Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Историк-исламовед, исполнительный директор Ассоциации международного сотрудничества «Время и мир» ВАЛЕРИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ: «Вполне вероятно, что ближневосточный конфликт скоро придет на территорию России»


«Портал-Credo.Ru»: Можете ли Вы коротко охарактеризовать особенности нынешней ситуации в мусульманском сообществе России?

Валерий Емельянов: Жизнь и деятельность мусульманского сообщества в России еще никогда так тесно не были связаны с международными отношениям и внешней политикой России. Я имею в виду ситуацию с ДАИШ в мире в целом и гражданскую войну в Сирии, также все больше и больше обретающую самое широкое международное значение.

- Вы хотите сказать, что ближневосточные проблемы могут быть перенесены на территорию России?

- Это вполне реально. Причем не столько по злому умыслу «ДАИШевцев» и разных прочих экстремистов, сколько из-за недостаточно выверенных и продуманных шагов в публичной сфере многих представителей российских мусульман.

Понимаете, исламофобия у нас существовала и существует, но до последнего времени лишь как в инструмент в руках определенных лиц и групп. Сегодня же, на сложившемся информационном фоне, исламофобия очевидно обретает для себя и некоторую социальную опору в российском обществе. Понятно, что в такой ситуации уже не работают общие дежурные фразы «это не ислам», «терроризм несовместим с исламом» и т.п. Это уже не убеждает общество. Нужен ответ, подкрепленный аргументами и фактами.

- Недавно в социальных сетях активно обсуждалось наблюдение, будто «Московскую соборную мечеть захватили шииты». Это что, перенос суннитско-шиитского конфликта на Россию?

- Да, «захватили» шииты мечеть. Вместе с суннитами. А если серьезно, то перед нами еще один пример того, как вокруг мусульманской тематики работает информационный «испорченный телефон». Соборная мечеть – одно из немногих, может быть - даже единственное (хотя утверждать до конца не могу, не уверен), место поклонения мусульман в России, где правоверные сунниты и шииты становились и становятся на молитву за одним имамом. Для большинства шиитов это возможно, так как принципы их шариата различаются с суннитскими во второстепенных деталях, а мазхаб (богословско-правовая школа) шиитов «джафари» - названный так по имени его основателя имама Джафара ас-Сиддика - признан международным исламским сообществом. Разумеется, в шиизме существуют группы, далеко ушедшие от изначальной исламской традиции, о многих даже можно сказать, что они оказались за пределами ислама.

Вообще, надо бы серьезно подумать о педалировании такого понятия как «шиизм». Оно имеет явно негативную коннотацию в современном информационном пространстве. Термин возник в период жесточайшего внутреннего конфликта в исламской умме в первые десятилетия после  ухода Пророка Мухаммада. «Шиа» по-арабски означает «отколовшаяся группировка», можно даже перевести как «секта», и отражает это понятие возникший в те времена раскол между праведным халифом Али, придерживавшимся заветов основателя ислама, и сирийским наместником Муавией ибн Абу Суфианом, в конце концов, установившим наследственную монархию в исламском государстве, что в корне противоречит принципам ислама. Думается, что более правильным в отношении шиитов была бы дефиниция «Мусульмане мазхаба «джафари».

Кстати,  к необходимости совместной молитвы суннитов и шиитов призывают все известные деятели мирового ислама. В московской мечети это стало реальностью.

- Можно ли говорить об опасности проникновения в ближайшее время ДАИШ на территорию России?

- О том, как с этим обстоят дела, мы знаем из сообщений в СМИ. Здесь главная проблема не в приходе ДАИШ, а в том, что эта организация существует как таковая. И опасности от нее для всего мира не меньше, даже если она ограничится только Ближним Востоком.

Предшественник ДАИШ в ее нынешнем сегменте религиозно-политической борьбы – пресловутая аль-Каеда. Ее костяк составили афганские горцы-моджахеды, чему-то, как-то и кем-то обученные для войны с «шурави» (советским контингентом). Они делали ставку на глубокую конспирацию и террор, но у аль-Каеды явно не хватало систематичности и стратегии. Зато всего этого хватает у ДАИШ, что понятно – ведь костяк организации составляют сунниты по исповеданию, бывшие офицеры саддамовской армии и спецслужб. Многие из них получили образование и профессиональную подготовку в соответствующих образовательных учреждениях СССР и России. Вот уж, воистину, воспитали Бабу-Ягу в своем коллективе…

ДАИШ умело и в нужных пропорциях сочетает различные направления деятельности – открытое противостояние на фронте войны, попытки построения парагосударственных структур, идейно-психологическое воздействие и теракты, напрямую связанные именно с психологическим воздействием. То есть, если сейчас от имени ДАИШ объявят о грядущем террористическом акте на Южном полюсе, трястись будет все мировое сообщество обывателей. Причем трястись с элементами «стокгольмского синдрома», то есть с полубессознательной симпатией к экстремистам.

К сильным сторонам ДАИШ можно отнести и эксплуатацию идеи грядущего халифата, которую они вполне зримо и по-своему «воплощают». Халифат – это одна из ключевых эсхатологических идей для всех мусульман, будь то «салафиты» или «либеральные реформаторы», и поэтому ее влияние на умонастроение верующих очень эффективно. Настолько эффективно, что как-то уходит в тень то обстоятельство, что «халифат» изначально нелегитимен, ибо не признается всей мировой уммой, и несет на себе отпечаток сугубо левантийской (сиро-иракской) специфики ислама.

Фактор ДАИШ также в значительной мере сломал статус-кво, существовавший в таком наиболее проблемном регионе мира как Ближний Восток. Многие страны, с которыми Россия еще недавно имела стратегическое партнерство (например, Турция), или шла к нему (некоторые аравийские монархии), сегодня оказались по другую сторону условной разделительной линии.

- Как это влияет на внутреннюю жизнь российских мусульман?

- Давайте рассмотрим этот вопрос на условном, но имеющем вполне реальную основу примере. Итак, некий российский имам А. отправился в поездку по странам Персидского залива, о чем и рассказал в медиа-пространстве, причем больше лозунгами, чем конкретными фактами. Все это здорово, но надо понимать, что помимо единоверцев его читает и слушает Б., эксперт и публицист по профессии и последовательный исламофоб по своим взглядам. Какой следует ход со стороны Б. в таких религиозно-политических «шахматах»? Простой – «эксперт» заявляет, что имам А. ездил просить денег у «ваххабитов» в то время, как Россия и весь «цивилизованный мир» противостоит  «исламистам» в Сирии и на Ближнем Востоке в целом. А значит, он сам «ваххабит». Согласитесь, что все-это как-то смешновато-туповато, но, к сожалению, является реалией ситуации. Поэтому я считаю, что нашей умме, особенно ее лидерам, нужен анализ и выверенность каждого международного шага с точки зрения его публичных последствий.

- Как Вы можете прокомментировать недавнее осквернение статуи Будды в Элисте молодым человеком – спортсменом из Дагестана?

- Это – драматическая иллюстрация нескольких моментов, скорее психологических. Первый –  любая религия влияет в первую очередь на эмоциональное состояние личности, приближая его к «пограничным состояниям». Второй – негативная социально-политическая атмосфера вокруг определенной религии ( в нашем случае – ислама) эти состояния актуализирует. И третий – пора бы мусульманам и буддистам России лучше узнавать друг друга, как об этом сказано в Коране: «О люди! Мы создали вас мужчиной и женщиной и сделали вас народами и племенами, чтобы вы знали друг друга. Ведь самый благородный из вас перед Аллахом – самый благочестивый. Поистине, Аллах – Знающий, Сведущий!" (49:13).

Беседовал Алексей Малютин,
для «Портала-Credo.Ru»

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования