Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Адвокат Надежды Толоконниковой по делу «Pussy Riot» МАРК ФЕЙГИН: «Давление на следствие исходит от руководителей силовых ведомств, администрации президента и отчасти Церкви»


"Портал-Credo.Ru": Какое постановление вынесено в отношении Вашей подзащитной Надежды Толоконниковой?

Марк Фейгин: Вынесено новое постановление о содержании ее под стражей до 24 июня. Срок продлен на период предварительного следствия. Фактически суд не внял доводам защиты и самому существенному из них - относительно ее состояния здоровья, которое мы считаем сопровождающимся головными болями с неясной этиологией. В изоляторе об этом есть достаточно информации. Не было учтено - в соответствии со статьей 199-й - наличие малолетнего ребенка. Об этом в мотивировочной части решения сказано дословно так, что "наличие ребенка действительно является основанием для изменения меры пресечения, но в данном случае иные основания, которые представило следствие, являются более существенными для оставления Надежды Толоконниковой под стражей".

- Вы надеялись на другой исход судебного заседания 19 апреля?

- При наличии политического ангажемента другого я, собственно, и не ожидал.

- Вы говорили о том, что следствие не ведется?

- Мы говорили о том, что следствие за эти два месяца не производило никаких процессуальных действий, которые бы требовали содержания под стражей как меры пресечения для Надежды Толоконниковой. Суд отреагировал на это в мотивировочной части своего решения так: он не считает, что имеет место волокита и затягивание со стороны следствия, которые не меняют процессуального положения наших подзащитных.

-­ Каковы Ваши дальнейшие действия?

- Мы, сторона защиты, будем ждать 24 июня, чтобы иметь возможность вновь представить свои аргументы в суде, не говоря уже о кассационной инстанции обжалования в Мосгорсуде, где мы попытаемся это решение изменить. А также мы намереваемся уже окончательно обратиться в Европейский суд по правам человека, поскольку получили необходимые документы для заполнения его форм. Мы считаем, что нарушены процессуальные нормы статьи 108-й Уголовно-процессуального кодекса и ряд других статей, в том числе и 99-я, потому что при назначении меры пресечения в виде содержания под стражей не были учтены вопросы, связанные с личностью обвиняемой, и мы, сторона защиты, считаем необходимым как можно быстрее изменить меру пресечения.

- Какова, по-Вашему, религиозная составляющая в этом деле?

- Мы понимаем, что оно началось как политическое, собственно, оно и развивается как политическое, поскольку этот общественный фон сильно влияет, с одной стороны, на поляризацию оценок, которая имеет место внутри дискуссионной среды, внутри общества, с другой стороны, власть непосредственно участвует в этом деле. Сторона защиты в этом глубоко убеждена.

Те оценки, которые раздавались первыми лицами государства, фактически являются элементом давления на следствие. Само следствие, не будучи процессуально самостоятельным в данном случае, постоянно полагается на вот это давление, которое исходит от ряда руководителей как силовых ведомств, самого государства, администрации президента, так и отчасти Церкви [Московской патриархии].

- Правда ли, что следствие считает, будто под стражей девушкам будет безопаснее?

- Да, действительно этот аргумент был употреблен. Это уже лежит в качестве ходатайства, эти документы у меня есть на руках. Следователь Артем Владимирович Ронченков, пока мы ожидали следующую обвиняемую, сказал мне еще раз – и это зафиксировано в решении суда – о том, что нахождение их вне пределов изолятора создает угрозу их жизни. Причем в обоснование своего ходатайства следователь говорил о том, что в Интернете раздаются голоса с угрозами в адрес наших подзащитных и что их освобождение может привести к угрозе их жизни и здоровью.

Это просто исключительная вещь, потому что правоохранительные органы вне зависимости от того, где находятся подзащитные, должны обеспечивать их безопасность. Собственно говоря, для чего тогда существуют органы полиции? И если нахождение человека в СИЗО – это единственный способ обеспечить его безопасность, ну, я могу сказать, что у нас очень плохо тогда с правоохранительной системой. Получается, все, кому раздаются угрозы, должны попасть в места лишения свободы или места изоляции.

- Как Вы распределяете обязанности защитников между Вами, Николаем Полозовым и Виолеттой Волковой?

- Я - основной адвокат Надежды Толокно, Полозов - у Марии Алехиной, Виолетта Волкова – у Екатерины Самуцевич. Но мы иногда друг другу помогаем, поскольку процесс сложный и большой объем бумаг.

Беседовал Феликс Шведовский,
"Портал-Credo.Ru"

Фото: rusnovosti.ru


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования