Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Глава Информационно-издательского управления УПЦ КП епископ ЕВСТРАТИЙ (ЗОРЯ): "Предсоборное совещание в Шамбези является весомой победой церковной дипломатии Константинопольского патриархата "


"Портал-Credo.Ru": Владыко Евстратий, не могли бы Вы прокомментировать решения последнего предсоборного совещания в Шамбези?

Епископ Евстратий: Во-первых, следует отметить, что само это совещание уже является достаточно весомой победой церковной дипломатии Константинопольского патриархата – общеизвестно, что такие совещания давно не проводились. Главная причина этого была в том, что между Константинопольским и Московским патриархатами были очень натянутые отношения, и по многим вопросам они не могли найти взаимоприемлемого решения.

Если бы предусматривалось, что совещание будет безрезультатным, вряд ли его вообще стали бы проводить. Фактически его решения уже были определенным образом предусмотрены. Сам факт, что такое совещание произошло, уже говорит о том, что дипломатические позиции Константинопольского патриархата усилились и что Московский патриархат вынужден был уступить Константинополю по тем вопросам, по которым ранее он уступать был не намерен.

Если говорить о решениях этого совещания, то вопрос диаспоры для церковной дипломатии Константинополя, как и для церковной дипломатии Москвы, – один из самых болезненных, и найти его решение, которое могло бы удовлетворить обе стороны, было достаточно сложно. И тут нужно отдать должное константинопольской дипломатии – они сумели найти форму, которая, с одной стороны, не противоречит их позиции, а с другой стороны, является достаточно компромиссной в отношении позиции Московского патриархата, то есть позволяет, по крайней мере, сохранить лицо его дипломатии.

Такая позиция, конечно же, является для Константинополя очень важной – и для них это достаточно крупная дипломатическая победа. В то время как для московской дипломатии это достаточно серьезная уступка. Потому что такие епископские собрания – это своеобразный прототип Архиерейского Собора. Фактически эти собрания через председательство в них архиереев Константинопольского патриархата так или иначе оказываются в ведении Константинополя. То есть если не в полном каноническом подчинении, то в определенном фактическом ему подчинении, чего Константинополь, собственно, и добивался, – права признания своей юрисдикции над всей православной диаспорой.

- Скажите, пожалуйста, как Вы расцениваете такой чисто формальный шаг ОВЦС Московского патриархата, опубликовавшего на своем сайте текст, несколько отличный от официально принятого решения?

– Если говорить с точки зрения дипломатии, то это событие может иметь двойственное толкование. Или же Московский патриархат в будущем собирается оспаривать принятое решение и таким образом желает показать, что ему пришлось подписаться под неприемлемым для него решением, или же это просто попытка сохранить лицо для тех, кто будет читать эту информацию внутри России – лицо перед внутренними пользователями. Хотя удачность такой попытки очень сомнительна, и как раз наоборот, при современном развитии интернета достаточно легко сравнить оригинальный текст и текст, распространенный от имени Московского патриархата, - и таким образом увидеть эту разницу – и уже из этого одного сделать заключение, что принятая резолюция является определенным поражением Московской церковной дипломатии. То, что официальный источник Московской патриархии эту резолюцию фактически подменил, только наглядно свидетельствует о том, насколько именно такое решение, которое было принято на совещании в Шамбези, оказалось неудобным и неприемлемым для Московской церковной дипломатии.

– Эти совещания теоретически предшествуют большому Всеправославному Собору. Некоторые склонны вообще его именовать или чуть ли не Восьмым  Вселенским собором. Насколько обоснованна такая точка зрения?

– Реальность созыва Восьмого Вселенского собора достаточно призрачна. Даже то, что череда таких всеправославных совещаний, в конце концов, закончится созывом Всеправославного Собора, если это и реальность, то в очень отдаленной перспективе. Противоречия между основными участниками этого процесса, а именно между Константинопольской и Московской патриархиями, в принципе настолько велики, что провести Восьмой Собор просто нереально. Скорее всего, это будет все-таки не Восьмой Вселенский Собор – к такому названию очень скептическое отношение среди многих православных. Очень многие вообще считают число семь сакральным для количества Вселенских Соборов и что Восьмого Собора быть вообще не может.

Поэтому, скорее всего, это будет не Восьмой Вселенский Собор, а все-таки, как предлагается, Святой и Великий Собор Православной Церкви. Если противоречия, о которых я сказал, не будут преодолены до времени, когда планируется его созвать, то созывать его вряд ли кто-нибудь будет. Точно так же, как не было бы смысла созывать предсоборное совещание в Шамбези, если не было бы заранее известно, что оно будет результативным. Было бы очень неприятным для взаимоотношений между поместными православными Церквами, если бы это совещание закончилось безрезультатно или каким-то скандалом.

Но проблема как раз в том, что позиции эти будет очень сложно согласовать. Уже из вопроса диаспоры мы можем видеть, насколько сложно преодолима эта проблема в дипломатических взаимоотношениях между Москвой и Константинополем. Остаются еще и два более важных вопроса. Это вопрос о способе провозглашения автокефалии и автономии, который разрешить будет еще сложнее, чем уже увиденная нами попытка разрешить проблему диаспор. И второй – казалось бы, не такой значительный, на первый взгляд, вопрос о диптихах, так как, с одной стороны, кажется, что диптихи – это просто списки в порядке очередности иерархов-предстоятелей православных Церквей. Но на самом деле вопрос о диптихах поднят Константинопольской патриархией, как мне кажется, по одной главной причине. Рассмотрение и утверждение ныне существующего диптиха дает Константинопольскому Патриарху усиление легитимности его первого места среди глав поместных православных Церквей, так как его нынешнее первое место утверждается, скорее, историей, событиями древнего прошлого, но не имеет полноценного современного подтверждения.

Более того, мы знаем, что в ХХ веке были попытки оспорить это первое место. Ведь имело место желание созвать Всеправославный Собор в Москве в 1947 или в 1948 году, и целью этого Собора было предоставить Московскому Патриарху титул Вселенского. Поэтому Константинополь, как никто, был заинтересован в том, чтобы был рассмотрен вопрос о диптихах. И положительным итогом рассмотрения этого вопроса было бы подтверждение первого места Константинопольского патриархата среди Православных Церквей.

– То есть оставление диптиха без изменений?

– Диптих останется практически без изменений. По крайней мере, я думаю, что сложно было решить вопросы с местом, например, Грузинского Патриарха в перечислении глав Православных Церквей. Мы знаем, что Московский патриархат ставит его выше румынского Патриарха и сразу после себя – шестым, а Константинопольский Патриарх ставит его ниже по списку. Но главный принципиальный вопрос – первенство Константинополя.

В Москве, в ОВЦС это прекрасно понимают, и поэтому согласовать этот вопрос будет тоже не так просто и уж тем более очень сложно согласовать вопрос о способе провозглашения и признания автокефалии и автономии. На самом деле, мне кажется за всеми этими событиями стоит тень украинского церковного вопроса. И победа константинопольской церковной дипломатии во многом определяется именно наличием этого вопроса. Точно так же, как это можно было видеть в прошлом году во время празднования 1020-летия Крещения Руси или в вопросе о переходе епископа Василия Осборна в юрисдикцию Константинопольского патриархата. Как мне кажется, Константинопольский патриархат использует украинский церковный вопрос для давления на Московскую патриархию с целью склонить ее к принятию тех решений, которые бы она в противном случае никогда бы не приняла.

– То есть вероятность Всеправославного Собора очень мала, может всё и закончиться серией предсоборных совещаний?

– Полностью отказываться от проведения такого Собора никто не будет, но, учитывая, что впервые эта идея была высказана еще в 20-х годах прошлого века и так до сих пор реально православные Церкви не приблизились к проведению такого Собора, говорить о том, что это перспектива ближайших нескольких лет, пока что не приходится. Сейчас наиболее важным достижением активизации разговоров о предстоящем Соборе является как раз проведение этих Всеправославных совещаний, которые еще до Собора фактически предрешают те постановления, которые этот Собор мог бы принять. То есть, если этот Собор состоится то, скорее всего, это будет не событие, которое привнесет что-то новое и неожиданное в жизнь православной Церкви, а просто торжественное утверждение того, что было достигнуто на предсоборных совещаниях. И если на предсоборных совещаниях не удастся прийти к согласию по всем спорным вопросам, то и Собор будет отодвигаться все дальше и дальше.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования