Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Председатель Синода Истинно-Православной Церкви Архиепископ Московский, Митрополит Всероссийский РАФАИЛ (Мотовилов): «В последнее время мы не спешим рукополагать новых епископов»


"Портал-Credo.Ru": Сколько времени прошло между Вашей священнической и епископской хиротониями? И как получилось, что Вы вообще стали священником?

Митрополит Рафаил: Обетование того, что я буду епископом, было дано Господом, когда я находился в состоянии клинической смерти. Я не видел Его, я слышал Его. Это невозможно передать …

- Обычно люди, побывавши в состоянии клинической смерти, говорят, что видят в таком состоянии светлый коридор…

- Никаких коридоров я там не видел. Я ранение получил в ночь перед Рождеством 1984 года. Первую операцию мне делали в Ливане, она длилась десять часов, я сразу очнулся. Врачи сказали, что больше ничего сделать не могут. И меня переправили в Дамаск, а оттуда самолетом в Москву. Восемь месяцев я пролежал в госпитале Бурденко. После этого меня хотели уволить из армии, но я настоял на том, чтобы остаться. И прослужил еще шесть лет преподавателем.

В 90-м году я уволился по медицинским показаниям и по моей просьбе — мне уже стало неинтересно служить.

Я пошел в один из московских храмов РПЦ МП. И принес туда все накопления, которые у меня были, — хотел пожертвовать. Меня там обругали всячески, что я пришел не вовремя. На что я сказал, что мне ничего не надо — я просто хотел денег пожертвовать. После этого они так забегали — в алтарь завели и прочее, и прочее! И до такой степени стало это противно — сначала были недовольны, а как только принес деньги, то сразу стало совсем по-другому.

Я написал письмо Патриарху Алексию с просьбой обучить меня и рукоположить, так как я дал обещание Господу. Наверное, это посчитали бредом и ничего не ответили.

И здесь появился тот катакомбный епископ, который меня наставлял, обучал — ныне представившийся митрополит Сергий (Саркисов). И его усилиями я был воцерковлен и стал священнослужителем. Он мне сказал, что если хочешь быть священником, то надо перестать пить, курить и хулиганить всячески. Это дело произошло у меня несказанно легко — а я ведь настоящий полковник был. Я написал себе записочку: "Курить прекратить, пить перестать, с женой только после праздников, это не есть" и так далее. И с этого дня я больше не курил.

Когда я в 90-м году сказал жене, с которой мы прожили 28 лет, что принимаю священный сан, то она ответила, что не хочет быть матушкой. Дети были взрослые уже, и мы с ней расстались. С тех пор мы виделись раза два-три, она живет одна, а дети со мной, то есть они ее не поняли и не приняли ее такого шага. Хорошо жили, но время прошло.

- Как в Вашей Церкви выбирают епископов? И чем это отличается от Московской патриархии?

- У Синода бывают разногласия, как поступать в отношении практических решений — как Московская патриархия поступает, либо по катакомбному правилу. Что такое катакомбное правило? Если коротко, то для того, чтобы человека привлечь, необходимо его хорошо знать. А чтобы рукоположить его во священники, нужно не только его как человека знать, но еще знать, насколько хорошим священнослужителем он будет. Это непростое дело.

В последнее время мы не спешим рукополагать новых епископов. Но иногда мы можем совершить какую-то ошибку, принимая людей уже в сане — священническом или архиерейском. Правда, это происходит через принятие нашей присяги и еще некоторые формальные вещи. И часто нам приходится отказываться от тех людей, которых мы берем из других юрисдикций, потому что они несут идеологию Московской патриархии, ее видение церковной деятельности и что-то еще с этим связанное — и нас это не устраивает.

Бывает, что те, которые там не ужились, в силу своих морально-этических особенностей, алкогольных зависимостей и прочего, приходят к нам в чистом образе – смотришь: ну, просто ребеночек. Но, пожив месяц, он уже не может скрыть своего порока, порок вылезает наружу. В частности, недавно Петра (Василькова) мы "ушли", и еще были случаи.

Что касается наших, кого мы сами рукополагаем, — то мы это делаем, если видим, что из него выйдет что-то дельное. В частности, недавно мы рукоположили во епископа благочестивого иеромонаха с Украины – у него храм и два монастыря, но ему там надо воевать, а к епископу больше прислушиваются.

- Как Вы решаете проблемы церковной экономики? Вы независимы от государства, но, тем не менее, Вы существуете. Что здесь является главным?

- Главным являются те люди, которые приходят. Сначала мы думали, как следует поступить — может быть, организовать сбор десятины. И люди нас поддержали. Потом мы перестали об этом говорить, но люди все равно приносят и жертвуют на Церковь, и помногу, и чиновники тоже. Они часто приходят помолиться и поисповедоваться. И говорят, что не могут исповедоваться там, в патриархии.

Но нам денег не нужно. Когда они хотят нам что-то пожертвовать, то мы просим что-то сделать — заасфальтировать дорогу в монастыре, например. И они делают и расплачиваются со строителями сами.

К тому, что здесь сделано, я никакого отношения не имею. Я имею отношение только к моей собственной келье.

- А что касается сельских общин, то от чего это зависит?

- От прихожан — как священник себя поведет, такая и будет паства. У нас сейчас в Кузнецке (Пензенская епархия) у общины отобрали храм. Так там был дом, к нему с разных сторон пристроили разных пристроек и получился шикарный храм человек на 400, наверное. И там они служат. Чтобы попасть в храм, им нужно пройти через двор старого храма, в котором служит патриархия. По меньшей мере, в наш храм приходит гораздо больше людей, чем в патриархийный храм св. Димитрия Солунского.

- То есть вся Ваша церковная экономика строится только на подарках?

- Почему подарках? – На пожертвованиях. И немножко на свечах. Мы закупаем воск в Украине и делаем свечи. Мы покупаем около полутора тонн воска в год и нам хватает.

- А насколько это централизованно? Священники Вашей Церкви вольны покупать свечи где угодно?

- Вольны. Во-первых, мы не в состоянии обеспечить свечами всех отсюда, и мы не запрещаем им брать свечи где угодно. По сути, у нас в каждом приходе есть производство свечей. Но некоторые покупают в патриархии парафиновые.

Беседовал Михаил Жеребятьев,
для "Портала-Credo.Ru"
 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования