Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Первый заместитель главного редактора радиостанции "Эхо Москвы" СЕРГЕЙ БУНТМАН: "Слушатели делятся на две категории: либо совсем не интересующиеся религией, либо считающие, что и так все о ней знают"


"Портал-Credo.Ru": Почему, по Вашему мнению, религиозная тема как-то не особо интересует "Эхо Москвы"?

Сергей Бунтман: Мы несколько раз пытались сделать и религиозную рубрику, и религиозные передачи, и серии. Мы находили собеседников, но, странным образом, — для меня это странно — у нас очень скоро пропадал интерес слушателей, исчерпывались темы, если они были не исторические, не политико-социально-религиозные, не новостные, а если это были сугубо религиозные темы — сущностные. И это при разнообразном многоконфессиональном характере действительно достойных собеседников.

Мы не хотели проповеди сугубо религиозной, но и не боялись этого никогда.

Единственное, что у нас получилось — это серия о положении разных религий и конфессий в Москве. Маленькими сериями получалось и, может быть, и будет получаться, как у нас сейчас идет маленькая серия более просветительского характера о традициях и праздниках. Выпуски из этой серии у нас выходят по воскресеньям утром — маленькие кусочки. С разным успехом, но, мне кажется, они важны. Очень не хватает первоначальных знаний о разных религиях и разных конфессиях.

- Я об этом и хотел спросить. Такая вялая реакция Вашей аудитории на эту тему связана с тем, что либеральная аудитория "Эха Москвы" далека от религиозных интересов? Или с тем, что у нас нет профессиональных журналистов, нет традиции подачи этой темы в интересной для светской аудитории форме?

- Мне кажется, что у нас очень мало профессиональных слушателей. Это не к тому, что у нас плохой народ, но чаще всего бывает так: человек, скажем, арелигиозный, для которого религиозное сознание находится на периферии, мало интересуется религией, его волнует только политическая или социальная составляющая.

Человек же религиозный считает, что, во-первых, он и так все знает. Во-вторых, что он получит важные знания в своей Церкви или в своем храме, или у своего духовного пастыря (любой религии или конфессии). "А о других я знать не очень хочу", - полагает он. Например, когда мы представляли католическую Церковь и разные протестантские религиозные сообщества, первая реакция аудитории была очень хорошая: "Как все интересно! Надо же, они не совсем еретики!"

Мы предлагали наиболее часто задаваемые вопросы, как в одной хорошей тоненькой православно-католической книжке. Оказалось, надо же, они не все фармазоны, и не все моське поклоняются! Это хороший фактор знакомства, который на долгой дистанции просто не выдерживается.

- Существуют ли на "Эхо Москвы", условно говоря, запретные темы или запретные интонации, касающиеся религии? Возможно ли представить себе критику, например, Патриарха Кирилла, разоблачение церковного бизнеса и прочее? Есть такие прецеденты?

- Конечно.

- Я заметил, что когда речь заходит о Патриархе, все-таки вы придерживаетесь максимально осторожного тона, не такого как в случае, если речь идет о каких-то других политиках.

- О политиках может быть, но ведь все зависит от человека, от комментатора.

- Специального пиетета редакция не питает?

- Специального пиетета - нет. Нам самое главное, чтобы был факт, чтобы было обосновано, чтобы было как можно меньше ни на чем не основанного мнения. Мнение может быть только после факта. Если есть факт выступления, речи на каком-нибудь из Соборов или других собраний, тогда и есть что комментировать.

Потому что, конечно, нельзя воспринимать некритически высказывания политические и социальные, которые были, например, у Кирилла. Ведь до того как он стал Патриархом, их звучало множество.

Конечно, у многих людей есть желание увильнуть, и, мне кажется, что не уважение, а сверхпиетет — и у политиков очень многих — возникает от невключенности в эту жизнь, от того, что она не совсем своя: "Что-то там, но лучше я не буду это трогать, а, может, так у них и полагается". И это "у них" говорится не о чем-то экзотическом, а о "родном", тысячелетнем православии.

У нас такие же с исламом странные в обществе отношения: или "как бы кого не обидеть", или начинается что-то типа романов мадам Чудиновой.

- Или штампов типа "исламский терроризм, исламский экстремизм" — все это может быть почему-то только "исламским"...

- Есть исламский терроризм и исламский экстремизм, но это не весь на свете терроризм. Исламский не обязательно терроризм, а терроризм — не обязательно исламский. Сохранять вот такой трезвый, нормальный подход, как и ко всему остальному, конечно, нужно.

Честно говоря, я никогда не стеснялся комментировать религиозные темы. И я понимаю, что как человек другой конфессии, как католик, например, я, может быть, иногда упоминаю странные для меня социальные и политические высказывания РПЦ, но все свои недоумения по поводу чрезвычайно, на мой взгляд, неуклюжих и провальных выступлений Бенедикта XVI я также выражал сразу, как только получал эти сведения.

- Ну да, здесь Вы имеете право, поскольку это Ваша Церковь, а когда Вы говорите что-то критическое о Московской патриархии — это будет интерпретироваться так, что человек другой веры, другой конфессии ведет себя некорректно. Это сразу приобретает оттенок межконфессиональных разногласий.

- Знаете, если мы будем ориентироваться на то, как и что будет интерпретировано, тогда мы все можем, что называется, "повесить микрофон в чулан" и уйти.

Беседовал Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования