Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Эксперт Института прав человека ЛЕВ ЛЕВИНСОН: «Шариат можно применить в части Уголовного кодекса, касающейся дел частного обвинения»


"Портал-Credo.Ru": 25 апреля на канале РЕН в передаче "Новости 24" появился сюжет, в котором адвокат Дагир Хасавов потребовал введения на территории Российской Федерации судов шариата. В противном случае он обещает, что Москва будет залита потоками крови и превратится в "мертвое озеро". Как Вы прокомментируете саму постановку вопроса?

Лев Левинсон: К этой проблеме надо подходить взвешенно, я думаю. В той части,которая касается гражданских правоотношений, где не идет речь о наказании, о том, что не находится в сфере уголовного права, там, где идет речь об отношениях между равными людьми, то, что разрешает судья в рамках искового производства, вполне может любая община разрешить по своим правилам, по своим законам, даже если официальным законодательством установлены какие-то иные правила. Например, вопрос о многоженстве. Или выкуп невесты. Любые споры сторон, принимающих шариат, – ведь шариат охватывает не только уголовные преступления, а всю сферу возможных споров, которые не являются уголовными преступлениями, - могут быть разрешены в его рамках.

Я бы не стал чураться самого слова "шариат". Более того, шариат можно применить в части Уголовного кодекса, касающейся дел частного обвинения. Это небольшой круг преступлений: побои, раньше еще была клевета и оскорбление, но сейчас их изъяли из УК и перевели в разряд административных нарушений, но это тоже правонарушения. Здесь есть потерпевшая сторона, хотя в КоАП фигура потерпевшего не так процессуально обозначена, но за клевету и оскорбления все равно наказывает государство, хотя и по Административному кодексу теперь. Поскольку это тоже, хотя и в КоАП, дела частного обвинения, то по смыслу дело не может быть возбуждено без заявления потерпевшей стороны. Такого рода конфликты могут разрешаться без вмешательства официального правосудия.

– Вы считаете шариатский суд приемлемым, только если обе стороны в конфликте принимают эту систему правосудия?

Это одно условие, а второе условие, что это те правоотношения, которые разрешаются в порядке гражданского судопроизводства. Это не тот случай, когда семья убитого и убийца готовы придти к соглашению. В этих случаях шариатский суд не может быть применен. Даже краешком он может затрагивать то, что у нас сейчас отнесено к уголовному праву. Дела частного обвинения вполне могут разрешаться не только по шариату, но любым мировым соглашением, без всякой связи с исламом.

– У этого заявления есть более жесткая сторона. Адвокат пообещал, что если суды шариата не будут приняты, то "мы зальем город кровью". Что, по-Вашему, он имел в виду? Разве это не призыв к насилию, или его угроза?

– Я бы не стал на этом акцентировать внимание. Он уже сам взял свои слова обратно. Но даже и без этого я не вижу здесь никакого экстремизма. При всём вызывающем тоне, которым это было высказано, оно не было призывом залить город кровью. Это его мнение, к каким последствиям может привести то, что, как он считает, не делается в отношении введения шариата на Кавказе.

Здесь я хотел обратить внимание, что даже если сказана глупость или что не вполне корректное, сразу же хватаются за ст. 282 УК. Вот что меня удивляет. Можно сколь угодно возмущенно обсуждать эти высказывания адвоката, который хорошего ничего не сказал. Но причем здесь 282-я статья? У нас на пустом месте разрастается в УК блок антиэкстремистских статей. Их уже там целый десяток вокруг ст. 282.

– Многими это высказывание адвоката воспринято как провокация. Причем теми,кто не склонен злоупотреблять термином экстремизм.

– Я полностью записи высказываний Хасавова не видел. Может быть, в контексте это выглядело более агрессивно. Но та цитата, которая приводится во многих материалах, не должна восприниматься как разжигание межрелигиозной вражды. Я вдел на канале РБК его разъяснение, что он не имел в виду никакого призыва к насилию, а просто предполагал, к каким последствиям может привести сегодня отказ от введения норм шариата.

– Не считаете ли Вы,что в этой ситуации есть доля вины и канала РЕН? Может быть, вообще не стоило пускать в эфир эти высказывания?

– А разве это был не прямой эфир?

– Нет, не прямой эфир. Это были фрагменты его интервью в нарезке.

– Если не прямой, то это, в первую очередь, их вина.

– Как призывы к введению шариатского суда совместить с конституционным принципом светского государства?

– Это, конечно, нельзя совмещать. Совершенно очевидно, что в любой северокавказской республике должна действовать единая общероссийская система правосудия. Но если конфликт между людьми может быть разрешен по обоюдному согласию, то почему им надо это запрещать?

– Тогда какой смысл ставить вопрос о введении шариатских судов?

– С полномасштабным введением системы шариата, конечно же, согласиться невозможно. На сегодня наши московские суды стали похожи на шариатские. Например, судья Иванова, которая принимала решение о заключении под стражу девушек из "PussyRiot", это, по определению о. Глеба Якунина, православный "талибан" в чистом виде.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования