Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Независимый журналист, правозащитник МИХАИЛ СИТНИКОВ: «Синодом РПЦ МП произведен ремонт стен, которые стали сыпаться во время покраски потолка»


"Портал–Credo.Ru": Открывая проходившее 5-6 октября 2011 года заседание Священного Синода РПЦ МП, Патриарх Кирилл назвал его "переломным". Какой же перелом ознаменовали известные теперь решения Синода?

Михаил Ситников: Вопрос немного "провокационный", по-моему. Потому что единственная ассоциация, которая возникает в связи с авансом Патриарха насчет "переломности" очередного заседания, это передовица в былых советских газетах. Там каждый пленум, помнится, был или "решающим", или "переломным", не говоря о годах и пятилетках, растянувшихся на десятилетия. Вот и в данном случае уже после окончания заседаний, судя по опубликованным решениям церковного органа, ничего нового, что выбивалось бы из ожидаемой канвы административного шаблона, обнаружить не удается.

Ведь и раньше было понятно, что, в соответствии с аппаратной логикой, по которой существуют любые власти и живет любая бюрократия в нашем отечестве, взявшись выстраивать внутрицерковную "вертикаль", руководство будет следовать ей до конца. В эту логику полностью укладываются практически все мероприятия, предпринятые нынешней группой власти в РПЦ МП во главе с Патриархом Кириллом – от сотворения нового приходского устава до ускоренного размножения архиереев. Ну а теперь, для того, чтобы каким-то образом оптимизировать управление всем этим хозяйством, новоиспеченных и прочих иерархов следовало сгруппировать в своего рода "батальоны". Значит, надо организовать митрополии, где аналогично региональным светским властям ответственными непосредственно перед Патриархом кадрами будут их главы.

– Вы говорите о совершенно естественных организационных мерах, которые давно апробированы, оправдали себя где угодно, и Патриарху, как грамотному администратору, совершенно незачем изобретать велосипед…

– В плане администрирования? Разумеется. Но, оговорившись насчет логики, я имел в виду немного другое – другой уровень ее применения. Дело в том, что любая – подчеркиваю, любая – наша власть, её персоналии с самого верха и до самого низа, совершенно независимо от того, клерикальная она или светская, никогда не направлена на то, чего от неё следовало бы ожидать. То есть руководители и их окружение не озабочены всеобщими перспективами, не заинтересованы в общем будущем. Они так же, как все нормальные ординарные деловые люди, живут "здесь и сейчас". Поэтому основной задачей персонажей такой власти является постоянное выпутывание из сложностей ситуации, которая существует на каждый данный момент. К этому, в общем-то, и сводится вся задача, так сказать, управления и "правления". Тогда, как реальные проблемы не решаются: от них увиливают, их замалчивают или обходят.

Эталоном цели во власти является ее собственное благо, в смысле благо ее персоналий или групп. Вот об этой логике я говорю. У нас в России она достигла признания, наверное, задолго до советской власти, а в процессе соцстроительства – и расцвета, после которого до сих пор продолжается очень медленно угасающее движение по инерции.

Церковь как административное детище совдепии - сегодня единственная структура и громадный комплект кадров, на которых меньше всего отразилось воздействие внешних факторов. Этим, кстати, можно в какой-то степени объяснить и особую "симпатию", которую стали испытывать руководители светской власти к РПЦ МП, как только начался разворот к реваншу тоталитарной системы. В этом смысле, нынешним светским руководителям у Церкви есть, чему учиться.

– Мы как-то ушли от темы Синода…

– Не так далеко, как кажется. Потому что решения последнего синода – все эти новые епархии, а главное – митрополии - не какой-то шаг вперед или, как это уже успели определить, "начало новой системы управления". Это больше похоже на всего лишь латание дыр, которые неизбежно должны были образоваться при растягивании церковного администрирования на всю страну посредством увеличения количества епископов. Ведь, если говорить фигурально, то теперь их в стране стало столько же, сколько когда-то протопопов было. И если совсем недавно можно было их посредством управлять Церковью, то теперь ими самими требуется управлять. А это, надо думать, будет посложнее, чем управлять простыми клириками. В результате получается, что "выпутывание из ситуации", о котором я говорил, представляется в виде некоего "новаторства".

При этом нововведение-то, конечно, есть – митрополии же созданы, а, вот, в сущности – все осталось, как было, потому что просто произведен ремонт стен, которые стали сыпаться во время покраски потолка…

– То есть, по-Вашему, ничего нового Синод самой Церкви не принес?

– Нового для Церкви, думаю, не принес. Как, впрочем, и многие другие меры, предпринятые церковным руководством за последние годы. Другое дело, что много нового все эти меры принесли религиозной организации РПЦ МП и светской власти. Причем, здесь не стоит измерять реальный эффект от этого по шкале "плохо-хорошо". Просто происходит вполне естественный процесс– один из многих, развитие которых отвечает хорошо известным закономерностям. Как у любого процесса, в эксперименте с искусственным адаптированием религии к исполнению идеологической роли должны быть предпосылки, начало, время жизни и конец. На каком этапе находится этот процесс в случае с РПЦ МП, говорить "под руку" не будем, это неэтично. Но, вот, к тому, что Кураев недавно сказал, прислушиваться православной структуре поздно, потому что процесса уже не остановить. Хотя и стоило бы…

– Что Вы имеете в виду?

– Я не скажу точно, при каких обстоятельствах и кому о. Андрей это говорил, но суть в том, что всю эту суету с дроблением епархий ради усиления епископского контроля он назвал путем, ведущим в тупик. И прошелся по принципу пресловутой "вертикали", для вытягивания которой и был затеян этот процесс. Опять же, не помню дословно, но смысл такой, что усиление "вертикальной власти" по нашему опыту приводит к тому, что всё, на что она опирается, становится аморфным…

– Каковы, по-Вашему, перспективы такой церковной стратегии?

– Я бы не сказал "стратегии" – "политики", скорее всего. Если вы имеете в виду все это транспонирование роли клириков на уровень иерархов, то если вспомнить, как смешно оправдал это протоиерей Владимир Вигилянский тем, что нам надо сделать, как в Греции, где свой епископ в любом городе есть, оно само за себя говорит. Ну, а если говорить о перспективах РПЦ МП, как религиозной организации, политически сотрудничающей с властью, то давно трудно сомневаться, что они обусловлены будущим ее нынешнего партнера. Что бы там ни происходило с властью завтра и послезавтра, официальная православная Церковь разделит с ней ее судьбу. Но Церковь-"Экклесиа" здесь, конечно, не при чем…

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–Credo.Ru
"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования