Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Настоятель Вознесенского храма в Барнауле (РПЦЗ(А)) священник ГЕОРГИЙ ТИТОВ: «Страх – одно из средств управления Московской патриархией»


"Портал-Credo.Ru": Суд обязал Вас не чинить препятствий священникам РПЦ МП для службы в Вознесенском храме, настоятелем которого Вы были ранее, до перехода в РПЦЗ(А). Как Вы реагируете на навязанное Вам "соседство"? Вы продолжаете совершать службы в этом храме?

Священник Георгий Титов: Я в этом храме больше не служу. Предвидя, что у нашей общины отберут храм, мы в Барнауле довольно дёшево купили два соседствующих участка в одном из густонаселенных районов, почти в центре города. Я очень благодарен прихожанам нашего прихода, которые не остались в РПЦ МП, и епископу Верхотурскому Никону, которые помогли нам с деньгами, и дали возможность эти участки купить. На одном из этих участков был неплохой домик, к которому мы пристроили притвор и алтарь. Вот в этом алтаре 9 октября мы служили первый раз. Это было очень радостно, т.к. впервые за полгода после захвата нашего храма я служил в полноценном алтаре. Была возможность ходить вокруг престола. Вот там мы и служим.

По этому поводу меня уже вызывали в прокуратуру и предупредили, что если храм будет доступен для посещения и станет известно, что это здание общественного назначения, то ко мне будут применены санкции. Вы можете даже установить купол и придать ему любые архитектурные церковные формы, предупредили там, но если у вас он будет постоянно открыт, то прокуратура будет рассматривать это как здание общественного назначения с вытекающими из этого последствиями. Дело в том, что по юридическому статусу это садовые участки, и посему мы оставили плодовые деревья и кустарники.

– А если прокуратура захочет Ваш храм прикрыть, а она, конечно, захочет этого, что Вы будете предпринимать?

– В принципе, назначение земли можно изменить. По новому нормативному акту нашей городской думы все земли разделены на три категории: одна, в которой можно сменить назначение земли просто по заявлению; вторая – через комиссию, третья – когда вообще изменить назначение земли нельзя. Мы подпадаем под вторую категорию. Так что надежда есть. Может быть, перед выборами власти не захотят обострять обстановку.

– Почему Вы не стали служить в старом храме? Ведь формально Вам не запретили этого.

– Дело в том, что храм был захвачен у нас насильно. Суд, по заявлению якобы Вознесенского прихода, обязал меня не чинить препятствий патриархийному приходу в пользовании имуществом. Я решение суда выполнил и не появлялся там. Вместо меня туда приехал другой священник РПЦЗ Александр Лузин, который и служил. В одно из воскресений, 3 апреля 2011 года, он сообщил мне о захвате храма. Назначенный туда патриархийный священник в сопровождении милиции и сотрудников частного охранного предприятия "Легион" (символическое название для нашего случая), срезали наши замки и установили новые.

– Сколько человек может принять Ваш новый храм, перестроенный из садового домика?

– Мне кажется, что 100 человек там поместится.

– А сколько сейчас в Вашем приходе людей?

– У нас фиксированное членство и по списку у нас 53 человека.

– А сколько человек в среднем еженедельно в воскресенье приходит на литургию?

– Не меньше сорока человек. Посторонних пока мало, т.к. мало кто знает, что это храм. Вот поставим куполок, тогда посмотрим, сколько народа придёт.

– Что же Вы будете делать, если к Вам всё же применят обещанные санкции?

– Пусть сначала придумают эти санкции. Я тогда обращусь в суд с заявлением в соответствии со ст. 148 УК РФ о воспрепятствовании осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий.

– В будущем Вы собираетесь построить более капитальный храм на этом месте?

– Если существующий обложить кирпичом, то он будет выглядеть волне прилично. Но если у нас будут средства, мы хотели бы поставить храм на более заметном месте в границах существующего участка, чтобы он выходил на более оживленную улицу.

– А на какое число людей Вы тогда будете проектировать храм?

– Человек на пятьсот.

– Вы рассчитываете на такой рост прихода?

– Я полагаю, что с приходом на патриарший престол РПЦ МП Кирилла (Гундяева) раскол неизбежен. В принципе он уже идет: и наш приход, и ижевские священники, и еще масса примеров есть. А у нас на Алтае есть ещё и местная причина для раскола: пока у нас здесь епископ Максим (Дмитриев), народная тропа в наш храм не зарастёт.

– Кто является Вашим правящим епископом?

– Архиепископ Санкт-Петербургский и Северо-Русский Софроний, который живет в Дедовическом районе Псковской области. В Ишимско-Сибирской епархии он является временным управляющим. В самом Ишиме живет викарный епископ Верхотурский Никон, с которым мы тесно связаны. Владыки Софроний и Никон приезжали к нам, служили в нашем храме. Это произвело на наших прихожан исключительное впечатление.

– Вы общаетесь с Вашими бывшими коллегами по РПЦ МП?

– Они боятся общаться со мной. Я точно знаю, что им общаться со мной запрещено. Если об этом узнают в патриархии, то против такого священника будут применены санкции. Страх – одно из средств управления Московской патриархией.

– У Вашего прихода есть какое-либо издание в электронном или бумажном мире?

– Электронное есть. Оно называется "Сайт Вознесенского прихода г. Барнаула Ишимско-Сибирской епархии РПЦЗ". Планируем издавать на бумажном носителе "Вознесенский источник". Может показаться, что на периферии у Московской патриархии практически монополия на православие, а на самом деле её нет.

– С другими православными юрисдикциями, которые не вошли в Московскую патриархию, Вы какой-то контакт имеете?

– Нет. Ранее я в Москве встречался со священниками РИПЦ под омофором Архиепископа Тихона (Пасечника). В личном плане они произвели на меня очень хорошее впечатление. По слухам, один из них перешел в нашу юрисдикцию. Я, конечно, желаю, чтобы все "осколки" объединились и буду рад, если мне каким-то образом удастся в этом деле помочь. Я буду прилагать к тому все усилия.

– Что говорят об этих строениях, в которых Вы в сейчас служите, представители районной администрации?

– Сейчас мы с администрацией не сумели встретиться. Раньше, когда еще храм у нас не отобрали, у меня была встреча в краевой администрации с отделом, который занимается связями с общественными организациями. Встреча была довольно доброжелательная.

– Ваш приход зарегистрирован как самостоятельное юридическое лицо?

– Мы неоднократно пытались получить статус юридического лица в качестве прихода РПЦЗ, но безуспешно. После этого со стороны РПЦ МП последовали силовые действия. На новом месте мы тоже пытались зарегистрироваться, но 12 октября мне пришел из управления юстиции отказ в регистрации. Аргументация такова, что Ишимско-Сибирская епархия РПЦЗ МП ликвидирована. И действительно Ишимско-Сибирской епархии РПЦЗ юридически нет. Мы это дело обдумаем и внесем поправки в Устав.

– Каков социальный состав Вашего прихода? Много ли у Вас молодёжи, интеллигенции?

– Костяк нашего прихода состоит из жителей Научного городка – в основном, это интеллигенция. Их процентов 80. Прихожан до 40 лет – процентов 20. Много у нас кандидатов наук.

– Какое социальное служение ведет Ваш приход?

– Мы пытались сохранить то служение, которое было в прежнем храме. Но у нас сегодня много сил уходит на борьбу. Вот по нашему заявлению работает Следственный комитет Ленинского района и для многих вызов туда – это стресс. Но мы пытаемся социальную работу продолжать. Собираем вещи для дома престарелых, по мере сил стараемся корректировать результаты социального неравенства внутри прихода. Этим летом один предприниматель из нашего прихода, имевший детский лагерь в Горном Алтае, принимал там детей наших прихожан, которые не имели возможности вывезти их из города летом.

– Есть ли у Вас воскресная школа или другие образовательные программы?

– В том храме воскресная школа была. Сейчас физически невозможно начать работу воскресной школы – нет места. Там постоянно идет стройка. На время службы мы выносим стройматериалы из храма в домик. На днях принято решение, что одна наша прихожанка, которая на протяжении нескольких лет вела воскресную школу, Татьяна Петровна Харина, как только освободится помещение, начнет занятия. В школе будет заниматься детей 10-15.

– Какие предметы будут в школе?

– Конечно, Закон Божий, церковнославянский язык и пение, а еще рисование и сценическое мастерство. У нас была в том храме воскресная школа и для взрослых, но сейчас просто стульев не хватает. Но мы постараемся возобновить её и здесь – это очевидно нужно.

Еще одна проблема мешает заняться школой – это оформление документов на владение участками. На один они оформлены, на другой – председатель садового товарищества ставит палки в колеса.

Еще возникли трудности с переводом земли в категорию религиозного или общественного назначения. В комиссию по архитектуре приходили люди из компетентных органов, беседовали и рекомендовали этого не делать. Ранее, до того, как с ними провели беседу, никаких возражений не было. Когда мы там были, заседала комиссия по землям общественного назначения. А пока собралась комиссия по землям религиозного назначения, с ними успели побеседовать, и теперь нам даже перевести землю в категорию общественного назначения не хотят.

Беседовал Владимир Ойвин,
Барнаул–Москва,
Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования