Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Главный кривэ (жрец) литовской общины балтской религии «Ромува» ЙОНАС ТРИНКУНАС: "Церковное руководство побаивается нас"


 Йонас Тринкунас и его жена, Инея Тринкунене, недавно посетили Москву, чтобы принять участие в научном семинаре "Древнейшие верования балтов и славян: схождения, параллели, различия", о котором сообщал Портал-Credo.Ru.

Кроме семинара, на котором Йонас выступил с докладом "Языческие движения в балтийских и славянских краях в ХХ в.", он принял участие в научных мероприятиях в Институте Этнографии РАН, а также прочитал лекцию студентам РГГУ.

В перерыве между научной деятельностью Йонас и Инея по приглашению русских единоверцев посетили музей-заповедник Коломенское, рядом с которым, в Волосовом овраге, как известно, находятся пользующиеся широкой популярностью в различных кругах, от хиппи до православных, "священные камни" - Конь-камень, Девий камень, а чуть подальше археологический памятник - Дьяково, или Чёртово, городище.
Йонас Тринкунас любезно согласился дать интервью корреспонденту
Портала-Credo.Ru.

Расскажите, пожалуйста, об истории вашей общины "Ромува". Как всё начиналось?

Началось всё приблизительно 35 лет назад. Первый свой праздник, древнелитовский праздник Росы, праздник летнего солнцестояния, мы организовали в 1967 году, в нашей первой литовской столице, в Кирнове, что в 50 километров от Вильнюса, и с этого началось наше движение, туда включалось всё больше молодёжи. Что мы делали: мы участвовали в экспедициях, записывали народные песни, пели их, изучали, изучали разные обряды, обычаи записывали, и тогда мы организовали общество Ромувы, которое тогда называлось краеведческим обществом, но само название указывает на наши религиозные устремления, потому что Ромува была исторической духовной столицей балтов. Она находилась на территории современной Калининградской области, там в то время был центр балтских земель, и там же было главное святилище. Под дубом горел вечный огонь, возвышались три божества. Потом всё это было разрушено крестоносцами.

После того, как образовалось и начало разрастаться наше движение, к нему стало присоединяться много молодёжи, но приблизительно в 1972-1973 году всё это было разгромлено. Нас остановили эти органы КГБ и Компартии, были разные репрессии, и с того времени приблизительно 15 лет мы жили как бы в ожидании.
Участвовали в разных фольклорных мероприятиях, имели свои ансамбли, но вот, наконец, произошли эти долгожданные изменения, перестройка, у нас появилось независимое государство, и тогда мы опять восстановили Ромуву, зарегистрировали нашу общину как религиозную, и с того времени идёт наша религиозная деятельность.

Так как наша религиозная деятельность основывалась на фольклоре, мы считаем фольклорные песни нашим фундаментом, и наши священные писания и есть эти народные песни, мы изучаем их, а также всю символику, значение всего этого, а также мы имеем свою философию, свои ритуалы, которые основываются на народной традиции.

 Теперь наше движение в пределах Литвы достаточно сильно расширилось, появились общины в разных городах, таких, как Вильнюс, Каунас, Паневежис, Варена и другие места.

В сельской местности тоже идёт активная работа, а что значит работа – местные священные места, где в прошлом находились языческие капища, камни, или источники воды, всё это мы восстанавливаем, украшаем, охраняем, исполняем там свои ритуалы.
Каждое лето, в августе, у нас бывает летний лагерь, в этот лагерь приезжает очень много людей, в том числе из других стран, эти лагеря можно назвать международными, там бывают гости с Запада, с Востока, из России, из Польши. Эти лагеря очень популярны, в них принимает участие несколько сотен человек, и они продолжаются целую неделю, там каждый вечер проводятся какие-либо ритуалы, празднества, днём  - экскурсии, мы посещаем наши священные места, которых довольно много, в том числе и в нашей округе. Это 80 километров от Вильнюса на север, и в основном в этих мероприятиях участвует молодёжь. Наши ритуальные и праздничные одежды – это одежды средневековья, языческого балтского средневековья – 10-12 век. Эти древние украшения и эти одежды мы считаем праздничными, ритуальными. Какие мы песни исполняем – это наши обрядовые песни из живой народной традиции. Мы подбираем те из них, которые подходят к конкретным ритуалам.

Мы выпустили несколько компакт-дисков.

Один из них – "Ритуал Огня", где есть описание того, как мы проводим этот ритуал, какие мы исполняем песни, какие слова говорятся.

Второй CD – "Гимны Перкунасу", нашему главному богу, он, кроме гимнов, включает в себя описание на двух языках - литовском и английском.

Сейчас мы уже закончили и подготовили к выпуску третий диск – "Зимние песни", там уже употребляем и электронную музыку, и то, что в итоге получается, очень нравится молодёжи.

Мы имеем свои издания, выпускаем свои журналы, книги, не очень много, но всё-таки можно сказать, что есть у нас и свои "печатные дела".

Если я правильно понял,  вы стояли у самых истоков этого движения?

Да, я был у самого начала этого движения, в 1967 году, когда был этот праздник Росы, и я там был активистом, я только что закончил университет, филологический факультет, это было в 1965 году, и стал активным участником движения. В 1973 году я уже был аспирантом в университете, я писал работу по балтской религии, но меня, так сказать, репрессировали, то есть выгнали из университета без права работать в этой области где-либо. Последующие 15 лет я сменил много различных работ – я был каменщиком, делал каменные памятники, занимался росписью по дереву, и вот так 15 лет я скитался по деревням.

Потом, уже в 88-89 году я опять вернулся к научной работе, а теперь уже приближается пенсионный возраст, и заканчивается и этот жизненный период.

Сейчас очень много критики, много претензий направлено на попытки заявить о язычестве, этнических религиях, и они основаны прежде всего на том, что все эти традиции были полностью уничтожены и нет возможности сейчас получить передачу, или посвящение, т.е., что все эти попытки – искусственный новодел.
Во всех легитимных традициях существует т.н. передача, или посвящение. Как вы смотрите на эту проблему?
И если вы отделяете себя от неоязычников, то по каким параметрам?

Это очень важный вопрос.
Неоязычники – это те, кто конструируют своих богов, свои ритуалы, слепливают их из разных традиций, творят что-то новое.
Вообще, надо признаться, их идеи неплохие, в каком-то смысле, но, конечно, они не очень традиционны, может быть, совсем не традиционны, но, в тоже время, их идеи – всё-таки языческие, я с этим согласен.
Но мы, например, что мы делали: мы основывались на живой традиций обрядов, живой фольклорной традиции, это то, что живо, то, что дошло до наших дней, так что наша деятельность, наша "Ромува" - в ней очень мало этих новых конструкций, можно сказать, что если мы что-то и конструируем, то из этих настоящих живых обрядов. Мы, может быть, осмысляем их заново, но весь основной материал – традиционный, так что если кто-то считает, что наше слабое место – отсутствие традиций, так я с этим не согласен, сам я считаю себя принявшим эту народную традицию, и песнопения, и исполнения ритуалов, всё основное я перенял, так что я ничего не выдумал. Поэтому я считаю, что мы продолжаем эту традицию.

Известно, что во WCER – Всемирный Конгресс Этнических Религий, входят, кроме вас, греки, славяне, индусы. По чьей инициативе он был создан, и насколько успешной вы считаете его деятельность?

Первый конгресс состоялся в 1998 году, мы объявили в Европе и Америке об этом, пригласили всех принять участие, на нём было даже несколько людей из английской Pagan Federation, и были даже споры поначалу, т.к. они хотели нас присоединить к себе, но мы сказали, что мы имеем свои традиции, и мы не желаем стать просто членами Pagan Federation. Мы считаем, что это именно неоязыческая организация, а мы всё-таки обращаемся к тем, которые связаны прежде всего с традиционными культурами.
На данный момент во WCER есть около 15-ти членов, в основном из европейских стран.
Съезды конгресса ежегодные, а следующий состоится в мае месяце 2004 года в Греции.

Насколько плодотворно развивается ваше общение со славянскими "коллегами"?
Я знаю, что вы поддерживаете отношения с такими известными в языческих кругах деятелями, как Антон Платов и Илья Черкасов?

Да, мы общаемся с ними. Антон Платов посещал нас 2 года назад, Сперанский наш хороший друг, в этом году у нас были люди из общины "Славия", Александр Пецков, здесь присутствующий. У нас c ними есть общий язык, хорошее сотрудничество. Также мы дружим с Вадимом Казаковым из Калуги, главой ССО ("Союза Славянских Общин"), и хотя он и не присутствовал на наших съездах несколько последних лет, мы поддерживаем общение с ним по Интернету.

Как вы думаете, есть ли какие-то перспективы этого союза, на фоне этнического, традиционного взаимопонимания, с одной стороны, а с другой - политической конкуренции и недопонимания у русского и литовского народов?

Вы знаете, я постоянно твердил о том, что все эти политические аспекты должны отсутствовать в нашей деятельности и в нашем сотрудничестве. Потому что политика – это то, что изменяется постоянно. Нет какой-то стабильности, в отличие от этнической традиции, которая создавалась тысячелетиями.
 А политика постоянно меняется. Я знаю немало различных групп, которые связывались с политикой, и через некоторое время они терпели крах. Например, поляки – они включились в политику, и на них тут же напали все СМИ – дескать, "язычники рвутся к власти". Какой там шум поднялся!
Я им говорю - "Зачем вы туда лезете?!" Они сразу же очутились как бы на сцене, и все, кому ни лень, выбрали их объектом для своих нападок.
Политика не должна здесь вмешиваться.

Известно, что даже в литовском парламенте у вас есть свои единомышленники.

Да, у нас в сейме есть четверо наших доброжелателей. Они не являются какими-то очень важными персонами в нашей Ромуве, но они наши доброжелатели. Они стараются как-нибудь помочь нам, например, если где-либо возникают какие-то дискуссии, они защищают нас, но мы не считаем, что мы благодаря этому участвуем в какой-то политике.
Они, конечно, входят в какие-то партии или блоки, но это не связано с нашей общиной.

Как складываются ваши отношения с обществом?
Как вас воспринимает широкая общественность, религиозные круги, СМИ?

Общество относится к нам очень положительно. Что насчёт церковного руководства, думаю, что оно побаивается нас. Пару лет назад в наш адрес было несколько грозных заявлений, но мы никак на это не отреагировали, к тому же мы не занимаемся никакой борьбой с церковью, или с христианством, и я думаю, что они это оценили, и теперь почти нет каких-либо конфликтных ситуаций.

То есть никаких прецедентов, подобных российским, вроде сожжения языческих капищ, идолов, или, наоборот, христианских крестов, в Литве нет?

Мне известны некоторые группы российских язычников, которые активно проводят агрессивную политику по отношению к христианству и церкви, но я это не поддерживаю, этого не нужно делать. Потому что таким образом мы сами себе затрудняем жизнь.

Вы единственное движение или группа язычников в Литве?

На данный момент – наиболее широкое движение. Есть группы поменьше, но они более изолированы, и сплачиваются, как правило, вокруг своих лидеров. Но наше движение имеет наиболее широкий охват.

А насколько и как "Ромува" организована внутренне?

У нас в общине демократия. Каждая группа живёт и действует по собственному усмотрению. Главное, что они признают наш устав.
У нас есть Устав, и в нём кратко изложено наше религиозное учение, и если они это признают и принимают, то этого достаточно. В остальном они могут действовать по своим возможностям и склонностям. Ещё есть круг вайдилов, жрецов, который регулярно собирается и обсуждает все насущные вопросы.

Какими вы видите перспективы вашего движения в Литве и этнических движений в мире в целом? Есть ли у них, на ваш взгляд, шанс набрать такой же вес и популярность, как и у традиционных религий – христианства, ислама, буддизма?

Я думаю, что главное есть одно – это терпеливость.
Если мы, в переносном смысле, разумеется, смогли бы подождать 600 или 700 лет, мы, конечно, были бы оптимистами. Ведь прошло именно столько с тех пор, когда наших предков-язычников разогнали и запретили им исповедовать свою веру, а сейчас всё возвращается. Это такая оптимистическая ситуация, когда мы можем спокойно, без всякой иннервации жить и трудиться так, как теперь, и пройдут ещё сотни лет. А какие формы всё примет в будущем, я не решаюсь прогнозировать. Лично я настроен оптимистично.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования