Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Член Научного совета Московского центра Карнеги АЛЕКСЕЙ МАЛАШЕНКО: «Ливия стала уроком для европейской публики, которая непонятно зачем туда залезла и в итоге получила шариат»


"Портал-Credo.Ru": Стало ли шоком для исламского мира убийство Муамара Каддафи – лидера "зеленой" революции?

Алексей Малашенко: Я не думаю, что это вообще произведет на исламский мир какое-то большое впечатление, потому что Каддафи не все любили. Например, в Саудовской Аравии — оплоте ислама — его терпеть не могли. В Египте его тоже не любили. Где любили Каддафи среди арабов очень трудно сказать — я не помню такой страны.

Поэтому все московские крики о том, что "как это ужасно" — это просто непрофессионально. А то, что там сейчас ребята решили устроить шариат — это намного интереснее.

- Во что отсутствие Каддафи выльется в самой Ливии? Говорят, раньше он один мог держать "железной рукой" все эти разрозненные племена.

- Во-первых, я думаю, что они все передерутся между собой. Сам разговор про шариат — это уже начало размежевания. Он, правда, и раньше там уже имел место.

Насколько там сильны исламисты? Они оказались сильнее, чем многие думали. Сумеют ли они консолидировать страну? Очень трудно сказать, потому что Ливия разделена географически, разделена социально — там есть большие города (тот же Сирт), а есть племена, есть аграрная зона, если хотите. При Каддафи существовала общеливийская идеология, но она была в некотором плане советской, потому что сам режим был очень жестким, жестоким, но против него было очень сложно выступать. Теперь, когда Каддафи нет, будет разброд и шатание.

Вопрос о том, можно ли все это консолидировать исламом и шариатом, пока остается открытым.

Поскольку еще жива идея возврата к монархии, а я думаю, что в этом заинтересованы многие арабские режимы, прежде всего, в Саудовской Аравии, то, если будут условия, может быть, будут какие-то попытки предприняты в этом направлении.

- Попытки установления монархии?

- Того, что было до 1 сентября 1969 г., тем более что в Саудовской Аравии живет законный наследник. Я не исключаю, что если там начнутся большие противоречия, о монархии все-таки вспомнят.

- А Ливия не может просто распасться на несколько частей?

- Может. Это не исключено, потому что я сомневаюсь, чтобы в том же Бенгази все начали поддерживать шариат и исламистов. Здесь много разных вариантов.

- Притом бедуинские племена — весьма относительные мусульмане.

- Да. И потом в силу того, что Ливия — большая страна (1 700 тысяч кв. км), всех их солидаризировать попросту не удастся — там ребята достаточно вольные, и нравы там вольные среди бедуинов.

Что точно будет — кумулятивный эффект на Египет, на Тунис и на мусульманский мир в целом, если в Ливии будет строиться шариат. Это будет символ — воевали, воевали, а победили, наконец, шариатисты. Тут может быть какое-то влияние, тем более что эти идеи распространены везде — и в том же Тунисе, и в Египте — повсюду.

- Какой может оказаться роль европейских стран и США в этой ситуации?

- Откровенно говоря, я не знаю, потому что там так много кричали насчет демократии — это была заведомая "липа". Я думаю, что европейцы были заинтересованы в том, чтобы шла нефть, прежде всего. Будет шариат или нет — какая разница? В Саудовской Аравии полно шариата, а все равно там течет нефть.

Я думаю, что это было уроком для всей этой европейской публики, которая непонятно зачем туда залезла и в итоге получила шариат, который все-таки достаточно проблематичен для того, чтобы с ним выстраивать долгосрочные отношения. Я имею в виду радикалов, а не сам шариат — это все же средневековое законодательство.

Так что, я думаю, что все европейцы, которые так активно себя вели, будут пребывать в растерянности. Если нефть пойдет, а она пойдет, то все будет нормально. А как дальше публика себя поведет и не только в Ливии — в Тунисе только что прошли выборы — там посмотрим.

- Какие прогнозы Вы делаете относительно Туниса?

- Трудно сказать. У меня тут материал как раз по Тунису — сторонники секулярного государства говорят, что "мы одни против всех". В общем, эти ребята получат достаточное количество мест, но сколько, я просто не знаю.

- Насколько события в Ливии были предопределены внутренней ситуацией или решающим было все же воздействие извне?

- Все начинается изнутри.

- То есть не было никакого "заговора Запада"?

- Конечно, не было. Они там сами все в ужасе.

- Бывает, что спускают механизм какого-то процесса, не отдавая себе отчета в происходящем.

- Каддафи так давно там сидел, что действительно всем надоел.

Но в обществе был раскол. Во-первых, Каддафи - выходец из Триполитании, а в Ливии была вечная проблема между Бенгази и Триполи. Инициировали конфликт бенгазийцы, потому что он им, с их точки зрения, недостаточно платил денег за нефть. А противостояние было всегда — это было государство с двумя столицами. Я все-таки там сам когда-то немножко пожил. Всегда они ненавидели друг друга.

- Кто же выиграл, в конце концов, от всей этой ситуации?

- Никто не выиграл. У Запада возникли проблемы с нефтью — мало ли кто придет там к власти — они захотят и чего-нибудь перекроют.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования