Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Эксперт Института прав человека ЛЕВ ЛЕВИНСОН: "Новые поправки к Закону "О свободе совести и о религиозных организациях" вторгаются не только в религиозную сферу, но в свободу слова в целом"


"Портал-Credo.Ru": На сайте Министерства юстиции РФ появился проект поправок к Закону "О свободе совести и о религиозных организациях" и в Кодекс об административных нарушениях, главным образом касающихся миссионерской деятельности и религиозных групп. Как Вы прокомментируете этот документ?

Лев Левинсон: Эти вопросы давно муссируются - на протяжении последних десяти лет, не менее. Как только был принят действующий закон "О свободе совести…", об этих поправках речь идет постоянно. Вот, наконец, появилось что-то текстуально оформленное.

Как показывает опыт, появление таких документов на сайте Минюста РФ носит зачастую провокационный характер. Буквально сегодня, 15 октября, на совместном заседании двух комиссий Общественной палаты РФ по правоохранительным органам и судебной реформе и по информационной политике рассматривали проект закона о контроле над Интернетом. Он тоже появился на сайте Минюста. Те представители исполнительной власти, которые были на этом заседании, сказали, что эти проекты не имеют никакой силы. Они не рассматривались нигде, кроме Минюста. По регламенту правительства они считаются не документом, а просто мнением некоей группы, которая их вывесила. Минюст вбрасывает эти вещи.

Этот текст мне кажется настолько бредовым, что это имеет признаки провокации. Я не могу это воспринимать всерьез. Но это полезная провокация. Минюст не с дурной же головы это вывешивает, а чтобы пощупать общественную реакцию. По Интернету сегодня была очень бурная реакция. Так что это, как говорится, вилами на воде писано. Но эти поправки нельзя рассматривать как подготовленные правительством. Это сделано для того, чтобы вызвать" брожение умов" и послушать комментарии. Основная новация – это статья 18 (1), связанная с миссионерской деятельностью, и связанные с ней поправки в КоАП об ответственности за их нарушение.

У меня такое впечатление, что этот проект поправок писали настоящие атеисты, кондовые, у которых понимание религии находится на советском уровне – детсада или советской школы. Рассматривать миссионерскую деятельность как нечто, что можно регламентировать таким образом, – это просто смешно. Миссионерская деятельность – это распространение религиозных верований и убеждений. Передача одними гражданами другим информации. С точки зрения церковной – это проповедь. Хотя наша традиционная Церковь довольно прохладно относится к миссионерству, уступает таким конфессиям, как, например, Свидетели Иеговы, но миссионерство свойственно почти всем религиям, за исключением таких закрытых, как зороастризм или езиды.

В проекте они пишут, что миссионерской деятельностью могут заниматься религиозные организации и группы и от их имени, кроме руководителей этих организаций, их члены на основании выданной им доверенности. Здесь совершенно невозможно разграничить, даже если подходить с той позиции, что здесь вообще возможно что-то регулировать, живое межличностное общение и миссионерскую деятельность от имени религиозной организации. Если человек стоит посреди своей улицы или деревни и что-то рассказывает о религии или в больничной палате пытается обратить в свою веру – неважно в какую – своих соседей – он занимается миссионерской деятельностью или нет? Если это будет православный христианин из РПЦ МП, то никто его в этом не упрекнет. Даже если он скажет, допустим, пойти к Матронушке или подлезть в Измайлово под каким-то там вязом, чтобы исцелиться. А если в этой палате окажется Свидетель Иеговы или член общества Сознания Кришны, или даже католик, то будет достаточно написать жалобу главврачу и заявить, что кто-то, не имея никакой доверенности, занимается миссионерской деятельностью. Здесь же нет критерия массового распространения веры – они дают понятие просто миссионерской деятельности. Под это понятие подпадают как проповедь на стадионе, в Киноцентре, так и беседа, допустим, с двумя гражданами на улице, и раздача книг, например, кришнаитами. Это как вода, утекающая между пальцами.

– Не кажется ли Вам, что предложенные поправки имеют очевидный коррупциогенный характер? Там, где появляется разрешительный принцип, – расцветает коррупция.

– Коррупция сама по себе плоха, особенно в такой сфере, когда это связано с представителями конфессий. Здесь возможно не только вымогательство денег, но и прямые провокации, как это случилось с южнокорейским протестантским пастором в Южно-Сахалинске, которого реально посадили на полтора года. У него вымогали деньги, чтобы его не трогали. Он эти деньги принес, и его арестовали. Так что это не просто коррупциогенность, но с подвохом. Это может как раз произойти с доверчивыми людьми, особенно с приезжими, которые не знают местных реалий. То, что эти поправки коррупциогены, - даже доказывать не нужно.

Тут ведь в чём еще специфика этих новаций? Они не только коррупцию порождают, что само по себе плохо, но порождают еще и избирательное правоприменение. Тотальное применение этих поправок в нынешних условиях просто невозможно. У них совершенно конкретный прицел против нелюбимых "вредных" организаций, которые, по мнению так называемых "традиционных" конфессий, надо душить. В том числе и такую респектабельную конфессию, как Римско-католическая Церковь, особенно в некоторых регионах. Избирательно, конечно же, пострадают мусульмане. Ну и, естественно, протестанты, особенно харизматы.

– Тут есть еще один аспект. Фактически предполагается нарушение Конституции РФ, которая запрещает вмешательство государства во внутреннюю деятельность религиозных организаций, а эти поправки регламентируют одну из основных сторон их деятельности – миссионерскую.

– Действительно, они регламентируют, как вести проповедь.

– Если эти поправки будут приняты, могут ли они быть предметом рассмотрения в Конституционном суде?

– Предметом-то они могут быть, и основания для этого есть. Только Конституционный суд у нас сейчас весьма неповоротлив.

– Ну если не Конституционного суда, то, по крайней мере, Суда по правам человека в Страсбурге.

– Да. Если кого-то по этим поправкам накажут, - то это явное нарушение Конвенции о свободе слова и свободе информационного обмена. Эти поправки вторгаются не только в религиозную сферу, но в свободу слова в целом. Но что в этом случае забавно, что, например, Свидетели Иеговы, которые очень жестко организованны иерархически, просто выдадут такие доверенности всем своим членам.

Сейчас против Свидетелей Иеговы развернута повсеместная борьба. Причем хочу напомнить, что сейчас пытаются привлечь к ответственности тех, кто уже привлекался в советские годы, реабилитирован и носит в кармане удостоверение жертв политических репрессий, а сейчас их хотят репрессировать на тех же основании. Краска не просохла на печатях этих удостоверений, а их снова репрессируют. Это печальная картина.  Но им доверенности легче всего будет получить. А вот мусульманам гораздо сложнее. У них же нет такой централизации.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования