Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Президент Института Ближнего Востока ЕВГЕНИЙ САТАНОВСКИЙ: «Будущее коптов в Египте весьма туманно. Не исключено, что его просто нет»


"Портал-Credo.Ru": В Египте очень сложная ситуация — стреляют, льется кровь — состояние, близкое к религиозной войне. Как бы Вы могли это прокомментировать? Какие могут быть перспективы у нынешнего противостояния?

Евгений Сатановский: Ситуация стандартная: закат ближневосточного христианства не мог не включить Египет, где все еще самая большая христианская община. Времена, когда ближневосточное население на четверть состояло из христиан, а в некоторых странах, таких как Сирия, христиан было 40 %, - кончились. И, к сожалению, кончились навсегда. Мы видим, что происходит с христианством в Палестине после Арафата. Мы видим уничтожение христианских общин в Ираке после Саддама.

Как выяснилось, за исключением Израиля, христианское население в странах Ближнего и Среднего Востока существует без погромов, вытеснений, ограблений или уничтожения только в тоталитарных или авторитарных обществах, таких как Иран, как Сирия. И в этом плане прошедший "арабскую весну" Египет не является исключением.

Демократия на Ближнем Востоке означает не права меньшинств, а право большинства уничтожить меньшинство, в первую очередь. В конце концов, евреев же в Египте больше нет — иностранцев больше нет. Кого осталось преследовать для наведения социальной справедливости? Только египетских христиан.

На протяжении десятилетий христиан преследовали, вытесняли из многих сфер жизни, из государственного управления, из армии. Похищения и насильственные переходы в ислам христианских девушек были совершенно стандартными формами общения с доминирующей частью населения. Погромы и убийства, поджоги церквей, теракты, в результате которых те, кто их совершал, при Мубараке отправлялись в тюрьму, после Мубарака оставались на свободе. Ведь те, кто взорвал коптский собор, сегодня остались за пределами тюремных стен. Это не могло не привести к тому, к чему привело.

Напомним, что столкновения коптов с полицией в Каире из-за того, что была уничтожена, по официальной версии, нелегально построенная церковь, не новость. Совсем недавно произошли столкновения из-за коптского собора, с которого сначала заставили снять кресты, а потом потребовали уничтожить купола. К огромному сожалению, будущее коптов в Египте весьма туманно. Не исключено, что его просто нет. Радикальная исламизация, тысячи боевиков "Аль-Каеды", которые проникают в страну через ливийскую границу, неспособность правительства обрести контроль, ярко выразившаяся в потере контроля над Синаем, где с начала года шесть раз взрывали трубопровод, ведущий из Египта в Израиль, а затем в Иорданию, погромы израильского посольства — все это говорит о том, что власти в Египте больше де факто практически не существует.

Христиане, к сожалению, будут платить за это свою цену. Хотя, пытаясь избежать этой участи, лидеры египетских христиан старались продемонстрировать радикальным исламистам более жесткую антиизраильскую позицию, чем сами египетские власти, — они не признавали мира Египта с Израилем. Сегодня это их не спасло.

- Сейчас мнение о том, что далеко не все страны готовы к демократии, получило широкое распространение. В этом смысле некоторые говорят и про Россию…

- Все страны готовы к демократии, только что такое демократия? Демократия — это способ подсчета голосов. Демократия дает легитимную возможность проголосовать за отравление Сократа или за приход к власти Гитлера. Демократия означает возможность демократическим способом установить легитимность Холокоста или геноцида цыган. Демократия — это же не панацея, это не спасительное средство, которое приведет к тому, что общество, которое будет построено в рамках демократии, станет справедливым, честным, порядочным, начнет учитывать интересы населения, защищать меньшинства. В этом плане любое общество готово к демократии, вопрос в том, что они из этой демократии получат.

- А что можно противопоставить такой демократии?

- Демократия западного типа является результатом тысяч лет развития эволюции Европы и тех регионов, куда она распространилась. За это время были пролиты моря крови, были уничтожены миллионы людей, были кровопролитные мировые войны. Я ничего не могу предложить, потому что историю подогнать невозможно. Любые попытки такого рода приводят только к большей крови, к большим преступлениям.

На сегодня никаких шансов на то, что на Ближнем Востоке - где бы то ни было, за исключением таких стран как Кипр или Израиль, в которые государственное устройство просто было перенесено из Европы (на Кипр — из Западной, а в Израиль — из Восточной), - будет что-нибудь, напоминающее современную западную демократию, нет.

Самое близкое к такого рода демократии — это устройство Исламской республики Иран. Политический ислам на Среднем и Ближнем Востоке будет проходить несколько десятилетий прихода к власти. И это будут десятилетия, в рамках которых существует не современная либеральная демократия, а то, что больше всего будет напоминать фашизм, который тоже был частью демократии. Именно это сегодня и происходит в ближневосточном регионе: национализм, религиозная рознь, преследования меньшинств, геноцид, распад государств, гражданская война всех против всех в огромной мере под исламскими лозунгами, а затем гражданская война в рамках исламской уммы: шиитов против суннитов, Порты против националистической империи, которую строит Ахмаденижад, ваххабитов или салафитов против всех неортодоксальных направлений политического ислама, исламизированных племен, вроде проникнутых идеологией талибана пуштунов Афганистана, против всех остальных.

Это то, что нас ждет на Ближнем и Среднем Востоке в ближайшие два-три десятилетия. Непонимание этого и нежелание этого понять, разумеется, является характерной чертой наших западных коллег — политологов США и Европы. Но что поделать — надо меньше смотреть детские фильмы производства Голливуда. В конце концов, Дисней занимается развлечением детей и подростков, а не реальной жизнью, которая гораздо грустнее.

- Но какое государственное устройство можно реально предложить этим странам, чтобы там не было таких кровопролитий?

- Предлагать какие-либо вещи бессмысленно, глупо и наивно. Это из идей цивилизации белого человека о том, что индейцу надо только что-нибудь предложить, а он это купит и "будет ему счастье" — абсолютная чепуха! Ближний и Средний Восток выстроился так, как выстроился, и пройдет тот путь, который пройдет, прольет ту кровь, которую прольет. А уж что это будет — мы можем об этом говорить, но футурологические сценарии пусть предлагает кто-нибудь другой — есть масса политологов.

- Я имел в виду не умозрительные предложения, а какой путь видите Вы?

- Оккупацию. Ничего другого, кроме тотальной оккупации, неспособно остановить эволюцию резни. Вы видите хоть одну страну, которая способна оккупировать Ближний и Средний Восток? Может быть, на это могли быть способны Китай вместе с Индией, только им это зачем нужно?

- То есть, с Вашей точки зрения, мы в страшном тупике?

- Мы не в страшном тупике, мы находимся на пути истории. История прокатывает через нас, исходя из собственных законов, ее совершенно не волнует, нравятся нам или нет мировые войны или геноциды, гражданские войны или погромы. Чего мы хотим — это последнее, что кого-либо интересует в той сумме факторов, сумме слагаемых, которая приводит к той или другой ситуации.

- Какие Вы видите перспективы в Ливии? Чего там можно ожидать?

- Ливия — это уже гражданская война, это распад. Распад этот может быть разным. Это может быть распад по племенному признаку, по принципу Сомали, может быть гражданская война по принципу арабы против берберов как в Алжире, может быть распад по территориальному принципу - как в Ираке, может быть афганский вариант — борьба против всех. Какая разница, какой вариант изберет для себя Ливия? Я не вижу там ничего позитивного, я вижу порядка 10 тысяч ракет, которыми можно сбивать не только гражданские, но и военные вертолеты и самолеты... Я вижу достаточно серьезные утечки материалов, связанных с химическим оружием, я вижу серьезную ситуацию, связанную с тем, что были найдены целые склады оборудования, имеющего отношение к ядерной программе. Мы не знаем, что, куда и как ушло с этой территории.

Я вижу все, что угодно, кроме демократии и того, о чем говорят наши западные коллеги, которые, надо сказать, плохо понимают, что они натворили, поддержав "Аль-Каеду" против, безусловно, нехорошего человека - эпатажного политика Муамара Каддафи - во второй раз. Когда в Афганистане "Аль-Каеда" стала результатом усилий ЦРУ и пакистанской спецслужбы, которые приготовили ее против советских оккупационных войск, то за это Запад заплатил 11 сентября.

- То есть там тоже ничего хорошего ждать не приходится?

- А почему где-то должно быть что-то хорошее? Строго говоря, почему вообще вмешательство во весь этот "холерный барак" должно к чему-то хорошему привести? Вмешиваться в гражданские войны на стороне радикальных исламистов и ждать, что они будут вам благодарны, — об этом Лафонтен все уже написал — "змею не надо пригревать на груди".

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования