Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Лидер «Движения против насилия», член Московской Хельсинкской группы СЕРГЕЙ СОРОКИН: "Наступило время размышлений – или ждать, пока всех в армии поубивают, или все-таки что-то делать"


- После десятилетнего спора об альтернативной гражданской службе (АГС) президент Владимир Путин принял решение и подписал указ от 21 июля 2003 года N793 "Вопросы организации альтернативной гражданской службы". Как Вы считаете, теперь призывникам, желающим реализовать свое конституционное право на отказ от военной службы по религиозным или иным мотивам, будет легче?

 Сейчас я занят противостоянием широко распространенной в Российской Федерации точке зрения, что закон об альтернативной службе очень плохой. Я постоянно утверждаю, что он не очень плохой. Во-первых, нынешний закон легко позволяет защитить себя от прохождения службы в войсковых частях - если уж человек не хочет военной службы, то он и альтернативную не будет проходить в войсковой части. По этому пункту сразу начинают со мной спорить, но как только призывник получает решение, что он должен отправиться в какую-то войсковую часть, он этого не выполняет, и ничего с ним не будет. Мы это решение комиссии будем точно так же оспаривать, как и во все предыдущие годы. На основании того, что с ним должен быть заключен трудовой договор – это же в законе написано, а с войсковой частью ведь не подпишешь трудового договора.

 И второе, о чем говорят многие наши общественные организации: там написано, что военком направляет гражданина к месту прохождения службы. И слово "направляет" большинство понимает так, что якобы военком сам решает, куда направляет. А на самом деле решает-то не военком, решение принимается комиссией в дискуссии с самим призывником: хочешь, не хочешь, можешь, не можешь – всякие там еще условия. Слово "направляет" имеет здесь чисто техническое значение, что он деньги на дорогу выписывает. Но многие, в том числе и "Солдатские матери", так трактуют это слово, что, мол, за наших призывников все решат. Ничего подобного – никто за них не решит. Все свои права они будут на призывной комиссии отстаивать – и в течение полугода от призывной комиссии до отправки. У нас же в законе эта смешная конструкция, что полгода должно пройти от обсуждения до собственно отправки. И в это время  решается, какое место, где ему лучше, - пожалуйста, звоните друг другу, приглашайте на встречи, обдумывайте.

 Уже эти два пункта гарантируют, что мы себя от многих отрицательных моментов сможем отстоять. Потому что следующим пунктом идет зарплата. Если будет зарплата в трудовом договоре меньше прожиточного минимума, а в законе есть фраза, что призывник, который идет на альтернативную службу, не должен нигде подрабатывать, - человек, который идет на минимальную зарплату в шестьсот рублей, может по теории еще в четырех местах подработать, - он может на самом деле еще в пяти местах работать, это не важно, но мы это по закону обжалуем, поскольку ему предписано больше нигде не работать. А если не подрабатывать, то он процентов на тридцать-пятьдесят должен получать больше, чем прожиточный минимум, и поэтому с суммой зарплаты в три тысячи рублей мы соглашаться не будем. Это будет еще целый ряд споров в суде, которые предстоят после апреля 2004 года.

 - В интервью, опубликованном газетой "Новости Пскова", начальник второго отделения Псковского городского военкомата подполковник Андрей Анкудинов заявляет: "На данный момент у меня на столе два обращения от юношей 18 и 19 лет. Но в связи с тем, что закон вступает в силу только с 1 января, эти псковичи не подпадают под его действие". Как же сейчас подавать заявления, если право на АГС, по его словам, "может быть реализовано только с 1 октября 2004 года"?

 Правильно, в апреле 2004 года военкоматы только столкнутся с проблемой приема заявлений. Я сейчас так и говорю тем, кто подает заявление на альтернативную службу, что до октября 2004-го вы уж точно никуда не попадете. Им еще и защищаться пока не придется - ведь до октября, как говорится, эта махина еще не двинется с места.

 -  Но их не призовут в армию?

 Конечно, не призовут. Просто в апреле никому нельзя будет отказать в приеме заявления. Сейчас же отказывают всем со ссылкой на то, что закон вступает в силу в 2004 году, - поэтому вот тебе решение: иди в армию. И мы с призывником сейчас формально должны начинать судебную процедуру. Но я стараюсь ее ничего не начинать, он "тихой сапой" не идет, и они ничего не могут сделать, потому что все упирается в прокурора, а прокурор дело заводить отказывается. 

 Есть у меня призывник в Можайске, я его не видел в лицо, мы только в Интернете переписываемся. Он в прошлый призыв, в мае, отнес заявление на альтернативную службу. Можайский военком, конечно, прыгал, источал пену, но потом все равно дело пришло к прокурору, а прокурор сказал: нет. И все отложилось до октября. Он пишет, что в октябре ему снова прислали повестку, он снова зашел к военкому, военком снова на него орал, но взять-то в армию его все равно нельзя. Военком с ним даже на областную призывную комиссию не ходит, только кричит, иди на комиссию, а тот отвечает, не пойду. Правда, он живет в Москве, а числится в Можайске. Два раза за год явился в военкомат, помаячил там, получил решение и уехал обратно.

 Поэтому никакого судебного процесса начинать сейчас не надо. Даже не надо обращаться. Я ему только пишу, ты сдай заявление [на АГС], и оно сработает. К сожалению, таких мало. Пишешь человеку: сделай так и так, а он начинает мандражировать и в результате говорит, что ничего не сделал. Как же мы тогда будем работать? Это ведь вопрос смелости и адекватности действий, сделай действие значимое, и тогда все будет видно.

 Вот,  как пример, забавный случай. Есть у меня Роман Егоров, отказчик шестилетней давности, тоже, как и многие другие, из Свидетелей Иеговы. И суд один у нас уже был. В середине октября он снова получил повестку прийти в военкомат, - и пришел, чтобы опять сказать про альтернативную службу. И слышит такую фразу: мы вам не можем дать альтернативную, потому что вы не 86-го года рождения. И откуда они это взяли? Просто 2004 отнять 18 будет 1986. Они считают, что для того, чтобы мозги полоскать, все средства хороши. Им надо как-то человеку отказать, вот они и придумывают такие вещи. Но если бы он был 1986 года рождения, вы бы его сейчас и не призывали, он еще не подлежит призыву.

 - Кстати, в этом же интервью говорится: "Комиссией будут рассматриваться ссылки только на те религиозные общины, которые официально зарегистрированы в государстве, начиная от православных и заканчивая буддистами. Но и здесь надо получить письменное подтверждение, что служба в армии противоречит канонам исповедываемой вами веры. Насколько я понимаю, к православию это не относится, хотя официально такого ответа из патриархии в Минюсте пока нет". Ну, ответят, как уже заявил митрополит Кирилл в недавнем интервью, что "Церковь не запрещает своим чадам участвовать в боевых действиях", - и что тогда, православная молодежь лишится права на АГС?

 Все равно это будет решать сам призывник, ведь подача заявления на АГС никак не связана с конфессиями. Если призывная комиссия считает, что какая-то конфессия освобождает, а призывник член этой конфессии, то это решается комиссией или военкомом. Если же военком будет утверждать, что какая-то конфессия не подлежит [освобождению от военной службы], так при чем это здесь? Может, конфессия и не та, может, она агрессивно-военная, но сам-то призывник написал заявление, что не хочет на военную службу, так и нет оснований ему отказывать. Все равно со стороны призывной комиссии любой отказ будет глуп.

 У меня сейчас есть один парень, выпускник какой-то православной академии, я с ним ходил недавно в Кузьминский военкомат. Пока вопрос по его призыву отложен. Он сам не является священнослужителем, только получил православное образование, работает дизайнером по печатной продукции. Я говорю ему, как ты, православный, будешь решать этот вопрос с [патриархом] Алексием II, а он отвечает: я против военной службы. И чего комиссия ему сделает? Просто этот парень не переживает по поводу всяких заявлений иерархов. Пусть члены комиссии судят о конфессиях, если хотят. Но они-то, так же, как и я, у него спросят. Он им скажет, вот, у меня есть каноническая книга, откуда я беру образцы действия. Кстати, его тоже зовут Кирилл.

 - Хорошо, если свои убеждения призывник сам определяет, то конкретное место, куда его направят на 42 месяца альтернативной службы, все равно определяет государство. Венгрия, где еще недавно за отказ от службы в армии много народу в тюрьмах сидело, теперь настолько изменила внутреннюю политику, что разрешила верующим проходить АГС в благотворительных религиозных миссиях, причем в этот список недавно вошли кришнаиты. Почему у нас, если об этом попросит настоятель храма, православный на альтернативной службе не мог бы продолжать работу на своем приходе, скажем, петь в хоре?

 На сегодняшний день религиозным и общественным организациям рано на что-то надеяться. История государств повторяется: начинают с воинствующего неприятия вообще всяких отказчиков, потом им пытаются найти работу где-то на государственном предприятии, потом только, когда видят, что из этого ничего не получается, тогда готовы сплавить их в общественные организации, лишь бы снять с себя расходы по их содержанию. Эти же этапы в какой-то степени ожидают и нас. Но есть надежда, что отмена призыва придет раньше, что мы не пойдем обычным путем. Пока что министр труда вообще не видит проблем, готов трудоустроить всех. Хоть сто тысяч призывников дай, говорит он, всем найдет работу. Тут, конечно, либо глубокое заблуждение, либо публичная такая бравада, пока в течение года это не будет проверено. Сейчас они лихо делают заявления, мол, "у нас будет большой список рабочих мест".

 Здесь важно, что этот "большой список" должен быть доведен до каждой призывной комиссии. Не говорится же, что список в одном экземпляре будет у Починка лежать на столе, придет еще список отказчиков, – и он их совместит. Говорится, что будут обсуждать с каждым призывником. Если так, то огромное количество этих списков будет разослано по всей стране, и каждый призывник будет читать, что-то выбирать. У альтернативщиков будет тогда конкурс, кто займет первым место с зарплатой в пять тысяч рублей, кто получит с четырьмя, а кто – с четыреста рублей.

 Какую в министерстве изберут систему поиска работы для альтернативщиков, пока говорить рано, но от экстерриториальности [в смысле отправки в другие регионы] уже отказались. Значит, списки работ уже должны быть привязаны территориально. Если рабочее место в Саратовской области, то там оно и останется. Им остается проинформировать Починка, что у нас столько-то мест и мы на них столько-то приняли альтернативщиков. Кстати, за этим поставлено следить Минобороны. Но как они это будут делать, кому зарплату платить? Не попрется же сотрудник министерства обороны в Саратовскую область следить, где работают альтернативщики, и правильно ли они там работают, или сачкуют?

 С этим у нас будет очередной цирк. Другие государства, например, Испания, уже через это прошли, увидели, что толку от них никакого. Ну, через "не хочу" альтернативщик придет на работу, но работать он там не будет, как правило. Сядет, покурит, почитает газету, и пойдет домой, – а за это ему еще будут платить зарплату, в зависимости от того, сколько он себе отспорит. Это же исторический опыт.

 Поэтому я бьюсь с "Солдатскими матерями" и другими организациями, которые не признают отказа от военной службы, мол, альтернативная служба только мешает отменить призыв в армию. Извините, есть опыт, магистральная линия: предотвращение войны – это отказ от военной службы по убеждениям. Резолюции ООН, и Лиги Наций, и Энйштейн, и Махатма Ганди давным-давно сказали: не надо молодежь учить в духе милитаризма, надо рекомендовать ей отказ от военной службы по убеждениям. Вдруг у нас опять открывается Америка, свой какой-то путь, спорят, писать заявления на АГС или не писать. Писать, конечно, какой бы ни был закон, каким бы крутым его не изображали. Количество перейдет в качество - отказ от военной службы приведет к прекращению призывной системы.

 А если сразу бороться за отмену призыва, и при этом никто не пишет заявлений об отказе от военной службы по убеждениям, - так не бывает, нет "социальной базы". До тех пор, пока нет заявлений по убеждениям, любой генерал всегда скажет: так никто не против [военной службы], все - за. У нас же есть закон: любой, кто против, может написать, но никто не пишет, – и что с того, если кому-то не нравится армия?

 - Не следует ли нам из-за этого ожидать необоснованного роста численности тех конфессий, скажем, Свидетелей Иеговы, которые "освобождают" от службы в армии?

 Некоторый рост, конечно, возможен, потому что это помогает человеку, когда он чувствует, что он не один. Чисто моральное ощущение, ведь даже Свидетели Иеговы идут группой, - тот же Роман Егоров не один, с ним человек пять из Южной общины, у них собрание в районе Чертаново, – они друг друга поддерживают, и им намного легче.

 Я с ними всеми встречался, когда года два назад была попытка на них уголовные дела завести – сразу три дела прокурор Нагатинской прокуратуры решил открыть, - я с ним чуть-чуть поругался. Приехал в прокуратуру, и, хорошо, мы встретили этого прокурора прямо в коридоре, ведь к нему в кабинет не войдешь. В коридоре я ему: чего привязались к ребятам? Он, конечно, в коридоре этом повыступал, но потом все стихло, все уголовные дела были закрыты. Понял, что шансов нет, что он будет держимордой выглядеть, а ему не хочется.

 -  У Вас большой опыт, какой главный совет Вы хотели бы дать сегодня отказчикам по религиозным убеждениям?

 Подводя какие-то итоги, ведь я уже более десяти лет помогаю отказчикам, я должен сказать, что неудача нашего антивоенного движения состоит в следующем. Почему, спрашивают, у нас не отменен призыв? Потому, что мы действуем не по теории. Как положено действовать: возьми  книжку, почитай, как это делали другие люди. Ведь я манифест против воинской повинности в первый раз увидел только в 1994 году, когда приехали из "Pax Christi", у нас была конференция, они и привезли из Берлина этот манифест.  А до этого, в 1990-м, нашел Льва Толстого, пацифистские положения, нашел истории итальянских радикалов.

 После 1988 года я начал интересоваться антивоенной проблематикой, поскольку моему старшему сыну в 1992-м исполнялось 18 лет. Одновременно я контактировал с матерями погибших солдат, - нужно же было разобраться, а что там происходит, внутри армии. Читаешь газеты, смотришь телевизор, а потом читаешь рассказы этих матерей, как сын покончил с собой, или какие были уголовные дела заведены. Это был 1988-89 год, они с портретами сыновей стояли на улице. А в 1992-м был эпизод, когда они прорвались в Белый дом, устроили там сидячую забастовку на лестнице, около месяца. Вот какого масштаба были акции, и никто их не трогал. Наоборот, депутаты приходили, - Степашин, Алексеев, Уражцев, они ведь все военные, - выражали сочувствие.

 Но потом наступило время размышлений – или ждать, пока всех в армии поубивают, или все-таки  что-то делать. Тут я логично рассуждаю, что надо выступить с идеей отказа от военной службы. Можно ведь выступить и по-другому, написать, "я против призыва в армию". Тогда идешь прямым ходом в тюрьму по статье за уклонение от воинской обязанности. Если люди не хотят на АГС, надо писать, что проводим кампанию против призывной системы, подставляться под уголовные дела. И детей так воспитывать, что ваше время выпало такое, нужно какое-то время отсидеть, чтобы следующие поколения обязательную армейскую службу не проходили. Набрать человек сто или триста, сколько получится, и прямо отказываться от призыва.

 Я рассматриваю АГС именно как защиту от уголовного преследования. Идешь в военкомат, делаешь заявление – и в армию не идешь, и тюрьма тебе не грозит. Но ты должен продемонстрировать свое отношение к вопросу о военной службе. Значит, в альтернативной службе уже заложен отказ от военной, в ней есть антивоенное содержание. Но я веду форум на сайте www.prizyvnik.ru и вижу, что этого антивоенного содержания никак не могут наши граждане уловить. Они воспринимают жизнь так, чтобы все "на халяву" получать. Когда нужна гражданская, принципиальная позиция, то их сразу ломает что-то делать.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования