Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Ответственный секретарь Церкви саентологии в СНГ НИНА ДЕ КАСТРО: "Экспертизу, на основе которой материалы саентологов были признаны экстремистскими, осуществляли не специалисты, а дилетанты"


"Портал-Credo.Ru": Нина Михайловна, Сургутский городской суд принял решение о признании некоторых материалов вашей Церкви, в частности, некоторых работ Рона Хаббарда,  экстремистскими, и таким образом они попадают под запрет на использование на всей территории России. Насколько эти материалы важны в вероучительном смысл? Не может ли оказаться так, что вы не сможете вести свою миссионерскую деятельность, если они будут запрещены?

Нина Де Кастро: Ну, во-первых, решение о запрете материалов еще не вступило в законную силу. И оно не должно вступить в законную силу, поскольку было проведено за закрытыми дверями. Никого не допустили на процесс, хотя об этом делались заявления. Местные саентологи направляли в суд ходатайства о включении их стороны в рассмотрение этого дела, их адвокат работал над этим. Но ни суд, ни прокурор не озаботились привлечением саентологов, чьи книги были изъяты. Прямо как в "Сказке про Федота-стрельца удалого молодца": "Действуй строго по закону, то бишь действуй втихаря...".

– То есть рассмотрение дела шло в присутствии только одной стороны – прокуратуры?

– Да. Несмотря на правовые позиции Конституционного суда РФ о том, что дела должны рассматриваться всесторонне, с участием всех заинтересованных лиц. Это очень логично, поскольку все мы знаем, что идет очень много обращений в Европейский суд по правам человека только потому, что права жителей России не только нарушаются, но и не защищаются судами надлежащим образом. Чтобы не допустить этого, Конституционный суд РФ принял очень справедливое и правильное решение. А решение Сургутского суда идет вразрез с ним.

– Насколько я помню по датам, решение Конституционного суда РФ было принято после решения Сургутского суда?

– На самом деле, Конституционный суд в своем Постановлении от 21 апреля 2010 года лишь повторил то, о чем уже неоднократно было сказано в других его Постановлениях еще с 1998 года, о том, что рассмотрение дела без привлечения заинтересованных лиц  ограничивает их право на судебную защиту, искажает саму суть правосудия. Что касается даты вынесения решения Сургутского суда, она нам до сих пор неизвестна, нами запрошено решение суда

– Значит, Сургутский суд мог еще не знать о решении Конституционного суда РФ, то есть в данной ситуации не является корректным, мне кажется, ссылаться на это решение.

– Ну, я думаю, судьи должны были знать ранее вынесенные Постановления Конституционного Суда РФ или, по крайней мере, при вынесении решения руководствоваться Конституцией РФ. Рассматривать дела в отношении какого-то человека, или организации, или издательства в его отсутствие – это практика средневековой инквизиции, а не современного общества. Когда принимается жизненно-важное решение, должны присутствовать все заинтересованные стороны, а так получается – кто-то что-то принял, и пошел шантаж людей, человека или организации, а на основании чего – непонятно.

– Да, такое судопроизводство действительно имеет свое юридическое определение – оно называется "инквизиционным" процессом. Вы правы. Но теперь по сути вопроса: не скажется ли это решение Сургутского суда на миссионерской деятельности вашей Церкви?

– Мы уже подали кассационную жалобу и надеемся, что очень быстро разберутся с этим вопросом. Я думаю, что прокуратура и судопроизводство в Сургуте, возможно, несколько отстают от судопроизводства, которое происходит в цивилизованном обществе. Надеюсь, что мы быстро это урегулируем, наши материалы будут доступны, и люди будут использовать их. Потому что они направлены на улучшение жизнедеятельности человека, на улучшение его способностей. Запрещать такую литературу – это просто невежество и, если хотите, 37-ой год, когда по надуманным обвинениям расстреливали человека и унижали всех его родственников. Невинных людей просто лишали чести и достоинства, и доказать обратное было просто невозможно. Такого быть в нашем, пока ещё демократическом, обществе не может.

– Но, тем не менее, если мы рассмотрим самый пессимистический вариант и кассационная инстанция проштампует решение Сургутского суда. Что вы будете предпринимать в этом случае?

Вообще-то свобода совести и свобода распространения информации относятся к неотчуждаемым свободам человека, а не к данным государством. Кассация – это не последняя инстанция, существуют высшие инстанции и Европейский Суд по правам человека, в котором мы уже не раз побеждали произвол и беззаконные законы. Россия подписала Европейскую конвенцию, которую обязалась соблюдать, а тут явное нарушение наших прав. Мы никогда не отступали от своих целей и всегда добивались победы, правда на нашей стороне, и те, кто писал "экспертизу", это очень хорошо знают, потому и сильно скрывают и решение суда, и саму "экспертизу" — все тайно и за закрытыми дверями. Огромное количество последователей саентологии в России возмущены – это полмиллиона человек, не говоря уже о том, сколько саентологов готовы обратиться в правозащитные организации за рубежом. Это не просто 1-2 человека, которых обидели, это 12 миллионов человек в мире, которые исповедуют религию саентология.

– Неужели их 500 тысяч?

– Да.

– Но, тем не менее, жалобы в Европейском Суде по правам человека, на положительное решение которого Вы надеетесь, рассматриваются очень долго.  Средний срок рассмотрения жалобы – пять лет. Что вы будете делать в течение этих пяти лет, когда ваша литература в России будет запрещена?

– Вы всерьез полагаете, что можно запретить человеку верить и говорить о том, во что он верит? Я такого варианта не допускаю.

– Но, тем не менее, он не исключен. В конце концов, они могут вернуть дело на рассмотрение в первую инстанцию, рассмотреть его в вашем присутствии и вынести то же решение.

– Вы хотите сказать, что суд смотрит на дело и говорит на белое, что это черное?

– Я не буду давать оценки решению Сургутского суда, это не в моей компетенции как журналиста, но я имею в виду, что никто не мешает Сургутскому суду вернуться к рассмотрению этого дела по решению кассационной инстанции с вашим участием и вынести такое же решение, какое он вынес в отсутствии ваших представителей. Что вы будете делать в этом случае, если вы будете лишены значительной части своей литературы?

– Мы, как и любая другая религия, все равно будем изучать свои писания, и количество наших прихожан будет увеличиваться, потому что саентология работает и дает сразу результаты. Мы будем стремиться через суды и не только через суды, через общественные акции к тому, чтобы наказать инквизиторов от психиатрии и заставить извиниться их за искажение действительности. Экспертизу, на основе которой материалы саентологии были признаны экстремистскими, осуществляли не специалисты, а дилетанты, и не очень трудно доказать, что они таковыми являются.

– Насколько основополагающими являются труды, которые запрещены? Или главные труды Рона Хаббарда пока все-таки еще не объявлены экстремистскими?

– Я не очень понимаю, что хочет решить транспортная прокуратура, пытаясь запретить книги автора, получившего признания за свои работы по всему миру. Это человек,  который смог помочь миллионам людей на земле улучшить свою жизнь и жизнь окружающих его людей. Настолько это решение глупое, что напоминает действия фашистов, уничтожавших мировое культурное достояние. У нас нет решения суда, и комментировать это ни к чему. Я думаю, что мало кто знает, какие именно материалы объявлены, кроме тех, что указала пресса. Но пресса – это пресса. Спасибо ей, конечно, за то, что она освещает, но, по сути, нужны факты, а не домыслы.

– То есть Вы до сих пор не знаете, какие из работ Рона Хаббарда запрещены Сургутским судом?

– То, что пишет пресса, это часть лекций. Вообще, что об этом говорить, когда даже сами названия этих лекций противоречат тому, чтобы кто-то мог сказать, что это какого-то рода экстремистская литература. Это где-то между строчек нужно умудриться найти намек на экстремизм. Не хочется обижать людей, которые писали "экспертизу", но, похоже, они просто были не в себе, или же им слишком много заплатили, чтобы они написали неправду.

– Дело было возбуждено Сургутской транспортной прокуратурой. Какое отношение транспортная прокуратура имеет к вопросам религиозного характера?

– Да, это еще один абсурд, который периодически возникает в нашей стране, когда, допустим, начальник ЖЭКа нарушает конституционные права человека и отключает ему горячую воду из-за того, что он не принес ему подарок к 23 февраля. Не знаю, возможно, дело в том, что саентологи нигде, никому, никогда не дают взяток – это наш принцип, это нарушает нашу религиозную основу. Может быть, дело в этом, а может, и в чьих-то корыстных интересах и личных амбициях.

– Но вопрос немножко не об этом. Почему этот процесс инициировала именно транспортная прокуратура, а не общая, которая должна была бы заниматься этими вопросами? Какое отношение имеет религиозное содержание работ Рона Хаббарда к вопросам, которые должна решать транспортная прокуратура?

– Это очень хороший вопрос, и я думаю, что мы разберемся с этим на заседании суда. Я не могу ответить на этот вопрос. Для меня он такой же странный, как и для Вас.

– Что Вы сейчас предполагаете предпринять? Вы уже подали кассационную жалобу?

– Да.

– И ее приняли?

– Было подано несколько жалоб от местных саентологов, от издателя, от Церкви.

– То есть не только от Церкви саентологии, но и от имени издательства?

– Да, в том числе и от нерелигиозной организации - издательства "Bridgepublication".

– Что вы собираетесь предпринять внутри своей общины, если суд второй инстанции поддержит решение Сургутского суда?

– В настоящий момент мы работаем, как и работали – всё то же самое. Ничего не будет меняться.

– После решения суда второй инстанции решение Сургутского суда вступает в законную силу, и ряд трудов Рона Хаббарда автоматически запрещается к хранению и распространению на всей территории России. Таков закон.

– Первое, что я хотела сказать, что запрещать книги таких людей, которые помогают людям улучшать их способности и помогать другим – это просто абсурд. Хранить книги для собственных нужд никто не может запретить. С нами работают и международные адвокаты, и лучшие адвокаты в нашей стране, которые отстаивали наши права не раз. Конечно, мы скоординируем наши действия с ними.

Ситуация сейчас пока другая, и обсуждать, что будет, если кто-то что-то запретит, пока рано… А что будет, если завтра вся планета взлетит на воздух только потому, что какой-то глупый человек или просто наркоман нажмет на кнопку? Вы можете ответить на этот вопрос? Что Вы будете делать? Ничего не останется, понимаете, это полный крах, когда вместо того, чтобы защищать организации, способные помочь человеку и спасти его от гибели, позволяют их уничтожать.

Мы призываем к здравому смыслу и делаем все, чтобы человек был разумным, чтобы он осознавал свою духовную природу. Все идет к тому, что человек способен улучшать себя и свое окружение. Он, на самом деле, разумный и хороший. Человек в своей основе не плохой, и он действительно стремится выживать. Мы надеемся на здравомыслие нашего государства и его ветвей власти. Зачем пилить сук, на котором сидишь? Я хочу зачитать цитату одного  из корифеев российской юридической науки профессора Покровского И.А., который в далеком 1917 году писал:

"Духовные интересы составляют самое содержание, самую сущность человеческой личности – то, что дает ей ощущение ее подлинного "я" и от чего она не может отказаться, не переставая быть самой собою. Вот почему религиозные и нравственные убеждения способны бросить маленькую горсть людей, даже одного единственного человека, на самую решительную борьбу с огромным обществом, со всемогущим государством. Вот почему самый вопрос о неотъемлемых правах личностибыл поставлен впервые именно в этой области. Раз государственное или общественное вмешательство грозит сломать в человеке его самое ценное, грозит убить самую его духовную сущность, нет ничего удивительного, если он примет решение или отстоять себя, или погибнуть. Чем более растет человеческое самоосознание, тем более растет и ценность духовной свободы. Борьба личности за свои права является, таким образом, в этой области борьбой за свободное целеполагание, за нравственную свободу. Человек хочет свободно искать Бога и его правды, ибо только свободно признанный Бог есть Бог; принудительно навязанным может быть только идол" [*]. Это великие слова сына Великой России.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–
Credo.Ru"

_______________________________

* И.А Покровский. "Основные проблемы гражданского права" "Статут" М. 2003 стр. 87-88 (впервые опубликована в 1917 году). Книга доступна в электронном виде по адресу: http://civil.consultant.ru/elib/books/23


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования