – более эффективен? Недаром ведь в крупных корпорациях в каком-нибудь "Дженерал Моторс" невозможно представить себе выборных руководителей.

- Это совершенно разные вещи! Нужно разделять понятия "общественный лидер" и "менеджер". "Управленец" - это тот, кто решает какие-то конкретные технические задачи. "Лидер" – это тот, кто может повести за собой людей, человек, у которого есть видение перспективы, есть глобальные цели. Он может увлечь других своей идеей, своей заинтересованностью. А человек на зарплате никогда не сможет этого сделать. Он зависит от того, кто ему платит. И если тот, кто платит, не захочет, чтобы он увлекался какой-то идеей, пытался ее реализовать – то все. В этом и есть принципиальная разница.

Мы - свободны. Нас можно не избрать, но никто не запретит нам высказывать свои мысли, и пытаться делать то, что мы хотим.

– И много таких в современном еврейском движении?

- Лидеры – они практически все такие. Назначенные, оплачиваемы управленцы-менеджеры – их, конечно, больше, но не они определяют то направление, в котором пойдет развитие еврейства России.

– Вы приняли участие в прошедшей в Иерусалиме Второй ассамблее Всемирного конгресса русскоязычного еврейства, организованной ФЕОР. Насколько это нужная и живая организация - Всемирный конгресс?

– Пока что я не вижу тут никакой пользы - кроме амбиций ФЕОРа, желания любавических хасидов получить монополию на "русской еврейской улице". Хабаду очень важно заявить везде, в том числе и российскому руководству, что они контролируют и мировое русскоязычное еврейство. Это, конечно, действительности не соответствует. Впрочем, и Хабад-Любавич не представляет из себя единого целого. Мы знаем, что любавические хасиды Казахстана, которые входят в Евро-Азиатский еврейский Конгресс, не подчиняются Берлу Лазару. Я уже не говорю о том, что ему не подчиняются те из хасидов, кто не являются машихистами (то есть теми, кто объявил последнего, ушедшего из жизни Любавического Ребе машиахом). К тому же, при выборах руководства Конгресса возник скандал: по мнению многих делегатов, и по моему личному, элементарно нарушались правила устава по выборам, со стороны руководства ФЕОРа были нарушены демократические процедуры. В результате дважды покидали залы заседаний делегаты от России, Украины, Белоруссии, Молдовы и Средней Азии. В конце концов, скандал попытались замять, было найдено компромиссное решение, которое утвердила Ассамблея. Но… руководство ФЕОР заявило, что не намерено признавать это решение и будет его оспаривать в раввинском суде, в котором состоят только хабадские раввины ФЕОРа. В общем, эта ассамблея лишний раз показала мне, что попытки политических манипуляций, наращивание за счет этого собственного капитала, материального или политического, и строительство здоровой общины, забота о национальном возрождении евреев России - это разные вещи, точнее даже – прямо противоположные.

Беседовал Авром Шмулевич,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования