Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Бывший председатель Рогожской старообрядческой общины, отлученный от РПСЦ АЛЕКСЕЙ РЯБЦЕВ: «Человек не может каяться, когда он уверен в своей правоте»


"Портал-Credo.Ru": В первый день работы нынешнего Освященного Собора Русской Православной Старообрядческой Церкви (РПСЦ) рассматривался вопрос о Пасхалии. И в связи с тем, что Ваша позиция отличается от официальной позиции Церкви, на Вас наложили прещение в виде отлучения от Церкви до покаяния. Как бы Вы могли это прокомментировать?

Алексей Рябцев: Конечно, мое отлучение связано не только с вопросом о Пасхалии, но и со всей моей предыдущей деятельностью. Я, видимо, и сам человек не ахти какой удобный, и с очень многими испортил отношения, в частности, с руководством Церкви.

Я очень сильно выступал, например, против повешения лампады в Иерусалиме над порогом Судных врат. Это придуманный порог, никакой такой святыни в природе не существует, то есть и сама святыня придуманная, и то место, на котором они ее повесили, тоже придуманное.

- В Александровском подворье?

- Да. Это чисто языческие развалины. По-моему, археологи уверяют, что это форум императора Андриана. Никакого отношения к христианству, никакой святости они не имеют — скорей всего, это развалины какого-то языческого храма, а они там повесили эту лампаду. Само понятие Судных врат — его в природе никогда не было. Видимо, это запомнили.

Также я выступал против многих людей из-за слишком тесных контактов с РПЦ МП, которые, я считаю, совершенно не нужны и только приводят ко всяким нехорошим последствиям и соблазнам в Церкви.

Несколько раз говорил начальству, что оно вообще не тем занимается и непонятно на что время тратит — есть гораздо более насущные дела, в том числе и хозяйственные. Гораздо важнее взаимодействовать с конкретными чиновниками — в этом и состоит работа руководителя — по чиновникам ходить, знакомиться, общаться. А общение с РПЦ МП ничего не дает, кроме потери репутации. Видимо, мне это все и припомнили. У меня создалось впечатление, что все это было запланировано заранее.

А что касается моего учения, то с ним никто особенно и не разбирался. Я его опубликовал почти в готовом виде где-то год назад. И ни один более или менее грамотный человек с ним не стал разбираться. А руководство вообще ничего не прочитало — ему это неинтересно было. Поэтому когда мы стали привлекать внимание, в том числе и к таким активным действиям, как празднование Пасхи уже по нашим расчетам, то именно за это и уцепились: "Вы нарушили церковную дисциплину, вы не подчиняетесь священноначалию" и т.д. Слышать подобные доводы из уст старообрядцев, которых, собственно говоря, именно в этом и упрекали в свое время, странно... Речь шла о том, что да, они (то есть мы), может быть, правы, но они нарушили церковную дисциплину, не послушались своих епископов тогдашних, а все епископы, мол, были по другую сторону баррикад и т.д. А теперь это у нас происходит. Они никониане внутренне.

- А эти события не могут вызвать раскол теперь уже внутри старообрядческой Церкви? Или у Вас не так много сторонников?

- Сторонников у меня, действительно, не так много — не надо себя обманывать, тем более что вопрос сложный и в нем сходу не разберешься, во всяком случае, года будет мало.

Можно парадоксально сказать, что, если бы это вызывало раскол, может быть, это и хорошо было бы. Я прошу мои слова понимать в качестве парадокса, а не в качестве того, что чем больше расколов, тем лучше. Просто сейчас у нас в стране во всех областях происходит такое мягкое гниение, что любой взрыв эмоций, интеллектуальных споров, какое-то культурное напряжение лучше, чем такое утягивание в болото.

- Вы упомянули ситуацию в стране. Вы читали интервью пастора Сипко нашему Порталу, где он очень резко высказывается в адрес правящего "тандема"?

- Я стараюсь всегда держаться подальше от политических высказываний.

- Я как раз и хотел бы, чтобы Вы сначала прочли это, а потом высказали свое мнение, стоит ли священнослужителю касаться политических вопросов.

- Я сильный сторонник отделения Церкви от государства. Необходимо, чтобы государство не вмешивалось в церковные дела, но в таком случае требуется, чтобы и Церковь не лезла в государственные.

Если кто-то высказывает свою позицию, не как глава религиозной организации, а как гражданин, то это нормально. Но в таких случаях не надо акцентировать, указывать свою религиозную принадлежность. Как гражданин ты можешь высказывать где угодно и что угодно, например, о разных политических партиях — есть соответствующие площадки и т.д. А когда все-таки человек высказывается политически, но при этом акцентирует свою религиозную принадлежность, тут все равно проявляется неотделение Церкви от государства, и это дает повод государству на основании всего этого лезть во внутренние дела религиозных организаций. Но я его не осуждаю — я не читал.

- Одно дело высказываться как представитель конфессии, а другое дело — просто с христианских позиций. Это Вы не считаете возможным?

- По политическим вопросам?

- Да.

- Не считаю — "Богу Богово, кесарю кесарево". Я вообще не верю в то, что христианство может быть государственной религией — как только оно становится государственной религией, оно перестает быть христианством. Это и в Византии произошло, и в России произошло — все рушится: и христианство, и государство заодно.

- Но если человек христианин, у него же не может не быть христианской позиции?

- Христианская позиция должна быть, но она прямо из христианства не вытекает. Из христианства могут вытекать абсолютно разные политические позиции. Разумеется, если человек подонок и подлец, который врет и ворует, то о чем тут разговор — это не о политике речь, а об уголовщине.

Ложь стала символом России так давно и так повсеместно, что глупо обвинять в этом двух человек. Они, наверное, не столько причина, сколько порождение.

- Каковы Ваши дальнейшие действия после Собора? Вы собираетесь покаяться?

- Человек не может каяться, когда он уверен в своей правоте. Зачем я буду в правоте каяться?

- Но было принято соборное решение.

- Когда меня спросили на Соборе, пойду ли я против Церкви, я напомнил, что Церковь — это сообщество не только живых, но и мертвых. И если эти мертвые со мной, то меня текущее большинство не очень сильно волнует. Оставляю их в грехе неведения пока — они действительно ничего не прочитали и ничего не узнали, поэтому говорить о том, что они это делают сознательно, сложно. Но, поскольку им об этом сказали, грех становится более существенным. Пусть разбираются сами с собой.

- А как Вы будете участвовать в богослужениях, в таинствах?

- Сколько бы нас ни было, нас все-таки уже больше, чем двое или трое. А как сказал Спаситель: "Где двое или трое собрались во имя Мое, там и Я среди них". Так что, мы надеемся, что Спаситель нас не оставит.

- А чисто формально?

- Чисто формально: будем собираться и молиться — что тут такого сложного?

- У вас же не будет своего епископа.

- Знаете, у старообрядцев епископа 150 лет не было - и ничего, не пропали.

- То есть Вы не впадаете в уныние?

- Не впадаю.

- И будете свою точку зрения пропагандировать?

- Конечно.

- А при голосовании по Вашему вопросу кто-то был против?

- Да, были против и были воздержавшиеся.

- Если не секрет, какой, примерно, процент?

- Процент не очень большой. Там 107 было "за", а всего было человек 130-140. Воздержавшихся, по-моему, было больше, чем "против", но сколько именно, я не посчитал.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования