Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Глава Информационно-издательского управления УПЦ КП епископ ЕВСТРАТИЙ (ЗОРЯ): "Сделка по передаче Никольского храма в пользование УПЦ МП была совершена втайне от общины. Районная рада, которая принимала решение, была введена в заблуждение"


"Портал–Credo.Ru": Чем вызвано такое агрессивное поведение членов УПЦ МП, захвативших Никольскую церковь в Киеве? Ведь подобных инцидентов в Украине давно, насколько мне известно, не наблюдалось?

Епископ Евстратий: Мотивов несколько. Первый мотив – личный. Глава общины УПЦ МП, которая тайно оформила на себя право использования недостроенного Никольского храма, вступив в сговор с районной администрацией, - священник Роман Барановский. Этот священник имеет славу человека, который собирает вокруг себя последователей и фактически руководит ими как лидер внутрицерковной "секты". Это люди, если и не во всем, то во многом имеют настроения, схожие с настроениями крайне правых православных в России, олицетворением которых стал в последнее время епископ Диомид. У нас возникают подозрения, что этот храм Роман Барановский, будучи одновременно настоятелем другого храма, пытается заполучить в свое распоряжение именно с целью быть фактически независимым от Киевской митрополии. В случае, если на него будут наложены какие-то канонические прещения за его деятельность, то он сможет существовать и вне канонических рамок Киевской митрополии. То, что к своей деятельности в Украине он подключил крайне правые, шовинистические, пророссийские организации, только это подтверждает.

Следующая причина: мы подозреваем коррупционные мотивы этой сделки. Храм строился как храм Киевского патриархата, место для него и крест освящались Патриархом УПЦ КП, рядом с 2003 года стоит деревянная часовня, освященная Святейшим Патриархом Филаретом, и в ней регулярно совершаются богослужения именно нашей общиной. Но когда в районе сменилась власть и в 2006 году пришел новый глава района, он, возможно, решил каким-то образом заработать на этом храме, потому что сумма, выставленная за этот храм и объявленная благотворительным взносом в 5 400 000 гривен, что по тогдашнему курсу составляет более миллиона долларов, якобы, покрывает расходы на строительство этого храма. Возможно, что там есть какой-то интерес именно самого главы района, потому что сделка по передаче Никольского храма в пользование УПЦ МП была совершена втайне от общины, и Районная рада, которая принимала решение о передаче храма в пользование УПЦ МП, была введена в заблуждение – ей перед принятием решения была сообщена только информация о том, что некий благотворительный фонд желает внести взнос на достройку храма и на реконструкцию детского садика. То, что этот фонд представляет интересы Московского патриархата и таким образом потенциально готовится межконфессиональный конфликт, депутатам никто не сообщил. Таким образом, они принимали решение, исходя из неполной и недостоверной информации.

Третий момент, который, мне кажется, тоже имеет место, это то, что в последнее время активизировалась антиукраинская пропаганда в российских и пророссийских СМИ - и пропаганда против Киевского патриархата как часть антиукраинской пропаганды. По надуманным поводам через СМИ, в первую очередь, через интернет-издания и телевидение, пытаются дискредитировать Украину, обобщая единичные случаи в некую повсеместную практику – то, что произошло в Киеве, возводят в ранг чуть ли не повсеместных гонений на УПЦ МП, что совершенно не соответствует действительности. На самом деле, по статистке зарегистрированных религиозных общин, которая далеко не объективна, Московский патриархат по числу приходов всего в три раза больше, чем Киевский, несмотря на то, что при предыдущей власти – при Кучме – Московскому патриархату передавалось в пять-семь раз больше храмов, чем Киевскому. К концу правления Кучмы не переданными УПЦ МП остались только те храмы, с передачей которых возникали серьезные сложности. Все, что можно было достаточно легко передать – было передано, в основном, Московскому патриархату. И в этом мы видим явную несправедливость.

Поэтому если кто-то говорит, что в Украине происходят гонения на УПЦ МП, то это далеко не так. На самом деле УПЦ МП пользуется в Украине даже бóльшими правами и возможностями, чем РПЦ МП в России. По крайней мере, в Украине давно преподаются "Основы христианской этики", чего нет в России. А УПЦ МП позволяет себе совершенно без всяких последствий критиковать государственную власть, ее решения на всех уровнях, что в России совершенно невозможно себе даже представить.

Возвращаясь к вопросу об антиукраинской пропаганде в российских СМИ, мы отметили, что в воскресенье, 22 февраля, многие медиаресурсы стали активно раскручивать этот конфликт в информационном поле, а уже на следующий день, 23 февраля, который в России тоже нерабочий, собрали у посольства Украины в Москве пикеты представителей организации "Местные", которые, я уверен, никакого понятия не имеют о том, что происходит в Украине и, возможно, и в Киеве-то никогда не бывали. Если говорить о паритете прав, то православные украинцы в России фактически абсолютно бесправны, в то время как УПЦ МП в Украине пользуется громадными правами и возможностями.

– А Вы не связываете этот инцидент с предполагаемым визитом в Украину новопоставленного Патриарха Кирилла?

– Вполне возможно, что эти события имеют информационную связь. Возможно, к предплагаемому визиту Патриарха Кирилла готовится информационное поле, как это делалось при подготовке визита Патриарха Алексия II в июле прошлого года, чтобы показать, что Украина – чуть ли не поле боевых действий, и Патриарх Кирилл в качестве победоносного генерала собирается в Украину отстаивать интересы русского православия, что на самом деле далеко не так.

– Кто сейчас физически владеет этим недостроенным храмом?

– Храм сейчас закрыт и опечатан. Он находится под наблюдением правоохранительных органов, и вопрос пока остается открытым. Должно последовать какое-либо решение о его принадлежности.

– На какую общину был оформлен земельный участок, на котором происходит строительство Никольского храма?

– Владельцем земельного участка является территориальная община города Киева, т.е. это муниципальная земля, а так как храм строился в первую очередь как мемориальный памятник жертвам Чернобыльской катастрофы, – это муниципальное строительство, в которое вкладывались деньги и городского, и районного бюджетов. И поскольку он не достроен, то по украинскому законодательству земля и само строение не могут быть оформлены в чью либо собственность, кроме собственности Шевченковского района. Какая бы община там ни совершала богослужения, и храм, и земля, на которой он стоит, и сейчас, и когда храм будет достроен, будет принадлежать Шевченковскому району города Киева. Речь идет не о праве собственности на храм или землю, а о праве пользования этим строением. И именно это право оспаривается общиной Московского патриархата.

Никакого отношения на протяжении многих лет с тех пор, как началось строительство  Никольского храма в 1995 году, община Московского патриархата к этому храму не имела, никакой заинтересованности не высказывала. Тем более, что в нескольких кварталах от этого места в том же районе существуют две церкви Московского патриархата. Если идти в одну сторону – это Макарьевская церковь, а в другую – исторический Святокирилловский храм домонгольского периода. И ни одного храма Киевского патриархата, кроме Никольского, в этом районе нет.

– В российских СМИ были сведения, что в попытке вернуть храм в пользование Киевскому патриархату принимали участие боевики УНА-УНСО. Насколько это соответствует действительности и насколько вообще Киевский патриархат связан с УНА-УНСО?

– Боевиков УНА-УНСО как таковых там не было. Как раз со стороны Московского патриархата были люди, которых можно назвать боевиками. А то, что там были люди с патриотическими украинскими политическими убеждениями, – это да. Но они выступали не как представители своих политических или общественных организаций, а как прихожане и сторонники Киевского патриархата. Боевики – это те, кто совершает насильственные действия, а никаких насильственных действий они не совершали – никакого основания называть их боевиками нет. Они действовали в рамках закона. А вот настоятель общины Московского патриархата прямо угрожал, говоря: "А вы не боитесь, что в какое-то утро вы придете, а вашей часовни здесь не будет?"

– В российскийх СМИ прошла информация, что сторонники Киевского патриархата пытались проникнуть в храм, сделав какой то пролом в стене. Насколько это соответствует действительности?

– Дело в том, что строительство еще не закончено и один из входов был прикрыт гипсокартонной плитой. Эту плиту сняли, и сторонники УПЦ КП вошли в храм через этот вход. У нас есть видеозапись всех этих событий. Никто никакой стены, ни дверей, ни окон не проламывал. Никакого физического вреда строению нанесено не было.

– А те, кто принадлежит к партии УНА-УНСО и принимал участие в инциденте, – они прихожане этого прихода или просто сторонники УПЦ КП?

– Я не могу сказать обо всех, что они прихожане, но некоторые из них действительно принадлежат к этому приходу и они обратились к свои единомышленникам и друзьям за помощью.

– Можно ли этих людей назвать представителями УНА-УНСО?

– Если там и были представители УНА-УНСО, то это очень небольшая часть – главным образом, там были представители других патриотических организаций.

– Каких?

– Насколько мне известно, это "Братство во имя Апостола Андрея Первозванного", политическая партия "Конгресс украинских националистов", представители одного из ответвлений украинского казачества, в том числе и представители УНА-УНСО.

– А каковы вообще связи Киевского патриархата с УНА-УНСО?

– За последние более чем десять лет каких-то особых связей у нас не было. В свое время эта организация была достаточно активной, но приблизительно после 1996-97 годов вследствие действия разнообразных провокаторов она распалась на несколько отдельных частей. Сейчас какого-то особого политического веса УНА-УНСО не имеет. Несмотря на это, этот бренд используют как пугало, и для того, чтобы искусственно привязывать его к какой-то политической действительности. Более того, некоторые из ответвлений этой организации могут использоваться с провокационной целью. На камеры российских телеканалов устраивается факельное шествие с использованием похожей на фашистскую символикой и т.д. Достаточно сказать, например, что один из бывших лидеров УНА-УНСО Дмитрий Корчинский в свое время принес покаяние перед митрополитом, а ныне Патриархом Кириллом, и им был лично крещен, и одно время даже принимал активное участие в деятельности движения "Наши", выступая с лекциями в лагере на озере Селигер. Насколько бренд УНА-УНСО действительно является реальной силой, а насколько он превращен в пугало в российских СМИ,  судить объективно может каждый.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования