Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Президент Института религии и политики, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ АЛЕКСАНДР ИГНАТЕНКО: «В Египте происходит антиклерикальная революция - пожалуй, первая на Ближнем и Среднем Востоке»


"Портал-Credo.Ru": Вы не могли бы прокомментировать ситуацию в Египте в связи с отстранением от власти президента Мурси?

Александр Игнатенко: Он не хотел уходить и всячески сопротивлялся, тем самым продемонстрировав свою политическую несостоятельность.

В Египте в настоящее время происходит антиклерикальная революция. Это, пожалуй, первая такая революция на Ближнем и Среднем Востоке. Революция 25 января 2011 года тоже была светской, но события выстраивались таким образом, что довольно быстро "Братья-мусульмане" и другие исламисты, которые не принимали участия в революции 25 января, сумели перехватить инициативу в той революции и создать исламистскую политическую систему.

И этим президент Мурси, вместо того чтобы заниматься острейшими социально-экономическими и разными другими проблемами, и занимался в течение целого года, то есть выстраивал исламистскую политическую систему. Он расставлял на все министерские и губернаторские посты, на любую более или менее важную должность в египетском государстве исламистов. В первую очередь, конечно, своих родных "Братьев-мусульман", а во вторую очередь и салафитов, и аль-каедовцев, и всяких других.

Кстати, незадолго до своего свержения Мурси назначил ряд губернаторов, штук девять, в разные египетские провинции. И он умудрился назначить в провинцию Луксор одного из руководителей "Исламской группы" ("Аль-Гамаа аль-Исламийа"), которая в 1997 году совершила чудовищный террористический акт, убив 58 иностранных туристов в Луксоре. И это до такой степени возмутило всех жителей этой провинции, что они вышли на демонстрации протеста. Тот новоиспеченный губернатор вынужден был уйти в отставку.

И есть одна очень интересная вещь. В ходе революции 30 июня на площади Тахрир собрались противники Мурси, которые требовали, чтобы он ушел. А на другой каирской площади собрались его сторонники.

- Их не так мало было. Почти столько же, сколько его противников.

- Нет, меньше. Я думаю, что когда говорят о том, что движение "Тамарод" собрало 22 млн подписей с требованием того, чтобы он ушел в отставку, то это реальная цифра — Мурси и исламисты всех достали.

На промурсиевской демонстрации развивались разные знамена, но в том числе, и в достаточно большом количестве, черные знамена "Аль-Каеды". Это уж, как говорится, "дальше ехать некуда".

Военные заявили, что эти события — отставка Мурси — имеют целью защиту народа Египта от "террористов, радикалов и невежд". Это краткая характеристика той политической системы, которую в течение года создавал бывший президент Мурси. И самая главная, может быть, вещь - он не занимался никакими делами, он ничего не сделал для решения обострявшихся и обостряющихся социально-экономических проблем. Буквально накануне революции 30 июня он собрал своих соратников и ad hoc сформировал блок исламистских политических партий, куда вошла "Партия свободы и справедливости" "Братьев-мусульман", партия "Ан-Нур" ("След") (это партия салафитов), партия "Строительство и развитие" — вы будете смеяться, но это партия, которую создала "Исламская группа" ("Аль-Гамаа аль-Исламийа"), и еще несколько исламистских партий. Это все, что он имел в качестве политической поддержки, плюс исламистская улица, которая собралась на одной из площадей Каира.

Мы не будет забывать, что и "Братья-мусульмане", и салафиты получили большинство в парламенте, то есть у них была поддержка. Мурси тоже демократическим путем выбрали - пусть и небольшим большинством голосов той части египтян, которые участвовали в выборах. Это было не 50 с лишним процентов египтян, а, может быть, четверть или чуть больше.

То есть он не был президентом всех египтян, при этом он педалировал то, что он избранный президент, что за ним египетский народ и так далее. Но события 30 июля показали, что египетский народ не с ним, а самое главное, не с ним вооруженные силы Египта, которые являются, если можно так выразиться, становым хребтом египетского государства — это единственная в стране общенациональная сила. И эта общенациональная сила присоединилась к движению 30 июня и стала механизмом реализации тех целей, которые движение 30 июня или движение "Тамарод" ставили перед собой.

- Согласны ли Вы с тем, что в Египте произошел военный переворот?

- Это не так. В Египте произошло то, что Мухаммед Эль-Барадей очень точно назвал "перезагрузкой" революции 25 января. То есть сейчас реализуются те цели, которые ставили организаторы и реализаторы той революции.

При этом очень важно иметь в виду, что вооруженные силы не совершали военного переворота. Они собрали буквально всех наиболее авторитетных в стране людей, за вычетом исламистов. Это были сами военные, в первую очередь, шейх Аль-Тайеб, коптский Папа, Мухаммед Эль-Барадей, который представлял, если можно так выразиться, классическую революцию 25 января, три человека от движения "Тамарод" и большое количество авторитетных египетских юристов.

Они, посовещавшись и выйдя к народу в полном составе, зачитали декларацию, которая намечает пути вывода Египта из глубочайшего политического кризиса, в который страну загнали исламисты.

- Как распределяются сторонники и противники Мурси по территории страны? Не произойдет ли раскол Египта по этому признаку?

- Вопрос очень хороший. В общем, не наблюдается того, чтобы были какие-то районы, которые целиком "за" или целиком "против". Как нет чисто мусульманских районов в стране, так нет и чисто христианских районов, а есть районы, где больше одних и меньше других и наоборот.

Проблема заключается в том, что неумелые действия исламистов и, в первую очередь, президента, привели к тому, что не решались, а только обострялись разные социально-экономические и политические проблемы в стране. При этом в стране в настоящее время на руках у людей находится — и я не ошибаюсь, это действительно так, у меня сведения из достоверных египетских источников — 6 миллионов единиц нелегального оружия, то есть незарегистрированного, не купленного на законных основаниях. Значительная часть этого оружия прибыла из Ливии. Еще одна часть оседала в Египте, который использовался в качестве транзитной территории для доставки оружия из Судана в Сектор Газа или даже Хезболле в Ливан. Как и в театре, в политике, если есть оружие, то оно когда-то должно выстрелить.

Конечно же, Вы правы, когда говорите, что людей, поддерживающих Мурси, столько же, сколько и его политических противников.

- Речь не только о том, что их довольно много, но и о том, что они более политически активны, чем их противники.

- Тут я с Вами поспорю. Проблема в том, что среди исламистов, поддерживающих Мурси, много людей из той самой "Аль-Каеды", много реальных террористов, экстремистов и радикалов. Военные недаром говорят о том, что они защищают народ Египта от "террористов, радикалов и невежд" — так они выразились. Это абсолютно правильно, потому что там есть люди из "Аль-Каеды" вне всякого сомнения, которые не знают никакого иного способа политической борьбы, кроме либо стрельбы, любо отрезания голов, как это происходит в настоящее время в Сирии.

Беседовал Владимир Ойвин,

"Портал-Credo.Ru"

 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования