Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Пастор церкви Адвентистов седьмого дня г. Костромы ВАЛЕРИЙ ГРИГОРЬЕВ: "СМИ не проявляют к нам интереса. Но мы открыты, прозрачны и готовы к любому общению. Мы готовы сотрудничать с властями, с другими церквями"


"Портал-Credo.Ru": Валерий Павлович, расскажите немного об истории Вашей церкви в Костроме. Как давно она здесь существует, какое место она занимает в религиозной жизни города и области?

Валерий Григорьев: Церковь Адвентистов Седьмого Дня (АСД) в Костроме имеет достаточно долгую историю. Адвентистов седьмого дня знают в Костроме, в том числе и власти. Наша церковь в Костроме возникла более 20 лет назад.

– Значит, Ваша церковь возникла здесь еще при советской власти?

– Да. Сам молитвенный дом был приобретен церковью в 1986 году.

Он был приобретен как частное владение или сразу оформлен как церковь?

– Сразу оформлен как церковь. Во всех документах это здание числится как церковь. Деятельность нашей церкви разнообразна и включает в себя, конечно же, проповедь Священного Писания. Наша церковь проповедует здоровый образ жизни, воздержание от алкоголя, наркотических средств, табака. Занимаемся также благотворительной деятельностью. Это, к сожалению, не на потоке, а настолько, насколько позволяет наш небольшой бюджет. Ездим в Дом ребенка в Денисово, привозим канцелярские принадлежности, проводим евангельские мероприятия в Костроме и области. Наше присутствие в городе и области достаточно насыщенное.

– Сколько членов церкви насчитывает ваша община в Костроме?

– Больше ста человек.

– А много среди них молодёжи?

– Молодёжь составляет примерно процентов 35.

– В каких еще городах и населенных пунктах области есть еще ваши общины?

– В городах Нерехта, Шарья, Буй, Галич, селах Макарьево, Мантурово. Есть еще группа АСД в некоторых небольших селениях, таких как Василёво.

– Что Вы называете небольшой группой?

Они не зарегистрированы. Ну, начиная с пяти человек и больше.

– А каковы численности общин в городах?

– Достаточно, чтобы зарегистрироваться – больше 10 человек. Наибольшая община после Костромы в Нерехте – там списочный состав около 80 человек.

– Ваша церковь общается с протестантскими общинами других конфессий?

– Мы люди свободные, открытые, деятельность наша прозрачная. Мы имеем достаточно хорошие отношения с церковью баптистов. Приходилось мне бывать и у пятидесятников.

– А какие-то общие мероприятия вы с ними проводите?

– Если в других городах существуют межконфессиональные советы, то в Костроме такого совета нет, и этот вопрос пока остаётся открытым. Каких-то общих собраний или съездов в Костроме пока что ёще не наблюдалось. По крайней мере, за те два года, что я работаю здесь.

– Вы не думали о создании такого совета в Костроме, хотя бы из представителей протестантов?

– Это было бы неплохо, но чтобы это было на совещательном уровне, чтобы мы вместе могли собираться, делиться опытом. Почему бы нет?

– Само это не сделается. Кто-то должен проявить инициативу.

– Это достаточно серьезный вопрос и требует определённого подхода, подготовки, финансовых затрат. Если всё это организовывать и адвентисты будут двигателем этого процесса, то людей надо куда-то приглашать, а у нас дом старенький, и к себе мы не можем приглашать. Если к нам подойдут представители из других Церквей, например пятидесятников, у которых есть достаточно большое помещение, то мы откликнемся и будем не против познакомиться, побеседовать, вместе почитать Библию, поразмышлять над тем, что происходит в нашем мире, выработать какую-то общую стратегию – это хорошо было бы.

Недавно было приято решение построить в Костроме новый молитвенный дом для адвентистов. Сейчас мы оформляем документы. Надеемся, что следующей весною, дай Бог, мы будем начинать строительство.

– Строительство такого здания требует нескольких этапов. Первый этап – приватизация земельного участка, на котором вы собираетесь строить молитвенный дом. Как у вас прошел этот этап?

– В общем-то, нормально. Земля у нас была в аренде на 49 лет. А недавно Бог благословил, и у нас в суде получилось выиграть дело. Сейчас идёт оформление документов на владение землей.

– Почему это надо было делать через суд?

– Просто такова процедура.

– В суде проблем с решением этого вопроса не возникло?

– Никаких проблем не возникало. Всё было на законном уровне, не было никаких противодействий.

– А какой следующий этап?

– Предстоит утверждение градостроительного плана и проекта. Насколько здание вписывается в общий архитектурный ландшафт. После прохождения этой процедуры мы должны подать заявление на разрешение строительства. Дом будет двухэтажный и рассчитан человек на триста. Проект отвечает всем нормативным требованиями. Это будет красивое здание – может быть, не готика, но что-то близкое к этому стилю. В нём, кроме общего зала, будут предусмотрены комнаты для занятия групп субботней школы, изучающих Священное Писание. Сейчас это для нас большая проблема – людей приходит всё больше, и места у нас не хватает. Все сидят в общем зале и, естественно, мешают друг другу. У нас участок небольшой – пять соток. Исходя из этих возможностей, мы спроектировали такое здание, в котором будет достаточно места для всех групп.

– Когда вы планируете завершить строительство? Вы будете строить собственными силами или нанимать людей со стороны?

– Планировать сроки пока еще очень трудно. Строить будем и своими силами, а в некоторых случаях будем нанимать специалистов.

– Как проходит процедура утверждения градостроительного плана? Я слышал, что соответствующие инстанции не спешат его вам его утвердить.

– Наверное, для этого существует своя процедура. Может быть, она требует большего времени. Будем надеяться, что этот вопрос будет решен.

– Вы сказали, что в Костроме живёте два года. А где Вы жили раньше?

– Я совершал служение во многих городах России. Я совершаю свое служение в церкви с 1996 года. Служил в Самарской области, в нескольких городах Смоленской области, а в 2007 году меня направили сюда. Сейчас я пастор церкви Адвентистов седьмого дня всей Костромской области. А в каждой конкретной общине есть пресвитеры. Это не освобождённые люди – они совершают служение на безвозмездной добровольной основе. Они не являются штатными служителями. Я – единственный штатный служитель АСД в Костроме и области.

– Есть ли у вас постоянный хор, который участвует в собраниях?

– Общее пение – это украшение богослужения. Был у нас отдельный хор год назад. Но его регент вышла замуж и родила ребенка. Так что пока хор находится в состоянии ожидания. Мы надеемся, что со временем наше хоровое служение возобновится.

– Сколько человек было у вас в хоре?

– Человек 15. Вообще адвентисты любят петь.

– Какие конкретные социальные программы осуществляются вашей церковью?

– Совсем недавно наша молодёжь устроила акцию в селе "Первое мая" – там неподалёку есть Дом престарелых – они ездили туда с концертом. Мы поддерживаем тесные отношения с Домом ребенка и оказываем им помощь. На пожертвования братьев и сестер мы закупаем какие-то вещи. Либо канцелярские принадлежности, либо белье для детей – помогаем тем, чем можем. Планируем сделать программу по здоровому образу жизни.

– Когда я присутствовал на собрании, мне говорили, что многие члены вашей церкви усыновляют детей из детских домов, имея при этом и своих детей. Сколько у вас таких семей?

– Вообще это великая жертва со стороны семьи – взять чужого ребенка из детдома. Но многие адвентисты берут в семьи чужих детей. У нас в церкви есть три-четыре семьи, которые взяли опеку над тем или иным ребенком. Есть семьи, которые не афишируют этого – они не хотят, чтобы дети знали, что они приемные, а не родные. Так что таких семей, на самом деле, может быть и больше. Это одобряется и поддерживается церковью.

– Какую поддержку оказывает таким семьям церковь?

– В первую очередь, духовную и моральную поддержку. И по силам и возможностям материальная и физическая – помочь по хозяйству, прибраться, посидеть с ребенком.

– Насколько в городе и области известно о вашей церкви и ее деятельности? Находит ли она освещение в СМИ, интересуются ли вами местные газеты или электронные СМИ?

– Как и другие протестантские общины – мы представляем собой религиозное меньшинство. Поэтому общественность относится к нам с некоторым предубеждением. И информации о нас мало. Газеты и другие СМИ сами не проявляют к нам интереса. Но мы открыты, прозрачны и готовы к любому общению. Мы готовы сотрудничать с властями, с другими церквями, если это носит позитивный характер и укрепляет нашу общественность как духовно, так и морально.

– А нет ли какой-то настороженности в администрации области и города, когда вы туда обращаетесь? Как складываются ваши отношения с РПЦ МП?

– Что касается администрации, то мы пока туда не обращались и особой нужды в этом пока не испытывали. Что касается православной Церкви, то, как открытые люди, мы стараемся поддерживать нормальные отношения со всеми Церквями, в том числе и с РПЦ МП. А с её стороны – это уже вопрос, который каждый решает для себя и сам ответит перед Богом за свои поступки. Мы готовы сотрудничать со всеми – мы люди неконфликтные.

– Недавно президент РФ Дмитрий Медведев озвучил инициативы по введению основ духовно-нравственной культуры в школах. Там были предложены такие варианты: Основы религиозной культуры, связанные с какой-то одной конфессией, второй вариант – изучение истории религий на уровне религиоведения и третий – Основы светской этики. Выбор самого предмета остается за родителями. Но не каждый родитель пойдет на то, чтобы его ребенок был "не как все" и противопоставил себя большинству коллектива. Как вы относитесь к этому предложению президента России?

– Что касается самого решения, то если исходить из позиции, что церковь отделена от государства, то не может быть и речи о навязывании какой-то основной религии или конфессии. Если наших детей на добровольной основе будут учить чему-то такому общему и говорить в общих чертах о разных религиях, то это нормально.

– Насколько я понял, Вы сторонник второго варианта – краткого курса религиоведения?

– Да, совершенно верно, должен быть курс Общей истории развития разных религий: христианства, иудаизма, ислама, буддизма, индуизма и пр. А если ребенок пожелает отдать предпочтение той или иной религии, выбирая, как подсказывает ему его совесть, то это допустимо.

– Но может быть прямое религиозное обучение нужно осуществлять в каждой конфессии в рамках воскресных или субботних, как в Церкви АСД, школ?

– Эта программа не может затронуть христианство во многих его ветвях, потому что в христианстве насчитывается, если память мне не изменяет, около 3500 разных течений. Никакая программа не сможет вместить в себя всё. Потому берутся какие-то основные конфессии: католицизм, православие и протестантизм.

– Позвольте задать несколько провокационный вопрос. Вот Вашему ребенку в школе ставят вопрос: что ты хочешь изучать? Он прекрасно знает, что большинство класса, допустим 20 учеников из 25 захотели изучать Основы православной культуры. Он встаёт перед выбором: скрыть свое собственное вероисповедание и, чтобы не выделяться из всех, изучать ОПК или противопоставить себя большинству детского коллектива. Дети не обучены толерантности: "А! Ты не такой как все!" и "поехало"! Что бы Вы посоветовали своему сыну?

– Этот вопрос у нас в семье решается очень просто. Всё зависит от воспитания в семье. Если ребенка воспитывают в страхе, в каких-то оковах – это один вопрос. Если же ребенку дают возможность самому выбирать – другой. Что касается моего сына, то он не стесняется и говорит, что он верующий человек. И когда надо решить какой-либо вопрос, я прихожу к классному руководителю или директору школы и мы дружно и нормально решаем эти вопросы. По субботам он не учится. Есть только одно условие – он должен выучить то, что было в этот день в школе.

– У Вашего сына конфликтов с соучениками на этой почве нет?

– Слава Богу, нет! Мои дети ведут активный образ жизни и не являются изгоями. Они социально адаптированы, достаточно коммуникабельны.

– Кроме обучения в школах, президент предложил ввести институт капелланов в армии. Видите ли вы здесь "подводные камни"?

– Служение капелланов в армии – непростой вопрос. Этот вопрос должен быть доработан. Если мы живем в многоконфессиональном государстве, то эти вопросы очень непросты. Мы верим в мудрость наших правителей, что эти проблемы будут разрешены так, чтобы не было никакого ущемления.

– Может быть, вообще не стоило бы этого делать? Пускай в армии занимаются военными делами, а свои религиозные проблемы военнослужащие решают вне армейской казармы?

– Официальная позиция адвентистов в этом вопросе неизменна – адвентисты седьмого дня не принимают участия в военных действиях. Это не наша задача. Наша задача – проповедовать вечное Евангелие, приводить людей к покаянию и давать им спасение. А решение об участии в военных действиях человек принимает индивидуально и лично. Церковь не может запретить ему и навязать свое мнение – она дает только рекомендацию, основанную на библейской позиции.

– Что рекомендует Церковь АСД? Есть ведь возможность альтернативной гражданской службы.

– Адвентисты используют практику альтернативной гражданской службы. Мы считаем это приемлемым. Любой молодой адвентист может добиться этого и добивается. Но это является сугубо личным выбором. Вот у нас сейчас есть несколько подростков, приближающихся к призывному возрасту, и подавляющее большинство из них ориентировано на альтернативную гражданскую службу. Но были у нас юноши, которые прошли общую службу, и церковь им в этом не препятствовала. Церковь их не осудила за то, что они взяли в руки оружие. Когда Иоанн Креститель проповедовал о Царствие Божием, к нему подошли воины и спросили: "А что нам делать?", он не стал рекомендовать им бросить оружие и убежать из армии. Он сказал им, что если они пошли на это служение, то чтобы совершали его честно, по совести. Так и мы – не прибегаем к каким-то административным санкциям. Никакого прессинга на этих ребят не было. Существует гражданский долг, и человек должен его исполнить. Так говорит закон, а мы законопослушны. Это можно сделать, служа просто в армии, а можно – на альтернативной гражданской службе. Выбор за человеком, а наше отношение к нему остается прежним, вне зависимости от его выбора.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-
Credo.Ru",
Кострома – Москва


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования